+7 (7172) 308 571

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
01.02.2018 в 10:54
  • Эксклюзив

«Каждый день боишься, проснется завтра ребенок или нет»: Астанчанка рассказала душераздирающую историю болезни 3-летнего сына (ФОТО, ВИДЕО)

«Каждый день боишься, проснется завтра ребенок или нет»: Астанчанка рассказала душераздирающую историю болезни 3-летнего сына (ФОТО, ВИДЕО) Фото: ИА «NewTimes.kz»

Маленькому Альарназу Абдикариму всего три года, а ему уже приходится переносить то, что выдержит не каждый взрослый. Как рассказала корреспонденту ИА «NewTimes.kz» мама мальчика Гулайым, у ее сына рак и сейчас она пытается собрать деньги на лечение в Южной Корее, так как боятся, что в Астане ребенок просто погибнет.

Семья Абдикарим снимает небольшую квартирку с кухонькой и одним большим окном. У них четверо детей — три девочки и долгожданный мальчик.

«У нас своего ничего нет. Родственников богатых нет. Одна дочь в пятом классе, другая — во втором, третьей пять лет, а самому маленькому Альарназу — три года», — рассказала Гулайым.

По ее словам, болезнь сына обнаружилась около восьми месяцев назад, причем каких-то явных ее признаков не было. Ребенок играл во дворе, бегал, хулиганил.

«По нему нельзя было сказать, что он чем-то болеет. Обычный мальчик. Не было каких-то характерных признаков, о которых все говорят: он не мочился кровью, не перестал кушать. А в мае, когда мы уложили сына спать, муж заметил какой-то «поплавок» на животе, который то появлялся, то исчезал. Мы даже тогда не подумали, что это может быть онкология. Утром повезли Альарназа в поликлинику, попросили сделать УЗИ. Тут один врач в кабинет зашел, второй. Я уже стала волноваться. Сказали киста. Я из кабинета вышла, первую страницу заключения прочитала, переворачиваю на вторую, а там: «Опухоль Вильмса». Я же тогда понятия не имела, что это такое. Мне же сказали, что это киста. Пошла к педиатру, того нет. Потом мне говорят: к хирургу сходите, а у того рабочий день заканчивается. Он на УЗИ смотрит и сразу посылает нас в городскую детскую больницу. Я у него спрашиваю: «Вы объясните, скажите что-нибудь!», а он отвечает: «Нет, лучше пусть в больнице вам скажут, но сначала перепроверят». Я выхожу из кабинета, опускаюсь на лавочку, вбиваю по интернету: «Опухоль Вильмса», а там написано — рак…», — с надрывом говорит женщина.

С катящимися по лицу слезами несчастная женщина рассказала нам, как повезла ребенка в больницу, как им сделали там повторное УЗИ и как врачи объявили, что у ее сына нефробластома.

«На следующий день моему ребенку сделали МРТ под наркозом, потом пришел онколог… В итоге нас перевели в центр материнства и детства. И с мая по август нас оттуда не выпускали. С 1 июня началась химиотерапия. Оказалось, что опухоль Вильмса и нефробластома — это одно и то же. Если честно, я не читала об этом ничего. Не хотела заниматься самовнушением», — сообщила женщина.

До операции ее сын прошел шесть курсов химии, после чего его прооперировали.

«Я просила врача сохранить почку… Когда его забрали в операционную, я не могла найти себе места. Потом вышла из больниц и пошла в мечеть, там же совсем рядом. Врач удалил сыну почку, так как она вся была поражена. Через две недели сказали, что нужно делать лучевую терапию, обжигать лучом то место, но проблема была в том, что ее назначают детям от трех лет. Я вначале подумала, что сыну ее делать нельзя, ему ведь нет трех… Но потом переговорила с мамочкой, у ребенка которой случился рецидив, и решилась. В Астане нет детского анестезиолога, поэтому нам сказали ехать в Алматы. Эту процедуру нужно делать под наркозом, потому что сын маленький, не может лежать неподвижно, поэтому может получить ожог. В итоге нас выписали, а на следующий день нам уже нужно было быть в Алматы, чтобы начать лечение. Вот это было непонятно. Как успеть? Куда бежать? Денег нет. Спасибо соседям, они собрали для нас на билеты 93 тыс тенге. Мы сразу же помчались в аэропорт, а там остался один билет, и началась пересменка. Я стала умолять их продать билет. Ребята молодцы, подождали. Так мы оказались в Алматы. Там мне понравилось, врачи у них с 25-30-летним стажем. А у нас посмотришь — онколог, стаж 1-2 года. Там мы начали лечение получать на следующий же день после прилета, а в Астане люди по две недели лежат в отделении, готовятся к терапии. После того, как сыну сделали шесть раз лучевую терапию, мы вернулись в Астану, и легли на послеоперационную химиотерапию. Аж 12 курсов назначили, причем проходить их нужно было каждый 21-й день», — сетует мама трехлетнего Альарназа.

Она уверена, что с детской онкологией в Казахстане очень тяжело. Очень много болеющих детей.

«Я до заболевания сына даже не думала, что такой ребенок может болеть. А когда сама увидела… Оказывается, когда тебя не касается, не понимаешь. В Казахстане даже нет анализа на генетику, у нас нельзя определить метастазы, нельзя узнать, повторять заново химию или нет. Много чего в Казахстане нет. Министерство здравоохранения мне на письмо ответило буквально, что квоты на лечение дать не могут, и если хотите, отправляйте за границу, лечите собственными силами. Вот из-за этого я написала в Корею, выслала все анализы, снимки. Нам выставили счет на $17 тыс, но сказали приезжать с тридцатью тысячами, потому что питание, проживание, анализы — все платное. Тогда я открыла страничку в Instagram и Facebook. В Казахстане, оказывается, мы дешево живем. А еще в Корее почти нет молочных продуктов. Когда у сына химия, у него нет аппетита, он почти не ест. А если ест, то еда долго не задерживается, его все время рвет. Сразу падают все показатели. Спасает только бутылочка с кефиром. Нам сказали, что в Корее есть русские районы, там есть наши традиционные продукты, но стоят они в разы дороже. Начали все это считать… Сбор мы открыли 26 сентября, собрали на данный момент $16 тыс, до марта нам надо собрать оставшуюся сумму, так как в это время у нас будет последняя химия. Но это зависит от состояния сына и его анализов. Если я 5 месяцев собирала полсуммы, как я за 1,5 месяца соберу остаток?» — сокрушается женщина.

Гулайым считает, что в Казахстане, к сожалению, все решают связи и влиятельные люди.

«Но где же мне найти такого человека, который бы помог моему ребенку? Скольких детей мы ежедневно теряем… Но государство об этом не думает. Оно старается, но не получается. Наши пытаются… Но спасти ребенка здесь невозможно. Мальчик из России послал нам 9 рублей, вчера написал мне: «Простите за маленькую сумму». Но дня нас это не маленькая сумма. Для нас это еще один шаг. Никому ведь не хочется терять ребенка. Каждый день боишься, проснется завтра ребенок или нет», — дрожащим голосом заключила женщина.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать, перепечатывать и распространять на любых ресурсах материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Нажмите "Нравится", чтобы читать NewTimes в Facebook

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика