+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
25.01.2016 в 09:05

А.Саин: Система воспитания детей в детских домах – античеловечна

Усложненная система сбора документов, подбор ребенка, которого не всегда вам могут показать и коррупция. Это еще не все причины, из-за которых в детских домах Казахстана до сих пор воспитываются тысячи детей. Барьер между ребенком и усыновителем - заколдованный круг, говорит общественный деятель Аружан Саин. В интервью корреспонденту ИА «NewTimes.kz» она рассказала почему многие сироты остаются без крыши над головой, и что надо сделать, чтобы детские дома закрылись навсегда.

Многие казахстанцы выступают против детских домов, что Вы думаете по этому поводу?

— Один из основных проектов нашего фонда - это «Казахстан без сирот». Его суть, собственно, и заключается в названии. Казахстан доложен стать страной, в котором нет детей, воспитывающихся в государственных учреждениях. Потому что каждый ребенок должен воспитываться в семье. То есть, мы постоянно об этом говорим, что это задача, которую ставит глава государства в нашей социальной политике. Это явление как государственное учреждение для детей, оставшихся без попечения родителей - для Казахстана является позорным.

Еще сравнительно недавно у нас на нашей казахской земле не было ни одного детского дома. И понятно, что, когда случаются какие-то причины, такие как война, голод, когда дети остаются без родителей массово, вот в таких случаях есть причина, чтобы дети выживали - открывать такие учреждения. Но мы живем в 21 веке. Казахстан - страна, которая не участвует ни в каких военных действиях, у нас нет таких экономических условий как в Африке, когда люди массово гибнут от каких-то болезней и дети остаются сиротами.

Эта система, послевоенная, советская так скажем, воспитания детей в детских дома, она не то чтобы себя изжила, она просто античеловечна. Что самое удивительное, у нашей идеи есть противники. Есть люди, которые считают, что это нормально, мол, ничего страшного, что ребенок живет в детском доме. Там есть еда, одежда, крыша над головой. Ну и что такого?

Так вот все научные исследования, которые проводились с детьми, живущими не в семье, доказывают, что человек не предназначен для воспитания в стае. Если человек воспитывается не в семье, то последствия для развития его личности, здоровья, его возможностей, перспективы в жизни катастрофически. То есть это античеловечно. Крайне негуманно позволять так воспитываться детям нашей страны.

Хотелось бы, чтобы меня услышала образованная аудитория, которая прекрасно понимает разницу между духовными ценностями и просто низменными инстинктами. Что такое инстинкт? Пищевой, инстинкт самосохранения, инстинкт размножения, то есть это у человека есть некие запрограммированные реакции. А что такое разум? Духовность? Это, по сути, следующий уровень сознания. Это когда мы можем отказать от каких-то вещей, даже если разомкнуть пищевую цепь, отказаться от конкретной еды, потому что у нас есть сознание и мы можем думать и управлять своими инстинктами.

И когда человек говорит, что в детском доме все нормально, там есть еда, есть где спать, выдают одежду, он считает, что этим детям достаточно удовлетворения вот самых простых инстинктов. Но он совершенно не думает о душе ребенка, о его необходимости в духовном контакте, сознании собственной необходимости, и необходимости тактильного контакта со взрослым человеком, которому нужен только этот ребенок. Это крайне жестокая система, которая у нас в стране еще существует.

У нас есть «удивительные» люди от которых, к сожалению, все-таки зависят жизни детей, нуждающихся в защите, которые пытаются извращать понятия закона. В Казахстане по официальным данным 2500, а по данным НПО 7500, человек хотят взять в свою семью приёмного ребенка. То есть эти данные в разы различаются. В то же время, в стране порядка 9 тыс. детей, которые воспитываются в детских домах. Представьте себе, 7500 и 9000 - разница не такая большая, почему они не могут встретиться? Потому что есть закон, который трактуется не в пользу детей. На наши вопросы: почему не каждого ребенка дают усыновить, взять под опеку или патронат? Нам говорят: вы знаете, а вот у этого ребенка есть мама. Она находится в местах лишения свободы, поэтому этот ребенок не подлежит устройству в семью.

То есть существуют определенные барьеры?

— Существуют! Это же ложь! Да, ребенок, у которого биологическая мама по определенным обстоятельствам в настоящий момент не может его воспитывать, она, допустим, отбывает наказание. В этом отношении, усыновление действительно невозможно.

Если мама не лишена родительских прав, если она не отказалась от ребенка, она - мама. Но этого ребенка необходимо передать на временное воспитание в семью под опеку или патронат. Но этого, зачастую, не делается. То есть в отношениях многих детей, их права на воспитание в семьях нарушается. И таких случаев много.

Например, говорят, что родственники этого мальчика – дяди, тети, бабушки - не разрешают усыновлять. Но они сами сдали его в детдом, не взяли над ним опеку. По закону эти люди они не имеют права что-либо запрещать и возражать. Есть работники учреждений, которые говорят, что у них в детском доме детям хорошо, и не все они хотят в приемные семьи. Это же лукавство! У ваших читателей есть дети, и они принимают важные решения за своих детей! Принимать решения, относительно своей судьбы, во всем цивилизованном мире и в том числе в Казахстане, ребёнок начинает по достижении совершеннолетия. Но при этом, некоторыми чиновниками у нас в Казахстане выделены отдельные дети, которые имеют право решать - где им жить. Получается, воспитатели спрашивают у ребенка, хочет он в семью или нет. По закону, никто не имеет права задавать ребенку! Такая возможность есть только у судей ювенальных судов, и только в заседании конкретного суда, в котором рассматривается усыновление конкретного ребенка, конкретными гражданами, и только по достижении ребенком 10 лет.

Тем более, сотрудники учреждений или опек, от которых в момент нахождения в детском доме ребенок зависим, не имеют права задавать такие вопросы.

Если говорить о средствах на содержания сирот, государство выделяет им достаточное количество денег, но многие выпускники детских домов рассказывают, что чаще всего они получали одежду и нужные принадлежности от спонсоров, бизнесменов? Можно ли сказать, что выделенные деньги государством не доходят до самих детей?

— Вот эта система воспитания в детских домах должна работать на саморазрушение. Глава государства ставит такие цели. Общество требует, чтобы не было детских домов. Но система не хочет саморазрушаться. Потому что там работают определенные люди, которые привыкли к своему укладу жизни, работе, они сильно переживают - куда они пойдут, где они дальше будут работать? И даже начиная с элементарных воспитателей, которые говорят: куда мы пойдем, если закроют наш детский дом? Ребята, в структуре образования огромный дефицит кадров! Детские сады, школы, университеты.

Государство выделяет порядка 2 млн тенге в год на содержание одного ребенка, эта такая неполная, примерная цифра. Я хотела бы попросить министерство финансов: озвучьте нам конкретную сумму. Сколько денег выделяется на содержание ребенка? Детского дома? Всей этой системы в общем? Какое идет финансирование из республиканского бюджета и местных бюджетов? Потому что мы не можем собрать эти данные. Невозможно в открытом доступе найти эти данные. Но финансирование идет по-душевое. То есть чем в системе больше детей, тем больше денег получает детский дом. И им, может быть не выгодно, чтобы детей было меньше. Может быть поэтому, они удерживают детей.

Генеральная прокуратура в течение нескольких лет на своем официальном сайте публикует данные своих проверок. Проведено две республиканские коллегии Генеральной Прокуратуры РК по правам детей, оставшихся без попечения родителей. Там вскрыто огромное количество коррупционных преступлений. И, в том числе, в части расходов, на одежду, питание. Я лично участвовала в двух республиканских коллегиях под руководством генерального прокурора. Там озвучивали такие факты, что у детей дыры на подошвах, дырявые вещи, оперативное видео показывали с протухшими яйцами и прокисшим молоком, то есть даже еда не качественная. На меня очень сильно обижаются сотрудники этой системы. Они считают, что я с высоких трибун поливаю их грязью. Конечно, далеко не все люди такие в этой системе. Но те люди, которые не соблюдают права детей, не действуют в интересах ребенка, такие люди есть. И они портят их репутацию! Не я, которая об этом говорю. И не генеральная прокуратура, которая делает свою работу. А вот эти люди, которые в этой системе допускают такой беспредел, эти люди порочат честь и репутацию этой системы!

Многие эти люди меня не любят, но мне все равно. Если прочитаете вчерашний пост в Фейсбуке, то увидите интересную картину. Там есть мой пост, где я ссылаюсь на данные ООН: уполномоченные по правам человека провели исследование по Казахстану и пришли к выводу, на который ссылается также генпрокуратура страны, что большая часть детей сирот в стране подвергается систематическому насилию! Не разовому, а системному насилию. Так вот руководитель пресс-службы министерства культуры и спорта почему-то написала под этим постом и обвинила меня в том, что я пытаюсь, используя общественное мнение, лоббировать свои интересы!

Я написала просьбу, чтобы она все-таки пояснила. Это серьезное обвинение. Что она имеет в виду? Я требую прозрачности учета детей, оставшихся без попечения родителей, требую открытого банка данных, чтобы все-таки институт воспитания в детских домах был искоренен. Какие личные интересы я преследую?

Что Вы можете сказать, по поводу госжилья для детей из детских домов? Многие дети, достигнув совершеннолетия, грубо говоря, оказываются на улице.

— Тут надо понимать, что не каждый выпускник детского дома не имеет собственного жилья. Есть дети, которые попали в детский дом из-за смерти родителей, но у которых есть квартиры или дом. По идее, опекун ребенка, это директор детского дома, является ответственным за эту недвижимость. Департамент по соцзащите решает вопрос по поводу оплаты коммунальных услуг, пока ребенок несовершеннолетний. Должен быть наложен арест на эту недвижимость.

Но у нас в практике было два случая, когда к нам обратились выпускники детских домов, которые попали в детский дом в сознательном возрасте, они знают, что у них есть дом, пришли в свои дома и обнаружили там людей, которые не признают их и не собираются освобождать жилье. Они говорят: мы вас не знаем, это наша собственность и вы к этому дому не имеете никакого отношения. Они судились по 4-5 лет, чтобы доказать свои права на недвижимость!

Вопрос в том, кто лишил детей крыши над головой? Это невозможно сделать просто так. Дети выиграли суд, но что стало с их жильем? Предыдущие жители в обоих случаях сделали все, чтобы они не смогли жить в собственных домах. Одни сожгли дом дотла, другие вынесли все окна, срезали ворота, все электричество, провода повыдергивали из стен, срезали все, ломом прошли по полам, потолку, стены разломали. Срезали газовые трубы, всю подводку. Эти случаи крутили по всем каналам, писали газеты. Волонтеры поддерживали девочек. Это что за люди, которые у сироты отбирает последнее?

Эти факты говорят о том, что ребенок же может и не помнить была ли у его семьи квартира или нет. Он может поступить в детский дом совсем в маленьком возрасте. Генеральной прокуратурой выявляются факты таких нарушений. Может быть за детьми надо сохранять ту недвижимость, который им по праву принадлежит? Сейчас по закону, всем детям из детских домов положена квартира. В очередях на это жилье стоят и другие люди. Это инвалиды, многодетные мамы, не менее нуждающиеся в этом жилье. Кому первым дать эту жилплощадь. Как сказать, кому нужнее? Это очень сложный вопрос.

Но если ребенок попадает на воспитание в семью, если он усыновлен, он приобретает права кровного ребенка. Он приобретает не только фамилию, но и право наследования. У нас не усыновишь ребенка, если у тебя нет жилья. Получается, если мы передаем ребенка в семью, то мы автоматически решаем вопрос с жильем! 

Не усложненная ли у нас система усыновления?

— По идее всё очень правильно. Граждане, желающие усыновить ребенка, действительно должны быть психически здоровыми, работающими, не алкоголиками, без судимости, не наркоманами. Они должны иметь жилье, и с такой квадратурой, чтобы хватало на нового члена семьи. Если это разнополые дети, чтобы у каждого была своя комната. Требования адекватные.

Вопрос заключается в том, как все это работает? Опять же законы и правила хорошо прописаны. Но у нас есть нарушения со стороны органов исполнительной власти, это при акимате департамент образования, на который возложено исполнение функций по опеке и попечительству. Они требуют документы, которые не имеют права требовать, ну нет в списке тех документов, которые иногда у нас требуют или нарушаются сроки вынесения решений, ответов потенциальным родителям. Обычно бывает так, что они дают направление, будущие усыновители с этим направлением идут в детские дома и ищут себе детей. А там им говорят: а детей, подлежащих усыновлению, нет! Заколдованный круг!

Благодаря Вашим проектам, сколько детей уже обрели семью?

— Если вы зайдете на наш портал usynovite.kz, то увидите банк данных детей. Недавно в Алматы прошел первый форум приемных родителей. Мы очень много сил приложили, чтобы нам давали данные о детях, не конфиденциальную часть информации, чтобы не нарушались права личности. Там же были чиновники, большое спасибо акимату Алматы, они сейчас отлично работают. Пришедшие семьи вставали и говорили: «Здравствуйте, мы через портал нашли нашего сына, дочь. Мы за ним(ней) поехали туда-то. Мы своего ребенка нашли в области через портал».

Открытый Банк данных детей-сирот работает. Люди не могут знать интуитивно, что в другом городе находится именно их ребенок. Информация должна быть открытой. Мы добиваемся этого 10 лет! К сожалению, парламент, который распустился, так и не принял закон об открытом банке данных. Это уже был четвёртый созыв парламента, который мы просим принять этот закон. У нас уже более 500 детей нашли свою семью благодаря порталу. На самом деле детей, устроенных в семьи еще больше. В год по стране, по-моему, более 2 тыс., а благодаря порталу порядка 500 детей. Но, к сожалению, в прошлом году сменился руководитель комитета по охране прав детей, тогда я встречалась с господином Саринжиповым Асланом Бакеновичем, он дал поручение руководителю комитета по охране прав детей провести совещание, на которое мы приехали. Мы очень недовольны тем, как оно прошло. Я не думаю, что именно это было распоряжением Министра Образования. Но на уровне исполнения, все закончилось тем, что после этого совещания к нам на портал вообще прекратили поступать анкеты детей. С нами работают только Павлодар и Алматы, и за это им огромное спасибо!

Какие планы у Вас на ближайшее время по проектам?

— Мы надеемся, что вот эта конфронтация, которая не по нашей вине возникает, все-таки устранится. Хочется, чтобы в комитет пришли люди, которым не все равно. Нужно объяснить государственным служащим слова президента о том, что государство должно работать прозрачно! Госорганы должны работать с НПО. Никакая информация, только если она является государственной тайной, не может быть закрытой. Хочется, чтобы все-таки понимали, что наша цель - это Казахстан без сирот, а не личная нажива. Мы помогаем государству в решении важнейших проблем. Я не понимаю, почему это приходиться доказывать, когда глава государства оказывает доверие нашему фонду, жертвует свои деньги.

У нас просьба к акимам всех регионов – пожалуйста, возьмите под личной контроль проект «Казахстан без сирот»! Чтобы Ваши работники отделов образования отправляли анкеты детей на наш портал! Каждого ребенка, потому что каждый ребенок имеет право воспитываться в семье, под усыновлением, опекой и патронатом. И тогда, в ваших регионах закроются детские дома! Мы написали письма во все регионы. И не получили ответов.

Спасибо за интервью!


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика