×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 186

+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
20.05.2014 в 11:11

Марат Толибаев, блогер: «Законодательно обязывать владеть казахским языком всех граждан нет необходимости»

С момента приобретения Республикой Казахстан независимости прошло 22 года. С момента принятия закона о языках, гласящего, что «долгом каждого гражданина Республики Казахстан является овладение государственным языком», прошло 16 лет. Что сделано за это время? Стали ли мы больше и лучше говорить на казахском языке? 

Оценки разняться. Одним кажется, что процесс идет хорошими темпами, другие считают, что непростительно медленно. Отсюда и бесконечные споры, порой заходящие в опасную зону межнациональных отношений.

Лично я считаю, что законодательно обязывать владеть казахским языком всех граждан нет необходимости. Вполне допускаю, что в нашей стране могут прожить всю свою жизнь и так и не выучить казахский язык, например, русские, турки, уйгуры, китайцы, да даже сами казахи. 

Хотел бы высказать несколько своих мыслей на этот счет. На мой взгляд, весь процесс государственного управления развитием казахского языка ведется несистемно, я бы даже сказал – хаотично. Нет целей и задач этой работы, нет ключевых показателей результативности (КПР), нет сроков их достижения, нет одного ответственного государственного органа. Отсюда такие непонятные и спорные результаты.

Что я предлагаю?

Во-первых, прежде всего надо оцифровать само понятие «знание казахского языка». Почему все эти годы споры о темпах развития казахского языка не прекращаются? Потому что речь идет о субъективном восприятии одних и тех же явлений различными людьми. То, что одним кажется хорошим развитием языка, другим может показаться недостаточным. Нет объективного измерителя этой неосязаемой материи – языка.

А ведь давно известно, что невозможно оценить то, что невозможно измерить. Поэтому единственный способ привести всех спорящих к единому знаменателю – это попытаться измерить предмет спора (знание казахского языка гражданами Казахстана), а после этого уже объективно оценивать степень его развития. 

Измерить знание языка можно. И это уже давно делается во всем мире. Знание английского языка измеряется с помощью тестов IELTS или TOEFL, испанского – DELE, немецкого – TestDaF, китайского – HSK и т.д. В каждом из этих тестов есть градация в баллах. Поэтому любой человек, пройдя тестирование, может смело заявить: «Я знаю этот язык на 5 баллов». Нам нужно пойти тем же путем. Знание языка необходимо разбить на несколько уровней и каждому уровню дать четкое определение. 

Как только уровни знаний будут отформатированы, их можно измерять. Это значит, прогрессию в изучении языка любого человека можно оценить: перешел он за определенный срок с одного уровня на следующий или нет (подобная система «КазТест» в 2006 году была разработана и в Казахстане, но не получила широкого распространения, скорее всего, потому что не была востребована). А ведь если мы научимся измерять в баллах знание языка одним человеком, то мы легко сможем подсчитать общую статистику и видеть картину в целом по стране. 

Например, если в прошлом году количество людей, владевших казахским языком на 5 уровне, было 1 000 000, а в этом – 1 500 000, то прогресс налицо. Или, например, количество людей, пересдавших тест и повысивших свои знания на один уровень, было 500 000, а в этом – 1 000 000, то это тоже говорит о прогрессии. 

Кроме того измеримые показатели позволят нам четко оценивать эффективность нашей работы. Каждый год государство тратит огромные средства на развитие казахского языка. Как заявил Президент страны в своем ежегодном Послании, только за последние три года было потрачено 10 млрд. тенге. А каков эффект от этих вложений? Я говорю не о количестве платных уроков казахского языка в полупустых классах; не о количестве отпечатанных на казахском языке материалов, которые потом никто не читает, и они оказываются на свалке; не о количестве часов в эфире в ночное время, которые мало кто смотрит и слушает. Я говорю о реальном измеримом КПР, который можно измерить, который нельзя подделать, который не базируется на ощущениях людей. Тест на знание казахского языка является лучшим инструментом в этой оценке. 

Например, кандидатам на поступление на государственную службу должно быть предписано сдавать тестирование на знание казахского языка так же, как они сдают тестирование на знание Конституции и законов; продавцы магазинов должны иметь свидетельство о прохождении тестирования на знание казахского языка так же, как они проходят медицинское обследование, и без медицинской книжки не допускаются к прилавку и т.д. 

Во-вторых, необходимо определить степень проникновения казахского языка в наше общество, то есть очертить круг лиц, которым казахский язык знать обязательно.

Лично я считаю, что законодательно обязывать владеть казахским языком всех граждан нет необходимости. Вполне допускаю, что в нашей стране могут прожить всю свою жизнь и так и не выучить казахский язык, например, русские, турки, уйгуры, китайцы, да даже сами казахи. Например, в США живет множество людей, не владеющих английским языком, проживших всю жизнь в Чайнатауне или в южных испаноговорящих штатах. 
Казахский язык нужно знать обязательно только в тех случаях, когда его незнание ущемляет права других граждан. 
Какие это случаи?

Первое – государственная служба. Каждый гражданин Республики Казахстан должен иметь возможность обращаться и получать услугу в государственном органе на государственном языке. Для обеспечения этого права надо, чтобы все государственные служащие владели государственным языком. 

Второе – сфера услуг. Каждый гражданин Республики Казахстан должен иметь право обращаться и получать ответ на государственном языке в любом публичном, то есть открытом для всех, объекте обслуживания. Это магазины, рестораны, мастерские, авиалинии, железнодорожный транспорт, автобусы, такси и так далее. Если офис или объект компании открыт для любого гражданина нашей страны, то это значит, что в него может обратиться человек, владеющий только государственным языком. В таком случае эта компания обязана обслужить клиента на казахском языке. Другое дело бэк-офисы, то есть подразделения компаний, не сталкивающиеся напрямую с внешними клиентами.

Например, бухгалтерия, производственно-технические отделы, внутренний аудит и т.д. Или собственник частной компании может нанять сотрудников, владеющих казахским языком, а сам не знать казахского языка, так как ему самому не придется оказывать работы и услуги потребителям. Эти люди, на мой взгляд, своим незнанием государственного языка не создадут проблем окружающим, поэтому изучение казахского языка можно оставить на их совести. Тем более что сама процедура обязательного тестирования всех подряд граждан страны представляется трудновыполнимой и нецелесообразной.

В-третьих, нужно каждому кругу вышеуказанных лиц определить необходимый уровень владения казахским языком. Например, продавцу маленького уличного магазина необязательно знать Абая наизусть и уметь выражать свои мысли высокохудожественным стилем. Ему достаточно владеть казахским языком на 1-ом уровне. А вот менеджеру банка для обсуждения с клиентами более глубоких специфических вопросов нужен 2-ий уровень. На госслужбе также должна быть своя четкая градация. Например, на должность категории С-2 должны приниматься граждане, владеющие казахским языком на уровне, не ниже 3-го. Для должностей категории С-1 уже требуются знания 4-го уровня и т.д. 

В-четвертых, надо задать скорость процесса. Понятно, что в один день все продавцы всех магазинов страны не освоят казахский язык даже на 1-м уровне. Нужно дать срок для достижения установленного уровня всем категориям лиц, для кого знание казахского языка является обязательным. При этом для каждой категории нужно предусмотреть свои этапы вступления таких требований в силу, например, если все продавцы магазинов должны знать казахский язык на 1-м уровне, то необходимо объявить об этом в законодательном акте публично и дать срок – один год. Требования к менеджерам банков, например, должны вступить через два года. Госслужащим высокого уровня дать не менее трех лет для достижения соответствующего уровня знаний на своей нынешней должности или для кандидатов на такие должности. И так далее. Сроки должны быть реальные и достижимые.

В-пятых, надо предусмотреть систему администрирования процесса внедрения казахского языка. Вышеуказанные предложения могут так и остаться очередной пустой декларацией, если не будет создана целая система администрирования данного процесса, контроля и санкций. Это потребует внесения ряда изменений и дополнений в действующее законодательство. Например, кандидатам на поступление на государственную службу должно быть предписано сдавать тестирование на знание казахского языка так же, как они сдают тестирование на знание Конституции и законов; продавцы магазинов должны иметь свидетельство о прохождении тестирования на знание казахского языка так же, как они проходят медицинское обследование, и без медицинской книжки не допускаются к прилавку и т.д.

Как в любой работе в первое время будут неудачи: будет не хватать преподавателей, учебных материалов; в аттестационных центрах будут попадаться недобросовестные коррумпированные экзаменаторы; некоторые магазины и рестораны будут принимать сотрудников без сертификата о знании казахского языка.

По всем категориям должностей должны быть предусмотрены соответствующие процедуры контроля знания казахского языка так, чтобы избежать этих процедур было невозможно.

Следующая составная часть организации такой работы – это создание сети аттестационных центров, которые будут уполномочены тестировать граждан на знание языка и определять их уровень знаний. В первое время целесообразно открыть их в каждом областном центре при государственных управлениях по развитию языков. В дальнейшем, с развитием спроса на данный вид услуг возможно появление частных аттестационных центров, прошедших сертификацию в государственном органе (например, центры по аттестации знаний английского языка по системе IELTS и TOEFL – в основном частные).

При такой системе контроля за знаниями казахского языка заниматься самим обучением языку вне школ и ВУЗов государству будет уже необязательно. Требования при приеме на работу заставят тысячи желающих искать курсы по обучению, а последние, в свою очередь, подогреваемые повышенным спросом, сами начнут расти как грибы. 

Как в любой работе в первое время будут неудачи: будет не хватать преподавателей, учебных материалов; в аттестационных центрах будут попадаться недобросовестные коррумпированные экзаменаторы; некоторые магазины и рестораны будут принимать сотрудников без сертификата о знании казахского языка. Все это будет, но со временем процесс отшлифуется, недочеты будут устранены, и работа войдет в колею.

В-шестых, учитывая, что все вышеперечисленные меры являются по своей сути всего лишь наверстыванием огромного отставания в изучении казахского языка, главный акцент все-таки нужно сделать на создание прочного фундамента будущего. Уровень преподавания в средних школах нужно поднимать с тем, чтобы не позднее, чем через 5 лет каждый выпускник владел казахским языком на высшем уровне КазТеста.

Каковы ожидаемые последствия внедрения моих предложений? Зная направление движения, скорость движения и измеримые показатели, мы можем четко прогнозировать свои будущие достижения. Например, к 2016 году весь обслуживающий персонал в стране будет уметь изъясняться со своими клиентами на казахском языке; к 2017 году весь государственный аппарат будет сертифицирован на знание казахского языка на соответствующем уровне, а с 2018 года уровень знаний для каждой категории должностей будет ежегодно подниматься на одну ступень. 

Четкие, измеримые, проверяемые показатели работы – гораздо лучше аморфных субъективных оценок типа «мы стали говорить на казахском лучше», «мы стали говорить на казахском больше» или наоборот. Эта система положит конец бесконечным спорам и переведет гражданскую активность нашего общества в практическую плоскость.


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика