+7 (7172) 308 571

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
08.02.2018 в 10:12
  • Эксклюзив

«Ты спасаешь жизнь и ты же виноват»: Врач из Петропавловска устал выживать на мизерную зарплату, но не хочет бросать медицину

«Ты спасаешь жизнь и ты же виноват»: Врач из Петропавловска устал выживать на мизерную зарплату, но не хочет бросать медицину Фото: www.facebook.com/beibit.dairabaeyev

Заявление министра здравоохранения Елжана Биртанова о том, что за врачебную ошибку не должно быть уголовной ответственности, породило массу откликов. Положительных и, мягко говоря, не очень. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» побеседовала с врачом общей практики горбольницы Петропавловска Бейбiтом Дайрабаевым, чтобы узнать «кухню» изнутри.

Все началось с того, что петропавловский медик написал гневный пост в Facebook’е: «До самых трусов в крови! А тебя какой-то политолог осуждает! В три часа ночи поступает вызов в приемный покой, скорая помощь везет тяжелого больного, с ножевым ранением грудной клетки и руки! Давление низкое! Встречаем пациента, быстро осматриваем, R-грудной клетки, анализы, и на операцию. Благополучно заканчиваем ее в 8 утра, переводим больного в реанимацию. Обидно, лечишь, оперируешь, а тебе срок могут впаять! Если хотите уголовную ответственность, то и зарплата должна быть соответственной, чтобы покрывать судебные тяжбы! И вообще, о каких тяжбах говорить, если толком на жизнь не хватает? Зарплата 56 тыс тенге. Берешь ответственность за жизнь больного, а тебя втаптывают в грязь политиканы и все, кому не лень!».

Этот текст доктор Дайрабаев сопроводил убедительными иллюстрациями, сделанными после операции.

Ответ диванным аналитикам

Созвонившись с мужчиной, мы выяснили, что он прочитал несколько статей, авторы которых выступали против отмены уголовной ответственности для врачей. Один из них — экс-мажилисмен и общественный деятель Мурат Абенов. Он аргументировал свою позицию так: « Общество вводят в заблуждение — нет в законе юридического понятия «смерть от врачебной ошибки». У нас в УК РК  наказание за смерть пациента, допущенную в результате того, что врач осознанно нарушил стандарты лечения из-за чего умер пациент. Нельзя эту статью отменять, ведь медицинский работник мог спасти. Но не сделал этого. <...> Поэтому, когда просят убрать статью якобы за «врачебную ошибку», на самом деле хотят оправдать недобросовестных врачей».

Как сообщил доктор Дайрабаев, своим постом он решил ответить всем диванным аналитикам, которые никакого отношения к медицине не имеют, но при этом осуждают врачей.

«Это мой ответ политологам, которые осуждают всех медиков. Не надо так. Я не хочу обижать людей, осуждать представителей других профессий. Я не говорю, что только наша работа тяжелая. Они пишут, дескать, пусть будет уголовная ответственность, не нужно ее убирать. Спасибо нашему министру (Елжану Биртанову — прим. NT), который единственный вышел на защиту своих коллег. Он выступает за права врачей. У нас нет закона, который защищал бы нас. У нас же ситуация в стране, как в ресторане — клиент всегда прав. Вот мне прямо хочется сказать: прежде чем осуждать нас, поработайте хотя бы месяц. Тогда поймете наш труд. Пусть увидят, что это такое! Они ни дня не работали, не вставали в 3 ночи, чтобы до 8 утра оперировать. Они не учились на врача, а что-то пишут. Пускай занимаются своим делом! Вот просто посидите в приемном покое, реанимации, хирургии… Вам даже сидеть тяжело будет. Я уже не говорю про кровь, стресс… Мы помогаем, и в то же время нас осуждают. Все врачи заинтересованы, чтобы люди не болели. Мы не относимся халатно к своей работе», — запальчиво высказался хирург.

«Мы кормим волков?»

По словам Дайрабаева, он высказался в Сети не от хорошей жизни, а потому что медиков «загнали в угол».

«Мне тяжело это говорить. И я не чувствую себя героем. Просто нас загнали в угол. Недавно прочитал в Facebook’е: «Снимайте врачей на камеру, фотографируйте медперсонал, если есть нарушения». Это как понимать? Мы им помогаем, а эти люди на нас нападают. Получается, мы кормим волков? Возможно, если люди будут так делать, то скоро вообще никто не будет работать врачом. Сейчас эта тенденция уже пошла, молодежь уходит от риска. Хирурги, гинекологи, акушеры-гинекологи — там вообще огромные риски: могут умереть мать, ребенок, может быть ампутация матки. Случается так, что матка не сокращается, кровь не останавливается и приходится ампутировать, ради спасения жизни пациентки. Потом на врачей подают в суд, требуют материальную компенсацию. Люди не понимают, что в противном случае могли умереть. Получается, ты спасаешь жизнь и ты же виноват. Я думаю, что молодежь вообще не захочет идти в медицину. Даже министр Биртанов говорит, что мы останемся без врачей», — рассуждает доктор.

Его очень огорчает тот факт, что уже сейчас ощущается острая нехватка кадров, потому что никто не хочет работать за мизерную зарплату.

«У нас острая нехватка санитаров. Представляете, у них оклад — 34 тыс. А работают они по 32-34 часа, то есть 1,5 суток. В месяц получается 15 раз, за это получают 78 тыс. Вот у нас сейчас санитарка увольняется. Я спрашиваю у нее: «Почему уходите?». Она отвечает: «Вы же сами понимаете, 15 суток работаем, чтобы получить 78 тыс. А это ведь еще и здоровье. Нет никаких сил. Не могу так работать». Текучка кадров страшная. Могу и по врачам ситуацию сказать. Ведь ни один родитель не согласится, чтобы его ребенок 7 лет учился, потом еще специализировался года 3-4, и после всего этого получал оклад в 56 тыс. Хочешь родителям помочь, потому что они тебя в свое время обучили и помогли, а как, если у тебя оклад в 56 тыс?! Я не знаю, откуда такую цифру придумали. Вот депутатам придумали зарплату в 600 тыс, потом посчитали, что мало, и повысили до 800 тыс. Разве депутат нуждается в том, чтобы ему зарплату повышали?» — возмущается мужчина.

«Раньше уважали, а теперь ноги вытирают»

По его словам, низкая зарплата выталкивает специалистов из профессии.

«Вот у меня друг в Астане живет, квартиру снимает за 90 тыс, а у него семья: жена, дочь, сын, мама. Так он сейчас таксует. Он ушел из медицины, потому что невозможно выжить. А недавно ко мне звонил другой друг, гинеколог, рассказывал, что первую свою зарплату получил – 88 тыс. Я думаю, это издевательство. Вы откройте какой-нибудь сайт по поиску работы, водитель получает больше! Какой умник придумал нам такую зарплату? Я его осуждаю. Он неправильно поступил, принял неправильное решение. Я хочу добиться того, чтобы зарплату пересмотрели всем медикам! Я хочу, чтобы отношение к медикам было другое! Раньше врачей уважали, а теперь многие ноги готовы вытереть. Обидно», — грустно сказал хирург.

Поинтересовались у доктора Дайрабаева, как он выживает на свою зарплату. Он невесело протянул: «Не хватает, конечно. Я последний раз 84 тыс получил. Мне до сих пор родители помогают. В новостях писали, что средняя зарплата в Казахстане — 140 тыс. Извините, а откуда выходит средняя зарплата? Санитар получает чуть больше 30 тыс, врач — 100 тыс, депутат — 800 тыс. Я не согласен, что средняя зарплата — 140 тыс! Врачей и учителей всегда уважали, эти профессии считались престижными, элитными, но почему-то наша зарплата никогда не вписывается в среднюю».

По словам медика, он подумывал о частной клинике, но тогда стаж работы должен быть не менее 3 лет, а иногда еще и высшая категория требуется, а это 10 лет.

«Мой стаж не такой большой, где я его возьму, если не буду в больнице работать? Но из больницы я уходить и не хочу. Я учился на врача, моя профессия мне нравится, и я не хочу ее менять. Мне приятно спасать жизни… Да, я согласен, что мы теряем пациентов. Я не говорю, что все супер. Всякое бывало. В конце концов, бывают такие сложные случаи, которые врачам не под силу. Мы ведь не боги. Мы тоже люди, как и все. К тому же врач не должен думать о том, где достать хлеб, покрыть кредит, заправить машину. Он не должен думать, как оплатить аренду. Я так жил, знаю как это. У меня много знакомых и друзей, которые так живут. Их ум занят этими проблемами, наверное, поэтому случаются врачебные ошибки, что-то упускается из виду. Мы берем по 1,5-2 ставки, чтобы просто прожить...», — с обидой говорит врач.

«Не конфету потерять»

Дайрабаев подчеркнул, что отнюдь не со спокойной душой уходит домой после проведенной операции, что беспокоится, волнуется, и несколько раз звонит в больницу, чтобы узнать о состоянии пациента.

«Если домой отправили больного, тоже звоним, узнаем. Знаете… У любого практикующего врача есть могила. Хочешь — не хочешь. Все через себя это пропускают. Я же не пойду спокойно домой, если у меня больной умер. Это не конфету потерять… Я потерял пациента, у меня тоже стресс. Я прихожу с этими мыслями домой, я постоянно думаю об этом, анализирую, ищу, может, я где-то ошибся. Мы уже наказаны. Мы не хотим, чтобы больные умирали, чтобы были осложнения. Никто этого не хочет. Врачи после такого уходят в стресс, некоторые даже начинают выпивать, теряют над собой контроль», — откровенно сказал мужчина.

Он рассказал нам, как ему удается держать себя в руках, не впасть в отчаяние и бороться с постоянным стрессом.

«После суток я 2-3 часа сплю. Хотя бы. Вообще, с нашей работой ты рад, когда 2 часа поспал, а когда 4 — ты очень рад. Бывает, что не спишь вообще... Потом я иду в бассейн, чтобы восстановится, чтобы пропустить весь этот стресс, который за сутки скопился. За эти сутки у меня может умереть пациент, он может лежать в реанимации, у меня может быть конфликт, в конце концов, я просто могу плохо себя чувствовать, болеть. Поэтому я иду туда, а не потому, что мне делать нечего. Просто физическая нагрузка мне помогает. Если повезет, то вечером гуляю с дочкой, если нет, то иду ассистировать. А что делать? Врачей не хватает. Сегодня ходил в онкологию, ассистировал в двух операциях. Сегодня с дочерью не гулял», — заметил хирург.  

Он уточнил, что ни одно дежурство не проходит в спокойном режиме, обязательно кто-нибудь да выкажет недовольство. Однако врач понимает, что каждый пациент просто хочет, чтобы доктор уделил ему больше внимания и времени.

«Но я и так делаю все, что могу. Я выкладываюсь по полной, но людям этого мало. Мы ведь не сидим тут просто так: острый аппендицит, острый холецистит, острый панкреатит, ножевое ранение, ДТП… А иногда бывает так: человек месяц дома лежал, месяц у него был какой-нибудь гнойник, а потом среди ночи он приходит. В поликлинику, значит, не идет — дома лежит. А потом экстренно нужно ему оказывать помощь. Иногда людям объясняешь что-то, и они понимают, а другие хоть и слушают, но потом все равно винят врача. Разве врач виноват, что человек 20 лет пил, курил, здоровый образ жизни не вел? Потом спрашивают: «Почему я заболел? Почему не лечите?». Я что мог — сделал, я не отказываю никому в помощи. Пытаешься как-то по-человечески объяснить… Люди думают, что мы можем сделать какой-нибудь укол, чтобы они быстро восстановились. Ну, извините, так не бывает. Есть курс лечения… А им нужно, чтобы через 5 минут больной уже на ногах стоял. Не бывает так. За сутки через меня человек 50-100 проходят, из них госпитализируем мы человек 5-10. Приходится, конечно, отказывать людям, когда это не экстренный случай, и им нужно лечиться в поликлинике. В этом случае масса конфликтов случается. Больные не хотят идти в поликлинику, говорят, что там большие очереди, врачей не хватает. Потому что никто не хочет работать в поликлинике за 60 тыс! При этом, обращаясь в больницу, они не хотят ждать, возражают, мол, у меня же тяжелый случай. Ты им объясняешь, что больных очень много, что лаборанты берут кровь у тяжелых больных, которые находятся в реанимации….», — устало сообщил врач.

Жизнь по протоколу

Помимо всего прочего, по его словам, профессия врача всегда связана с рисками заразиться какой-нибудь опасной болезнью или стать жертвой неадеквата при выезде на вызов.

«Нам же приходится оперировать, рискуя, никто ведь не застрахован: туберкулез, СПИД, гепатит. Или вот другой пример: два года назад мой друг работал в скорой помощи, поехал на вызов, а там мужчина неожиданно ударил его чем-то тяжелым по голове. Друг месяц в коме лежал, сейчас правым ухом вообще не слышит», — поведал медик.

Он добавил, что совершенно не в восторге от системы здравоохранения, так как действовать приходится всегда по протоколу, а одинаковых ситуаций не бывает.

«Мы должны придерживаться протокола. Нас еще с университетской скамьи учат: когда пишешь историю болезни — пишешь ее не для больного, а для прокурора, который завтра тебя по этому документу проверит. Вот, например, парадокс: пациент истекает кровью, ему необходимо дать кровоостанавливающие препараты, и ты их даешь, потому что пытаешься спасти человеку жизнь, а потом, когда переводишь его в палату, случается тромбоцитоз, это тромб в легких, и пациент умирает. Приходит эксперт и спрашивает, давал ли ты кроворазжижающие препараты… А здесь палка о двух концах, эти препараты совмещать нельзя», — озвучил свои мысли Дайрабаев.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать, перепечатывать и распространять на любых ресурсах материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Войдите через социальную сеть, чтобы оставлять комментарии


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2012-2017, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика