+7 (7172) 30 85 71

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
29.05.2018 в 15:28
  • Эксклюзив

Я убедился, что геев много, даже в масштабе одной школы — гомосексуал из Алматы

Открытый гомосексуал Амир Шайкежанов достаточно давно просвещает Казахстан в вопросах ЛГБТ-сообщества и не боится рассказывать о своей жизни. А у нас как: назвался геем— полезай в бездну злобных комментариев, «медицинских» рекомендаций и непрошенных советов. Но Амира это совершенно не смущает. В интервью корреспонденту ИА «NewTimes.kz» он рассказал, как близкие отреагировали на новость о его ориентации, сколько геев живет в Казахстане и что объединяет женщин, инвалидов и ЛГБТ-сообщество.

Я убедился, что геев много, даже в масштабе одной школы — гомосексуал из Алматы Фото: voxpopuli.kz

О личном опыте и каминг-аутах

Амир, расскажите, пожалуйста, вашу личную историю. Когда и как вы осознали «свое истинное я»?

— Я вырос в Караганде, в семье интеллигентов. Так вышло, что, когда в детстве большинство моих ровесников и ровесниц испытывали романтические чувства к ребятам противоположного пола, мои симпатии были направлены к парням. Поскольку моя ориентация четко проявилась в детстве, у меня не возникало вопросов о том, принимать ее или нет, вопросы скорее были в том, как с ней жить. Мне очень повезло с моей семьей – несмотря на разные взгляды по многим вопросам, мои родители активно поддерживали мое личностное развитие, поэтому я вырос с ощущением, что у меня есть право на то, чтобы быть собой.

С близкими всегда возникал один вопрос: насколько подобные заявления безопасны для меня? Некоторые отговаривали от дальнейших шагов, кто-то предлагал защиту и поддержку, кто-то – уезжать из страны, пару человек предложили заняться боксом. Я понимаю их реакции, но не разделяю. Практически никто из тех, с кем я общался, не поменяли своего отношения после моего каминг-аута, скорее, наоборот, у них возникли дополнительные вопросы, появилась возможность обсудить какие-то темы, которые могли казаться недопустимыми до этого.

Более того, мне стали писать люди, которые сами столкнулись с какими-то вопросами или сложностями: кто-то пытался принимать себя, кто-то столкнулся с тем, что их близкие были ЛГБТ и испытывали сложности, кто-то просто был гуманистом и активно хотел поддержать других.

И что было потом? Наверняка жизнь изменилась после этой самоидентификации?

— Долгое время я не знал, есть ли другие геи, и думал, что я проживу эту жизнь один. Но позже я убедился, что нас много, даже в масштабах одной школы, и что я не только не один, но и имею право на то, чтобы быть собой без осуждения со стороны. Со временем я встретил людей, которые помогли мне лучше принять себя и научили принимать других. Конечно, это не вопрос одного дня или даже года, но тем не менее это дорога, по которой нам всем нужно пройти. Я рад, что встретил тех людей, чья поддержка была неоценима в этом путешествии.

А когда вы стали говорить вслух о своей ориентации? И как вы на это решились?

— Более или менее открыто я начал говорить о своей ориентации со своими близкими, коллегами и друзьями где-то в 2011-м, но только когда был уверен, что они смогут принять меня. На тот момент в Казахстане не было открытых гомосексуалов и мне казалось, что публичные признания такого толка — это верная гибель, не человеку – так его карьере точно. В 2016 году, благодаря поддержке близкого окружения как внутри сообщества ЛГБТ, так и вне его, я понял, что я готов к тому, чтобы более открыто обсуждать проблемы ЛГБТ. Первым вышло небольшое интервью на сайте МИСКа (Молодежная информационная служба Казахстана — прим.NT), а спустя месяц – развернутое интервью на сайте VoxPopuli. На тот момент было не так много материалов на тему сексуальной ориентации или гендерной идентичности: только отгремел скандал с постером Курмангазы-Пушкина, утихали баталии активистов и активисток с дискриминационными инициативами Даурена Бабамуратова – большой любитель ярких оранжевых шарфов, который страстно любил обсуждать ЛГБТ и предлагал определять геев по цветным штанам — но личных историй практически не было. Из-за этого в глазах общества ЛГБТ казались либо несуществующими, либо невидимыми, либо какими-то мифически ужасными нелюдьми.

«Казались». В прошедшем времени?

—С тех пор, как мне кажется, ситуация во многом изменилась: мы, как сообщество, стали активнее, видимее, у людей есть все больше живых примеров в окружении, появилось больше людей, способных ответить на вопросы и призывать к диалогу, выросло и количество союзников.

А какие в вашей жизни происходили забавные случаи, связанные с вашим каминг-аутом?

—С ходу не скажу, но вспомнилась одна ситуация. На одной из работ у меня была коллега-лесбиянка, которая восхищала меня своей открытостью. Помню, как-то за обедом одна из коллег тепло и шутливо сказала: «Ну, про ее-то жизнь мы уже знаем, а твой каминг-аут когда ждать?». Ну, пришлось подтвердить очевидное.

А как вы вообще относитесь к юмору и шуткам о геях?

— Юмор я люблю, без него сложно приходится в таком серьезном мире. Но надо понимать, что анекдоты о геях или ЛГБТ в целом редко бывают положительными, да и память у меня ни к черту. К самим шуткам я отношусь нейтрально, если шутка смешная – прекрасно, если гомофобная или трансфобная – приходится пояснять, что не так в конкретной шутке.

Вас можно задеть такой шуткой или фразой? Есть нечто оскорбительное для вас как для гомосексуала?

—Моя гомосексуальность – это лишь одна из моих характеристик, поэтому меня задевает то же, что и большинство людей – хамство, неуважение к чужой жизни и несправедливые ситуации.

О просвещении казахстанцев и «амировках»

Я знаю, что вы много делаете для расширения прав ЛГБТ-сообщества и по этой причине недавно ездили в США. Что вы там делали?

—Не так давно я действительно ездил в США по теме прав человека по программе IVLP. Это программа нацелена на активистов и лидеров мнений в разных странах и позволяет обмениваться опытом с коллегами в США и по всему миру. В этом году номинацию от Казахстана получил я, и для меня это был крайне полезный опыт. Очень порадовало, что как люди в целом, так и организации стараются выстраивать диалоги друг с другом, это несомненно укрепляет общество и позволяет справляться с разными кризисами лучше.Справедливости ради важно отметить, что активистов и активисток в Казахстане достаточно много, просто не все на виду, так как мы занимаемся разными направлениями: кто-то работает непосредственно с сообществами, кто-то анализирует, мониторит и предлагает изменения в законодательстве, кто-то работает с обществом и СМИ.

А каково положение ЛГБТ в Казахстане на сегодня?

—Что касается ситуации в Казахстане, то ЛГБТ сейчас находятся в той же зоне, куда активно загнали множество социальных групп патриархальные взгляды и активная пропаганда разделения российских СМИ. Женщины, люди с инвалидностью, религиозные или этнические меньшинства, равно как и ЛГБТ сейчас либо игнорируются вовсе, либо являются объектами того или иного вида травли. Это, конечно, ослабляет нас как общество, потому что вместо того, чтобы решать проблемы казахстанцев в целом, мы активно боремся друг с другом, доказывая, кто заслуживает жить хуже или получать меньше прав. При этом по-настоящему серьезные проблемы коррупции, недоверия к судам и власти, неэффективное распределение бюджета – все это остается за бортом приоритетов в обществе.

Тем не менее, я вижу позитивный тренд в преодолении наших разниц, люди все охотнее идут на диалоги, понимая, что разница – это не проблема, это нормально, а вот на настоящие проблемы нужно обратить внимание и направить усилия сообща. Это больше видно в русскоязычном сегменте социальных сетей, так как основная гражданская активность пока происходит там, но меня радует, что появляется контент на казахском, а это значит, что активно растущая часть казахоязычного населения тоже может участвовать в этих дискуссиях.

Можно сказать, что одним из элементов этой работы по просвещению являются «амировки». Расскажите о них поподробнее, пожалуйста.

—«Амировки»— это еженедельные встречи для ЛГБТ и союзников, которые я провожу в Алматы. Все началось года полтора назад, когда мы с друзьями собирались у меня дома и просто делились впечатлениями, обсуждали какие-то волнующие нас вопросы – от прав ЛГБТ до происхождения человека, наслаждались компанией друг друга. Поскольку эти встречи долгое время проходили у меня дома, народ прозвал их «амировками». Сейчас нас многовато для одной квартиры или даже дома, поэтому мы снимаем помещение раз в неделю и просто общаемся там, периодически предлагаю какие-то тематики для встреч. Один из важных форматов, который родился из этих встреч – PLoF вечеринки. Это встречи для ЛГБТ, членов их семей и коллег.

О геях и гомофобах в Казахстане

Амир, опишите, пожалуйста, портрет гомофоба в Казахстане.

Это человек, который сам зажат патриархальными нормами изнутри и снаружи – ему кажется, что он обязан быть агрессивным, иначе его самого выживут. Ему поможет чувство собственной значимости без необходимости агрессии.

Это человек инфантильный – ему хочется заниматься проблемами других и указывать на них, вместо того, чтобы взять ответственность за себя и заниматься своей жизнью. Ему поможет не бояться ответственности за себя.

Это человек несчастный, поэтому он делится своей болью, воссоздавая ее у окружающих. Ему поможет, если он отпустит свое прошлое и даст себе право на то, чтобы искать и обрести счастье здесь и сейчас.

Это человек без информации или соответствующих знаний, поэтому он оперирует стереотипами, зачастую ложными. Ему поможет информация, которую сейчас легко найти в интернете.

И как часто вам самому приходилось сталкиваться с гомофобией?

— Мне приходится нередко сталкиваться с подобным поведением, но, если человек действительно готов к диалогу, я всегда стараюсь поддержать его. Если человек пришел лишь вывалить кучу грязи, мне нечего ему ответить.

А каков среднестатистический портрет гея в Казахстане?

— Такой же, как и среднестатистический портрет казаха, англичанина, русского, мужчины, женщины, человека с инвалидностью или человека без инвалидности – слишком общий. Мы все невероятно разные, я не представляю, каким бы получился такой портрет, кроме того, что это человек и что он гей.

Известно ли хотя бы приблизительное количество гомосексуалов в Казахстане?

— Пока мы можем опираться только на мировую статистику и то – только по опросам, что тоже не является объективным исследованием. Статистика большинства стран, в которых проводятся такие исследования, говорит, что от 7 до 15% населения идентифицируют себя как лесбиянок, геев, бисексуальных и трансгендерных людей. Если взять даже среднее количество в 10% от населения, это составит порядка 1,8 миллиона людей в Казахстане. Другое дело, что многие из них вынуждены скрывать это или подавлять в себе.

Сейчас мы видим, что количество открыто живущих людей растет – это однозначно положительный тренд для всех. Открытость позволяет жить вам свободнее и быть примером для окружающих, ведь у нас у всех есть свои отличия, а, значит, ваша открытость даст возможность людям с другими отличиями чувствовать себя свободнее.

А что вы можете посоветовать тем, кто боится признаться в своей сути?

— Тем, кто хоть чем-то отличается от придуманных стандартов и норм, я бы хотел сказать вот что.

Любите себя и цените себя. Кто бы что ни говорил, вы прекрасны и не стоит обращать внимание на чужие слова. Всегда будут люди, которые вас поддержат и будут любить вас, но это будет сложнее делать, если вы не дадите себе хотя бы немного любви и ценности. Вам необязательно нужно делать каминг-аут сейчас или делать его вообще, начните с того, чтобы принимать себя и разрешить себе быть счастливыми.

А чего вы сами боитесь и о чем мечтаете?

— Я боюсь, что мы, как страна, пойдем на поводу у тактики разделения и начнем изолировать себя друг от друга, упустив при этом из виду важные цели. Это будет гражданская война без регламента, что в конечном итоге опустошит всех нас. А мечта у меня простая – что мы научимся уважать и ценить каждого человека и его жизнь, даже если в чем-то мы и не похожи.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Добавьте «Newtimes.kz»
в свои избранные источники

Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика