+7 (7172) 30 85 71

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
23.11.2017 в 09:55
Юлия Серегина

Юлия Серегина

  • Эксклюзив

Беременная астанчанка продает единственную куртку, чтобы купить лекарства детям (ФОТО, ВИДЕО)

29-летняя жительница Астаны Ирина Остапчук вместе с матерью и тремя малолетними детьми уже около трех лет ютится в старом прогнившем деревянном вагоне - все их имущество сгорело в крупном пожаре. Женщина рассказала корреспонденту ИА «NewTimes.kz» о своей четвертой беременности, вечной нехватке денег и непутевых мужчинах.

Беременная астанчанка <span class="kluch">продает единственную куртку, чтобы купить лекарства детям</span> (ФОТО, ВИДЕО) Фото: ИА «NewTimes.kz»

Старый деревянный вагончик, ставший пристанищем для семьи погорельцев, стоит прямо напротив пепелища, которое раньше было их домом, маяча перед глазами неуловимым призраком прошлой благополучной жизни.

«Мама у меня предпенсионного возраста, детей трое: Диме - одиннадцать, Артему - семь и Маше - пять. А муж… Муж объелся груш. С ним я не живу лет пять, наверное. Не помогает. Я вас умоляю, какая от него помощь, пьет он и взять с него нечего. За все это время забегал пару раз по пьяни, валялся тут, на коврике. Два последних года я жила с другим мужчиной, так он оказался еще хуже, чем алкаш. На шее сидел, хотел только на диване лежать и хорошо кушать. Пару месяцев назад я не выдержала, сказала: «Забирай свои манатки и уходи». У нас и так есть кого кормить. Сейчас я на шестом месяце беременности, все надеялась, что он поумнеет. Но нет. Ребенок не виноват в том, что родители тугодумы. Хотя я бы не сделала аборт, даже если бы время можно было вернуть назад. Как его можно убить, если уже слышишь сердцебиение?» — вопрошает женщина, а по ее щекам катятся слезы.

Как сообщила нам мама Ирины Алла Вячеславовна, она «ругалась, рыдала, приводила различные доводы в пользу аборта, но все было бесполезно».

«Разве ее переубедишь. Я и с Машей ее отправляла на аборт, деньги давала. Она ушла и пришла. Результат вон, на диване сидит», — уточняет Алла Вячеславовна.

Сейчас семья Остапчук остро нуждается в лекарствах, потому что в ноябре с внезапными недугами слегли одновременно два мальчика.

«Старший пару дней назад ноги промочил, в школу в кроссовках ходил. Ну и пошло обострение, у него с рождения ревматизм ног. Он от боли по ночам кричит: «Отрубите мне ноги». А второй себе ватной палочкой ухо проткнул. В больницу его отвели, все промыли, лекарств понавыписывали на 16 тыс тенге, у соседки пришлось занять. Мы пролечились, во второй раз пошли, врач ему ухо опять промыла и по новой выписала кучу лекарств, а купить их теперь на что? Второй день ребенок лежит с температурой под 40, не знаю, что делать. Пачку парацетамола за ночь выпил и все равно горит. А если нагноение пойдет? Что я буду делать? Вот сейчас куртку свою на продажу выставила, чтобы лекарства ему купить. Отцу ведь их не дозвонишься, денег никогда нет, государство все эти пособия не выплачивает. Работы тоже нет. Недавно подала на получение пособия до 18 лет. Отказали. Я якобы должна встать на учет по безработице, а меня не принимают, говорят: «Зачем вы пришли сюда, шесть месяцев беременности, мы вас не будем ставить на учет». Потом хотела утроиться в местный магазин, а хозяин говорит: «Ну нет, беременная, три месяца поработаете, а потом…» Ну что мне делать? Сидеть и ждать смерти?» — всхлипывает женщина.

Ирина поведала мне трагичную историю о том, как три года назад в феврале у них случился пожар, сгорели дом и все имущество.

«Дом был бабушкин, мы все в нем жили. Пожар из-за печки случился, искры на крышу полетели, начали тлеть. Если бы где-то в комнатах это произошло, мы бы заметили, потушили, а там сразу не хватились. Мы сидели на диване, когда в один момент рухнула крыша… Из пожара мы ничего не спасли, в чем были - в том и бежали. Детей только на снег покидали. Даже переодеться не во что было. Сначала жили в сарае, когда шел дождь, всю ночь напролет могли просидеть под зонтом. Ну сарай весь дырявый. А этот вагончик тут стоял бесхозный, бомжи тут ночевали обычно. Я маме и говорю: «Пойдем туда, там хоть крыша есть». Мы помыли все в нем, стекла вставили, пол чем могли застелили. И тут внезапно объявился сын хозяина этого вагончика, стал выгонять нас. Пока он стоял весь разваленный и разбитый, никому был не нужен, а как заехали, вдруг понадобился.  В итоге приехали к нам из церкви и купили этот вагончик. С тех пор и живем», — уточнила мать троих детей.

По ее совам, после пожара добрые люди привезли им мебель, холодильник, плиту и даже телевизор.

«С весны по ноябрь мы жили без света, вставали в школу утром, тряслись в темноте. Потом люди помогли нам провести свет. Год мы за него платили, но счетчик пломбировать нам не давали, потому что вагон считается движимым имуществом. Летом за свет набегало по 33 тыс. Так разве может быть? Пока я работала, мы еще могли платить, а потом уже нет. Когда мы не смогли дальше оплачивать счета, то перестали за него платить вообще. Периодически к нам приходят и отрезают электричество, но мы всегда кого-нибудь просим, чтобы заново подключили. Иногда приходится отвоевывать столб, выходить вдвоем и не давать отключить. Как же мы без света-то? У нас и плита работает на электричестве, и обогреватель. В таких вагончиках, как наш, раньше возили скот, тут и крыша протекает, и мыши его заели. Печки здесь нет, только обогреватель. Зимой очень холодно, вода в бутылках замерзает, спим в одежде, а ноги вечно ледяные, тут никогда не чувствуешь себя в тепле», — говорит Алла Вячеславовна.

Как рассказала Ирина, они с мамой как могут пытаются поддержать в доме чистоту и уют, но выходит не всегда.

«Ремонт тут делать бесполезно. Обои если кусками поклеим, вода стекает по стенам. Когда дожди или снег тает, то все льется. Пол прогнил полностью, мы настилали на него картон, паласы, линолеум, но сырость все равно идет в дом. Дверь входная у нас в принципе не закрывается, только если тряпку подкладывать. Я ее прикручивала, а то она падала… Я сама все по дому делаю, розетки, если нужно. Хорошо хоть соседка в баню к себе пускает помыться», — поделилась мать троих детей.

Ирина сообщила, что сейчас семья живет на то, что зарабатывает ее мама, помогая соседям с ремонтом и стройкой.

«Я бы лучше голодной была, чем у кого-то что-то просила. Это стыдно и унизительно, я не привыкла выпрашивать… Только ради детей это все», — в расстроенных чувствах говорит Алла Вячеславовна.

Фото и видео Асылхана Саменбетова

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать, перепечатывать и распространять на любых ресурсах материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты.

Видео: https://www.youtube/Newtimes kz

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Добавьте «Newtimes.kz»
в свои избранные источники

Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика