×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 19817

+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
14.03.2017 в 13:43

«Нам советуют уехать из Казахстана»: Супруга Юрия Пака рассказала о жизни одним днем  

За расставаньем будет встреча… это знаменитое стихотворение Юрий прочел Ольге на одном из «свиданий». Она открыто рассказывает на своей странице обо всем, что происходит теперь в их жизни. Ведь освобождения карагандинского учителя из тюрьмы уже ждут тысячи людей по всей стране. Этот виртуальный монолог Ольги о настоящем человеке как спасение для казахстанских душ. Мы учимся у этой сильной женщины любить, а у Юрия - жить по совести. Сегодня в материале ИА «NewTimes.kz» - рассказ Ольги Пак, полный мудрости, любви и надежд.

О призвании Юрия быть учителем

Одна из главных характеристик Юры – забота. Я даже не знаю, для мужчины - это больше правило или исключение? Для него важна семья, он всегда говорит, что это для него - самое дорогое. Он очень любит детей. У него и мама такая была. Юра же рос без отца, и после школы у него начались трудности в обучении. А его мама решила, что все проблемы шли из начальной школы. Она же была филологом, но работала сначала не по своей специальности. В итоге, она вернулась в школу, была очень известным педагогом в Караганде. Юрина мама тогда осознала, что где-то упустила своего сына, и решила так помочь другим детям, вот и вложилась в работу. Юра, будучи старшеклассником, приходил к ним на переменах, играл. И когда все случилось, ученики Юриной мамы стали писать слова сочувствия и поддержки. Кстати, когда у Юры появились мы, его семья, он работал в частном бизнесе, а потом все равно вернулся в школу. Наверно, было предопределено, что Юра будет работать с детьми.

О влиянии тюрьмы

Юра стал мягче и мудрее за 5 месяцев, которые он уже провел в тюрьме. Было логично предположить, что такая ситуация вызовет ожесточение и закрытость, но он стал спокойнее. Я не слышала от него жестоких или жестких слов в адрес тех людей, которые участвовали в этой ситуации, тем более, что некоторых он знает лично. Эта ситуация будто сделала его лучше. Юра человек вспыльчивый по своей натуре, но теперь он совершенно спокойный и гармоничный. Сейчас, когда я начинаю нервничать из-за определенных событий, он сам говорит: «Оль, успокойся, это не стоит переживаний».

Об отношении тюремного мира к Юрию

С самого начала к Юре все относились хорошо. Как и те, кто их охраняет, так и те, кто сами осуждены. И это удивительно. Он рассказывал, что очень много молодых ребят сидит. Говорил, что у многих из них – несчастные, неблагополучные семьи. К нему там прислушиваются, он же замечательный рассказчик. И они бывают шокированы тем миром, о котором им повествует Юра. Один человек его даже отвел в сторону и спросил: «А как научиться жить такой жизнью, которой ты живешь? Расскажи, как начать все с начала?» Для Юры это тоже большая поддержка.

О выборе и совести

Юра прекрасно понимает, что это за ситуация. С самого начала у него был сложный выбор: он мог взять на себя вину и выйти на свободу. Сколько шло следствие – почти год длилось это – он решал мысленно, что делать. Для него эта ситуация в первую очередь вопрос совести и того, что значит быть мужчиной. Юра это решение для себя принял в соответствии со своей совестью. А эти люди тоже свой выбор сделали, хотя прекрасно знали, что он невиновен. И мы смотрим на это так. Внешняя сторона выглядит иначе: беззаконие, система и тому подобное. Если так смотреть на ситуацию, то можно впасть в отчаяние.

О детях

Наша ситуация отличается тем, что с самого начала мы получаем огромную поддержку. Была ситуация, когда наш сын вышел в магазин, а к нему подошел мужчина и сказал: «Даниил, держись, мы верим, что ваш отец невиновен». Сыну 14, ему немного проще, он скучает, но легче реагирует. А дочери 18, и ей тяжело. Она не все осознает, хоть ум правильно все понимает. Старается она работать над собой, хотя я слышала от нее и жестокие слова. Например, когда к ней подходили и говорили, что «ваш папа для нас – пример», она возвращалась домой и плакала. Говорила: «Мне очень больно слышать эти слова. Почему мы должны платить такую цену, чтобы быть для кого-то примером?» Я стараюсь больше с ней беседовать, у нас всегда была такая особенность в семье – обсуждать и разговаривать. Я при этом все равно вижу, что ей больно. Когда только начинаем говорить о нем, все заканчивается слезами и истерикой. Я при этом говорю ей: «Тебе больно? Это нормально! Неважно даже, верующая ты или нет, но так и должно быть». Когда говорят: «Папа же жив, он не умер», для нее это жестокие слова. Она говорит, мол, я сейчас в нем нуждаюсь, и почему, когда он больше всего нужен, его рядом нет? Сейчас она решила взять для себя некий внутренний тайм-аут. Сказала: «Если я начну задавать много вопросов, боюсь прийти к неправильным выводам». Я так понимаю, что у нее просто все силы уходят на то, чтобы побороть свою боль.

О государственной системе

Я читала книгу Кафки «Процесс», где описывается ситуация, происходящая в Европе очень давно, но совпадающая с нашей один в один. Дело не в Казахстане и не в государственной системе. Система - слишком огромная машина, она неповоротлива, она не связана с людьми в обществе. Я стараюсь к ней никак не относиться. Я не считаю, что я борюсь с системой. Я стараюсь отделять этих людей от их должностей. Когда шли суды, я думала о книге «Мастер и Маргарита». Там описана линия с Понтий Пилатом. То есть основная трагедия его в том, что он выносит приговор невиновному человеку. Он же как политик понимал, что разумно пойти на встречу тем, кто добивался смертной казни Иешуа. Он поступил от разума и логично, как госдеятель. Но сложность в том, что он не просто политик, а человек. Он пытался что-то сделать, конечно, для спасения ситуации, но решение в итоге он принимал. И я смотрю на нашу ситуацию так же. Мне жаль этих людей, которые принимали решение и сделали свой выбор. Мне печально все это наблюдать.

Я изучала материалы дела, вчитывалась в каждую букву. И когда я слышу по этому поводу комментарии официальных лиц – это не может не удручать. Но я понимаю, почему они это делают. И ты смотришь на них и понимаешь, что они чьи-то мужья, отцы, может, и не плохие люди. Но в данной ситуации как людей мне их жаль. Что-то же человеческое есть в них еще? А есть еще нюанс: я не связываю этих людей со своей страной. Моя страна – это люди вокруг. И, благодаря ситуации, я увидела, что я живу в хорошей стране среди замечательных людей. А систему не изменить. Главный вопрос для меня в этой ситуации – как сохранить в себе человека? Ведь когда ситуация отчаянная, люди часто пускаются в крайности: самоподжоги, месть, обвинения. Для нас с Юрой было важно не подать плохой пример.

О спасении души

Меня спасает то, что мы верующие люди. Именно это меня держит. У меня есть определенный взгляд, и я понимаю эту ситуацию. Во всем мире происходит борьба добра со злом, и мы не вне, мы в самой борьбе. Но вера творит чудеса. Мама тоже удивляется сейчас тому, что я оказалась сильной. Хотя по натуре я слабая, плаксивая. Мне часто пишут, что за нас молятся, причем вне зависимости от вероисповеданий. Это меня тоже поддерживает. Есть еще момент: на что ты смотришь? Если я буду смотреть только на систему, то можно тогда лечь и умереть. Я стараюсь обращать внимание на что-то другое, и это помогает. Знаете, почему людям бывает плохо? Они начинают жалеть себя. А я сейчас понимаю, например, что Юре сейчас хуже, чем мне. И мне некогда себя жалеть.

О маленьких чудесах

Каждый день происходит по чуду. Кто-то может закинуть мне деньги на баланс. Кто-то звонит и говорит просто доброе слово. Пишут письма, подходят на улице, звонят и говорят добрые слова. И я понимаю, что я не одна. Это серьезная поддержка, которая дарит веру в людей и помогает не опустить руки.

Об амнистии

Я искренне рада тому, что сокращен срок на 5 месяцев и 12 дней. Правильно рассуждают те, кто считают, что это большой срок. Как верно заметил Джохар Утебеков, «один день там – это уже вечность». И сейчас мы надеемся на 73 статью, то есть на замену неотбытого срока штрафом. Это не будет противоречить ни внутренним законам нашей совести, ни закону.

О прощании с Казахстаном

Свою дальнейшую жизнь мы пока не планировали. Тот урок, который я вынесла – нужно жить сегодняшним днем. О переезде мы пока не думаем. Мысли такие звучат, нам это постоянно советуют. Но будет день – будет пища. Как говорила Скарлетт О’Хара, «я подумаю об этом завтра».

Беседовала Екатерина Мостовая


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика