+7 (707) 888 02 16

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
20.03.2018 в 16:10
Айгуль Утепова

Айгуль Утепова

«Неуклюжая попытка закрыть тему»: Что происходит в селе Абай в ЮКО после сексуального скандала с мальчиком

Главный редактор Сарыагашской газеты «С-ИНФОРМ» Амангельды Батырбеков рассказал, что происходит в селе Абай Сарыагашского района ЮКО после нашумевшего скандала с «сексуальным насилием» над мальчиком, передает ИА «NewTimes.kz».

«Неуклюжая попытка закрыть тему»: Что происходит в селе Абай в ЮКО после сексуального скандала с мальчиком

Амангельды, судя по возросшей активности сарыагашцев в Facebook’е и их риторике, кажется, будто в Сарыагаше сейчас пытаются «политизировать» проблему с мальчиком, объясняя ее возникновение борьбой неких кланов. Кого они имеют в виду?

— Это неуклюжая попытка «закрыть» тему.

А что подразумевается под кланами?

— В 1995 году, когда Келесский район оптимизировали и присоединили к Сарыагашскому району, профсоюз учителей Келесского района остался самостоятельной единицей. Всего в Сарыагашском районе 146 школ, из них — 70 или 80 школ находились на территории бывшего Келесского района и состояли в профсоюзе Бейсенали Кыргызалиева.

Его сын Нуралы Кыргызалиев, кстати, много лет работал первым замом в областном ДВД. А в позапрошлом году Кыргызалиев Бейсенали выдвинул себя в кандидаты в депутаты маслихата — ему на тот момент исполнилось 96 лет.

До сих пор он в добром здравии. В народе ему дали прозвище «Антибиотик».

Мы слышали, что всякий раз, когда в район назначают нового акима, после первого собрания новоиспеченный аким едет к Кыргызалиеву, чтобы взять у него благословение — «бата», ну и отметиться подарком.

Не считая последних выборов, он всегда избирался депутатом. А профсоюзом руководит не менее 50 лет.

Как складывается доход профсоюза?

— Допустим, что в профсоюз входят 80 школ, в каждой школе в среднем около 100 учителей, каждый из них получает в среднем 100000 тенге. Следовательно, каждый учитель отчисляет в фонд профсоюза 1% от заработка — около 1000 тенге. А в целом каждый месяц в копилку профсоюза с одной школы падает по 100 тыс тенге, умножаем на 80 школ, получается — 7-8 млн тенге. Это приблизительные расчеты.

Но даже если на счет ежемесячно падают 5 млн тенге — это тоже ощутимая сумма. Особенно, если учитывать, что ни один орган не имеет права проверять профсоюзные деньги. Вот старик и понастроил, наверное, на эти деньги свою недвижимость в селе Абай.

Профсоюз — это мощная сила на самом деле. Без согласия профсоюза, например, директор не имеет права увольнять учителя. К тому же Бейсенали Кыргызалиев является постоянным членом комиссии конкурса, по итогам которого назначают директоров школ.

Сапарали Селтанов, после того, как вышел на пенсию и стал депутатом, вознамерился отнять у старика Кыргызалиева дойную корову в виде профсоюза учителей.

В прошлом году он создал отдельный профсоюз и начал перетягивать туда членов из профсоюза Кыргызалиева.

Пользуясь своим былым влиянием (а Селтанов в течение 20 лет руководил районным отделом образования), связями, он забрал под крыло своего профсоюза коллективы почти всех школ.

У Кыргызалиева осталось только 10 самых «верных» школ.

На данный момент они судятся. На суде Кыргызалиев пытается вразумить Селтанова: «Я тебя человеком сделал. А ты?». А Селтанов отвечает: «Хватит уже старое вспоминать».

Вот это и есть «борьба кланов».

А теперь некоторые люди выражают абсурдную мысль о том, что я — орудие Кыргызалиева.

28 июня прошлого года в №2 газеты «С-ИНФОРМ» я опубликовал статью под названием «Кто вернет государству 10 млн тенге?». В публикации рассказывается о том, как эти два человека вместе растратили 10 млн тенге. Я привел доводы, которые доказывают этот факт.

Селтанов руководил тогда районным отделом образования и перевел 10 млн тенге за компьютерные услуги якобы частному предпринимателю Кыргызалиеву на его личный банковский счет.

Я не пожалею ни Селтанова, ни Кыргызалиева, и не намерен идти с ними на компромисс.

Как мы в газете опубликовали анонс статьи про 10 млн, на меня вышли какие-то люди. За мое молчание была предложена немаленькая сумма.

А кто из них предложил?

— Хоть они в то время и боролись друг с другом, но перед лицом общего врага, то есть меня, они временно объединились. Хотели закрыть мне рот и дальше продолжать друг с другом бодаться.

Я не согласился, потому что такие вопросы мы решаем коллегиально. Члены общественного объединения «Сарыагаш-Адилет», которое является учредителем газеты «С-ИНФОРМ», решили «пускай они лучше вернут 10 млн государству», и статья была опубликована.

На основе данной публикации районная прокуратура, организовав проверку, убедилась, что факт растраты имел место. Прокурор района Нуржан Боранбаев поручил антикоррупционной службе района принять по этому факту процессуальное решение.

Кто вернет эти деньги — Кыргызалиев или Селтанов? Вопрос остается пока открытым, потому что ни антикоррупционный комитет, ни прокуратура не приняли решение по этому делу.

В свете последних событий еще раз хочу подчеркнуть — никакой «клановой войны» нет. Нужно просто решать социальные проблемы.

Фото из личной страницы Facebook'a Амангельды Батырбекова

Согласно республиканскому рейтингу по показателям преступности ЮКО находится на предпоследнем месте. Не кажется ли это странным Вам?

— Такие искусственные показатели, по-моему, — результат сговора судов, полиции, чиновников.

Приведу один пример. Сейчас я являюсь фигурантом уголовного дела, возбужденного по статье 419 УК РК — «Заведомо ложный донос о совершении преступления». Дело в том, что один человек аж 3 раза писал на меня частную жалобу по статье 130 УК РК — «Клевета». Но во время заседания судьи предупредили его, что в случае заведомо ложного доноса человек понесет ответственность. Но он был настойчив, и поставил подпись.

Меня осудили по этой статье. В дальнейшем я подал на апелляцию, и суд апелляционной инстанции полностью оправдал меня. Государство выплатило мне компенсацию за моральный ущерб в размере 250 тыс тенге.

После этого я подал заявление в тот самый Сарыагашский РУВД на этого человека за «заведомо ложный донос».

Все следственные мероприятия прошли. Но дело до сих пор не дошло до суда.

Следователь мне признался, что судья боится такое дело рассматривать, потому что еще не было прецедента, когда осуждали человека по статье 419 УК РК.

Вот этим часто пользуются проходимцы, и в суде без зазрения совести дают клятву и врут.

Следствие полтора года волокитит это дело. Я думаю, что так происходит потому, что они, прежде чем принять законное процессуальное решение, советуются с прокурором, судьей. А те, наверное, говорят, что по этой статье судебной практики абсолютно еще нет. И поэтому на сегодняшний день уже пятый раз прекращают это уголовное дело.

Таким образом, искусственно дают показания, что якобы у нас нет преступлений. Может быть, поэтому ЮКО на предпоследнем месте по уровню преступности.

Что сейчас вообще происходит в Абае?

— Я на постоянной связи с абайскими учителями. Они мне рассказывают, что в настоящее время в селе Абай началась крупная кампания.

Из отдела внутренней политики, акимата, отдела образования спускают устные директивы с требованиями организовывать собрания с составлением протоколов, выражающих позицию педагогов. Якобы педагоги осуждают журналистов, поднявших тему про изнасилование мальчика в селе Абай, что ничего подобного не было, и все у них хорошо на самом деле.

Очень много звонков со скрытых номеров. Я не беру трубку, поскольку понимаю, что это звонки с угрозами.

Аким района созвал собрание, на которое пригласил СМИ, аксакалов, которые выступали с речами о том, что «нельзя сор из избы выносить». Следователь Богенбай говорил, что ничего «такого» не было. Всех пригласили на то собрание, кроме нас, то есть газеты «С-ИНФОРМ».

Ситуация в селе Абай нашла широкий отклик среди читателей и вскрыла огромный пласт проблем. Не означает ли это, что подобное положение практически везде в Казахстане?

— Не знаю, что творится в Казахстане в целом. Но то, что в Сарыагашском районе и в ЮКО творится коррупционный беспредел — я уверен. И я, кажется, знаю причину этого явления.

Почти 7 лет на должности заместителя начальника ДВД ЮКО сидит Бекторе Султан. Он сын генерала Женисбая Султанова, который был начальником УВД в 90-х годах. Все работники, допускавшие нарушения, остаются у него на прежнем месте.

В прошлом месяце приехал вице-министр внутренних дел Рашид Жакупов. К нему зашли около 35 человек из области с разными жалобами.

Когда подошла моя очередь, его секретарь сказал при всех, что вице-министр хочет поговорить со мной отдельно. И мы с Рашидом Тауфиковичем отдельно поговорили 20 минут.

Я ему рассказал все, что знаю. Он выслушал и заверил, что в течение 3 недель пригласит меня к себе, в министерство в Астану, чтобы еще раз встретиться и решить, что делать. Я приготовил все документы, приготовил чемодан. Но никто меня никуда не зовет.

Добавьте «Newtimes.kz»
в свои избранные источники

Новости партнеров


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика