×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 186

+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
24.10.2014 в 12:54

Айдан Карибжанов, финансист: «В поисках Немо, или Равновесность Кайрата Нематовича»

Попробую перевести на общепонятный язык то, что сказал Кайрат Нематович. Вернее говоря, его вывод, что девальвации три года не будет, все поняли, но каким образом к этому выводу мы все пришли, осталось несколько загадочным.

Итак, на KASE проходит торговля валютой. Она отличается от привычного обменного пункта, где есть курс покупки и продажи: покупка доллара подешевле, а продажа подороже. Это не супермаркет, где на каждом товаре наклеены ценники, это скорее «Зеленый базар». Есть покупатели валюты, а есть продавцы. Больше продавцов долларов - ниже его курс, больше продавцов тенге - выше курс доллара. По тому курсу, который сложится в результате торговли, Нацбанк, то есть администрация «Зеленого базара», обычно устанавливает официальный курс. Обычно устанавливает, но может и не установить, потому что тенге официально не является свободно конвертируемой валютой.

Но не всё так просто. Кто покупает валюту? Прежде всего - банки, которые могут покупать её для себя, а могут для своих клиентов. Клиенты банков, кроме людей, богатых и бедных, это и крупные компании, которые покупают валюту для ведения своего бизнеса, импортеры. Или компании, которые зарабатывают в тенге, но нуждаются в импортном оборудовании или импортных компонентах. Например, пивзавод, который покупает импортный хмель. Покупатели валюты могут её покупать ровно столько, сколько надо для бизнеса, а могут покупать её больше, чем надо, например, если они боятся девальвации. Тогда их очень условно можно переквалифицировать в «валютных спекулянтов», которые хотят получить от девальвации выгоду.

Кто продает валюту? Это экспортеры, то есть компании, которые продают свои товары за валюту: нефть, медь, цинк, хром, зерно и т.д. Продают они за доллары или евро, а большая часть их расходов в тенге - электроэнергия, зарплаты, налоги государству. В условиях ожиданий девальвации и высокой инфляции продавцы валюты пытаются продавать её в обрез - ровно столько, сколько надо для текущего бизнеса.

В идеальной ситуации спрос равен предложению. Помните про «равновесную ситуацию» на рынке, о которой говорил Кайрат Нематович? Спрос равен предложению, поэтому скачков не ожидается. А что же должно произойти, если спрос и предложение не будут равновесными? Банки и импортеры начнут покупать долларов намного больше, чем надо, а экспортеры временно припрятывать валютную выручку? Курс тенге упадет? Девальвация?

Пока нет. Здесь вмешивается Нацбанк, администрация Базара. Он осуществляет «валютную интервенцию», а проще говоря, становится продавцом валюты. С хищной улыбкой и приговаривая: «долларов хотели? Так подавитесь ими!» Нацбанк продает доллары и двигает курс в обратном направлении. Экспортеры кусают локти, что не продали свои доллары по более выгодному курсу на прошлой неделе, а спекулянты плачут по дорого купленным долларам.

Но это в теории, а на практике ни продавцы, ни покупатели могут просто не поверить в серьезность этих намерений. Нацбанк проведет эту валютную интервенцию, экспортеры по-прежнему будут держать капитал в долларах. Импортеры и спекулянты с удовольствием приобретут все эти доллары, сыто икнут и скажут: «Давай еще, Кайрат Нематович!» Это значит, что Нацбанк встанет один против рынка. Это то, в какой ситуации оказался Центробанк России. Ты продаешь доллары миллиардами каждый день, а рубль падает. Это сопоставимо с ситуацией, когда за рулем вы нажимаете на педали газа и тормоза, а они западают.

Еще надо понять, что «валютные интервенции», которые не приносят результата, это очень дорогое для государства развлечение. Если в день сжигать в атмосфере 2,5 миллиарда долларов, то все золотовалютные резервы России закончатся до конца 2015 года.

Тут есть еще одна деталь достойная дьявола. В результате валютных интервенций Нацбанк не только продает на рынке доллары, он скупает тенге, в экономике становится все меньше тенге, падает тенговая ликвидность, сказали бы банкиры. У банков и их клиентов просто кончаются тенге, которые можно обратить в доллары. Оптически такую ситуацию можно представить как блистательную победу в борьбе с растущим долларом, загнать курс и к 150 тенге за доллар, но по сути это всё равно, что бороться с ожирением с помощью сухой голодовки.

Вернемся к «равновесной ситуации на рынке», о которой говорил Кайрат Нематович. Тем самым, он говорит, что Нацбанку не приходится делать значительных валютных интервенций, но, правда, никаких точных цифр продаж Нацбанком не приводит. Несомненно, это должно успокаивать.

С другой стороны, что беспокоит «специалистов». В последние месяцы на бирже появился какой-то таинственный капитан Немо, и это не Нацбанк. Который грудью стоит на защите курса тенге, в самые сложные моменты мужественно продает свои капитанские доллары и покупает нашу национальную валюту. Если бы не этот таинственный благодетель, то взорвалось бы это равновесие еще в августе. То есть делает все, что должен делать отчаянный Центробанк, который готов погибнуть, сжечь золотой запас, но удержать курс. Но он не Нацбанк или Нацбанк из другого измерения, а может, в 2050 году изобрели машину времени и руководитель Нацбанка процветающего Казахстана того времени помогает своим бедовым предкам справиться с бедой девальвации.

Некоторые смелые экономисты-конспирологи считают, что это деньги не из будущего, а из самого настоящего настоящего, правда, задуманного для будущего, то есть Нацфонда. Дескать, капитан Немо там берет доллары и щедро продает их за тенге, которые складывает в Нацфонд. Но тогда возникает вопрос, что это за Нацфонд такой, активы которого частично состоят из тенге, которые всегда можно напечатать по потребностям?

Вывод прост. Чтобы лучше спать, лучше поверить в "равновесность" Кайрата Нематовича. И еще молиться за здоровье доброго и благородного капитана Немо.

- Знаешь, Фатах Каюмыч, о чем я сейчас думаю?

- О чем, Саня?

- А думаю я , Фатах Каюмыч, об этой прекрасной земле, богатой минеральными ресурсами и людях, которые страдают от несправедливого обменного курса.

- К чему ты это, Сашка?

- А к тому, что пока ходить я умею, дышать умею - то готов продавать всю валютную выручку на бирже до последнего евроцента. Лишь бы жили национальная валюта и нету других забот!

- Сашка, ты знаешь, и я об этом только подумал, всех денег не заработаешь, а тут ведь все людям достанется! А давай попросим, чтобы у нас доллары по 120 купили? Нет пусть по сто! Мы уже свое прожили, а так хоть недельку пусть в рамках коридора побылтыхается!

И так легко стало у них на душе. И лежал на траве Александр, слышал как потрескивает костер и думал какой же он хороший человек, Фатах Каюмыч.


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика