«Возможны возгорания и даже взрывы»: Что делают, чтобы свалка Астаны не стала бедствием (ФОТО)

 +7 (7172) 308 571

Написать нам
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
11.07.2017 в 09:21

«Возможны возгорания и даже взрывы»: Что делают, чтобы свалка Астаны не стала бедствием (ФОТО)

<span class="kluch">«Возможны возгорания и даже взрывы»</span>: Что делают, чтобы свалка Астаны не стала бедствием (ФОТО) фото: NewTimes.kz

Руководитель отдела управления отходами и зеленой экономики Астаны Мирас Гайсин рассказал ИА «NewTimes.kz» о столичной свалке, переработке отходов и новых технологиях на мусорном полигоне.

По словам Гайсина, сейчас территория Астаны поделена на 24 участка, на них - 1842 контейнерные площадки. Горожане бросают мусор в 9227 контейнеров, ежедневно из столицы вывозится около 1000 тонн отходов, для этого задействовано более 70 единиц спецтехники. 

― Все отходы вывозятся на построенный в 2012 году мусороперерабатывающий комплекс. Там отходы подвергаются сортировке и брикетированию. Глубина сортировки составляет 10%. 90% отходов брикетируется и вывозится на полигон для захоронения.

Что представляет из себя этот полигон?

― Это не обычный полигон. Специально рыли котлован, потом в нем расстилали специальный материал - бентолок – это противофильтрационный слой, который не пропускает жидкость при разложении отходов. Под землей могут быть грунтовые воды, жидкость не попадет в них.

Кроме того, котлован оборудован трубами. То есть слой мусора положили, рекультивировали и трубы поставили. Они нужны для вывода в атмосферу углекислого газа, который образуется в процессе гниения отходов. Если газ не выбрасывать, внутри могут быть возгорания и даже взрывы.

В Астане это единственный официальный полигон для отходов. Он соответствует европейским стандартам, а также экологическим и санитарным требованиям Республики Казахстан.

Сам полигон состоит из двух ячеек.

Первая ячейка эксплуатируется с 2006 года, объем накопившихся в ней отходов составляет 3,5 млн тонн ТБО – это 95% наполняемости. По проекту срок действия ячейки истекает в 2017 году. И до конца этого года мы закроем эту ячейку.

Сейчас строится вторая ячейка, она находится рядом с первой, ее площадь – 20 га. Строительно-монтажные работы уже завершены, мы планируем ввести ее в эксплуатацию в третьем квартале 2017 года.

Значит, к 2018 году первую ячейку законсервируют?

― Все сложнее. Свалка находится не в собственности акимата, а в собственности АО «Астанагоркомхоз», которое сейчас находится в состоянии ликвидации. И полигон является залоговым имуществом. Если предприятие объявит о банкротстве, то полигон выставят на аукцион. То есть это долгий процесс, пока эта процедура будет идти, консервация не произойдет. Но, думаю, рекультивация произойдет к 2019-2020 годам.

А как долго еще может функционировать действующая свалка?

― По проектно-сметной документации, которую мы разработали, мощность ячейки площадью 20 га - 5-7 лет. Но сейчас по поручению главы государства столичным акиматом разрабатывается программа по управлению отходами. Она предусматривает увеличение глубины переработки мусора до 75% к 2019 году. В этом случае захоронению будет подлежать всего 25% отходов. Таким образом, мы сможем увеличить срок службы эксплуатации полигона с 7 до 20-25 лет.

Как именно это предполагается осуществить?

― Программа предусматривает создание в Астане единого оператора по сбору, вывозу, переработке и захоронению отходов, а также внедрение системы раздельного сбора отходов в местах их образования. Для этого планируется пропагандировать экологическую ответственность, формируя сознание граждан, начиная с дошкольного возраста.

До 2006 года мы использовали только одну ячейку, мусор вывозился на полигон площадью 24 га, он эксплуатировался с 1976 года. На этом полигоне было накоплено более 13 млн тонн мусора. На этой старой ячейке мы провели процесс рекультивации, сейчас там просто полянка.

Какой вред экологии наносят переполненные мусорные ячейки?

― Выбросы в атмосферу вредных веществ есть, парниковые газы улетучиваются, это нехорошо. Но сейчас мы рассматриваем возможность внедрения на полигоне установки, которая будет улавливать весь газ, направлять его в накопитель, а потом через генератор производить электроэнергию. То есть речь идет о технологии, которая позволит перерабатывать свалочный газ в тепло- и электроэнергию. По опыту Риги мы хотим вблизи полигона установить теплицы и в них направлять произведенную теплоэнергию, будем выращивать цветы и помидоры. В Риге это уже делают.

В какую сумму обойдутся городу эти технологии?

― Про финансы я сказать не могу. Потому что мы определяем стратегию, цели и задачи. Другими словами, в каком направлении двигаться Астане, чтобы достичь положительных результатов. Как это будет реализовано – лучшая технология будет определена в последующем, тогда и по цене станет ясно.

Что представляет из себя переработка мусора на специальном комплексе?

― Это извлечение вторичного сырья. 10% извлекают. Это пластик, бумага, металлы, стекло, текстиль и дерево. Но то, что извлекается, не перерабатывается на нашем заводе, а продается туда, где есть спрос: по Казахстану, России и Китаю.

Эту программу мы разрабатывали с международной компанией. Был проведен анализ имеющихся в различных странах технологий. Это и сжигание, и газификация. Но мы пришли к выводу, что в Астане необходимо применять технологию извлечения вторичного сырья и его переработки.

Некоторые страны использую технологию сжигания и производства электроэнергии. И мы можем делать это, но зачем. В отходах очень много ценных компонентов, их можно извлекать, перерабатывать и повторно производить продукцию.

А есть инвесторы, желающие выкупить свалку Астаны?

― В инвестиционном форуме, который мы проводили, участвовало более 1200 зарубежных инвестиционных компаний, из них около 70 изъявили желание участвовать в модернизации системы управления отходами города Астаны. В основном предлагали  технологии по переработке отходов.

Почему тогда не нашли инвестора?

― Они хотели построить свой завод. Хотели, чтобы столичные власти отдали им обслуживать весь город, чтобы все потоки отходов поступали на этот завод. При этом завод обязуется переработать уже имеющуюся свалку. Но эти заводы в основном мусоросжигающие. Их технология очень дорогая и причиняет ущерб экологии. Например, в Москве в 2004 году построили 3 завода, но в 2008 году их закрыли, из-за выбросов Москва стала задыхаться. Собственники заводов перестали менять фильтры, а фильтры должны меняться каждые 2 года, но стоят они до 40% от стоимости всего проекта. Конечно, это было очень интересное предложение, но есть другие технологии.

Амина Курмангазиева, фото Асылхан Саменбетов


Редакция

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. При цитировании информации гиперссылка на ИА «NewTimes.kz» обязательна. Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2012-2017, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

Яндекс.Метрика