×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 186

+7 (7172) 79 78 20

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
12.01.2016 в 10:19

Геополитический хаос угрожает Казахстану — Д.Сатпаев

Почему многие западные советологи не могли предсказать развал Советского Союза? Почему большинство экономистов, за редким исключением, не могли предвидеть финансово-экономический кризис? Кто мог ожидать, что самосожжение молодого парня в Тунисе спровоцирует «арабскую весну», которая приведет к геополитической перекройке целого региона? Всегда ли а+b=c? А может а+b=d или cd, которые, в свою очередь, будут влиять на а и b?

Может быть, все это связано с тем, что существует особая категория непредсказуемых (побочных) рисков, которые тяжело предвидеть, но они могут определять ход истории? Кстати, ливанский математик и трейдер Нассим Николас Талеб как-то высказал интересную мысль о том, что «прошлое не позволяет предсказывать будущее. А значит, все возможно и ничего не исключено».

Самое интересное то, что по Нассиму Талебу прогнозирование – занятие бессмысленное, так как все равно случится что-то непредсказуемое. Ссылка делается на то, что в условиях сложной системы мы не знаем причинно-следственных цепочек. Но этот тезис не исключает моделирование ситуаций с учетом всех вероятных и маловероятных рисков. По его мнению: «Отсутствие доказательств ошибочно принимается за доказательство отсутствия».

В конечном счете, Нассим Николас Талеб лишь интерпретировал небезызвестную модель «эффекта бабочки», которое обозначает свойство некоторых хаотических систем, когда незначительное влияние на систему может иметь значительные и непредсказуемые последствия в другом месте и в другое время.

Например, развал Советского Союза не только разрушил биполярную систему, но и привел к многочисленным последствиям разного характера в различных регионах мира. Такой же эффект имела и «арабская весна», одним из порождений которой бы не только «тунисский квартет национального диалога», который в прошлом году получил Нобелевскую премию мира за вклад в стабильность и демократическое развитие Туниса после смены власти, но и все тот же ИГИЛ (ДАИШ). Последний, кстати, является не простой реинкарнацией «Аль-Каиды», а новой формой эволюции международного террористического интернационала возникшего в пекле геополитического хаоса регионального масштаба на Ближнем Востоке.

Все это говорит о том, что национальная безопасность Казахстана зависит не только от явных реальных угроз, но также от большого количества малопредсказуемых рисков, которые способны нанести серьезный удар по этой безопасности. Мы уже давно вошли в период временного геополитического хаоса, когда старые игроки уже не могут полностью контролировать ситуацию, даже в рамках модели «контролируемой напряженности».

А из потенциальных гегемонов пока никто не готов взять на себя роль нового центра силы. Слишком это хлопотно и дорого. Нет никакой мифической мировой теории заговора, особенно, когда одного или двух глобальных Наполеонов пытается сменить куча маленьких, но амбициозных региональных наполеончиков, чьи действия часто непредсказуемы, как, впрочем, и последствия этих действий. Наступили «темные времена» новой геополитической феодальной раздробленности с ее охотой на ведьм, идеологической инквизицией и деления мира на «своих» и «чужих».

В этих условиях, многовекторная политика Казахстана, которая базируется на принципах равноправия и прагматизма, вступает в противоречие с внешней политикой многочисленных государств, которые пытаются навязать свои правила игры. Тем более что передел влияния на постсоветском пространстве уже переходит в более активную фазу.

И сейчас этот передел идет с участием четырех стран: США, Китай, Россия и Турция. При этом каждое из этих государств выстраивает свою внешнюю политика на принципах экспансии (военной, экономической, информационной и т.д.). В этом нет ничего удивительного, так как все эти игроки либо считают себя сверхдержавами, либо страдают комплексами бывшей сверхдержавы (как Россия), либо претендуют на статус будущих держав регионального (Турция) или глобального (Китай) плана. Например, события в Украине, расширение ЕАЭС, а также увеличение активности Китая, судя по всему, заставили Вашингтон забеспокоиться по поводу ослабления своих позиций на постсоветском пространстве.

Это хорошо показал недавний визит госсекретаря США Джона Керри в Центральную Азию. При этом уже сейчас в экономическом плане Пекин фактически превращается в ключевого игрока нашего региона, активно лоббируя свой проект «Экономический пояс Шелковый путь», который, кстати, Китай и Казахстан решили объединить с казахстанской программой развития «Нурлы Жол». Что касается России и Турции, то они пытаются закрепить за собой статус субрегиональных держав. Россия это делает через ОДКБ и ЕАЭС, в то время как Анкара лоббирует ускорение объединения тюркоязычного мира.

И главная проблема Казахстана, как было отмечено выше, заключается в том, что, рано или поздно, наша многовекторная идеология вступит в конфронтацию с этими конкурирующими моделями, каждая из которых будет тянуть одеяло на себя, деля мир на «своих» и «чужих».

Эти тренды уже наблюдаются в отношениях между Россией и Казахстаном, которые на дипломатическом уровне пока еще сохраняют status quo, а в перспективе могут закончиться серьезными трениями. Вся проблема в том, что при В.Путине, Россия сделала ставку на ретроспективный патриотизм, который базируется на интересной смеси советской символики и досоветских ценностей («православие, самодержавие, народность»).

Как показала практика, этот инструмент мобилизации российского общества, хоть и порождает всплеск ура-патриотических настроений, но он работает только при условии постоянного поиска внешних и внутренних врагов. Образно говоря, «дракон» может вас защищать, но и его надо регулярно кормить «мясом».

Кстати, можно согласиться с тем, что В.Путин чем-то напоминает того же турецкого президента Р.Эрдогана, который пытался мобилизовать турецкое общество на аналогичных принципах смешивания различных идеологических концепций (пантюркизм, кемализм, панисламизм). Что касается США, то это государство уже внесло немалый вклад в деление мира на «друзей» и «врагов». В конечном счете, «Империя зла» от Р.Рейгана или «Ось зла» Дж.Буша-старшего, это лишь самые известные геополитические клише Штатов.

Ясно лишь одно. «Холодная война» не закончилась. Она просто трансформировалась в новые формы недоверия и противостояния в политической, экономической, религиозной, межэтнической и прочих сферах. С момента распада биполярной системы, мир не стал безопасным.

Это приводит не только к сохранению старых региональных очагов напряжения, но к появлению новых зон нестабильности, как это сейчас хорошо видно в Украине или в Сирии. Более того стали появляться новые антисистемные игроки в лице международных террористических организаций, которые бросают вызов многим странам мира. 

В любом случае, с момента распада СССР, «дипломатия канонерок» и «политика реванша» никуда не исчезла. При этом, несмотря на заявления о равноправии и партнерстве, в современном мире усиливается экономическая конкуренция за место под солнцем, которая превращает одни государства в лидеров, а других в аутсайдеров. И мало кто из упомянутых игроков хотел бы видеть Казахстан в первой группе. Как говорится: «Ничего личного, это всего лишь бизнес». Ведь место под солнцем на всех не хватит.

Досым Сатпаев – кандидат политических наук, директор «Группы оценки рисков»


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 797820
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика