+7 (707) 888 02 16

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
17.08.2018 в 12:21
  • Эксклюзив

«Алматы – город геев»: Транссексуал из Астаны – об ориентации казахстанских мужчин, знакомстве с парнем мечты на ЭКСПО и эмиграции

В беседе с корреспондентом ИА «NewTimes.kz» Полина рассказала о непонимании родителей, общественном осуждении и беспределе.

«Алматы – город геев»: Транссексуал из Астаны – об ориентации казахстанских мужчин, знакомстве с парнем мечты на ЭКСПО и эмиграции Иллюстративное фото взято с сайта PantherMedia / Scanpix

Необязательно как-то однозначно относиться к секс-меньшинствам в Казахстане для того, чтобы констатировать один простой факт — любые сексуальные предпочтения, выходящие за рамки традиционных, у нас вызывают порицание и открытую ненависть. Ее носителями могут быть сосед, коллега по работе, полицейский или приросшая к подъездной лавочке старушка — нетерпимость не разделяется по возрасту, профессии или социальному положению, она просто живет рядом с нами.

Наша героиня является транссексуалом, она живет в Астане и занимается секс-услугами. Внешне в этой высокой длинноволосой девушке (она не захотела себя раскрывать, поэтому назовем ее Полиной) практически ничего не выдает подвоха. Сомнения вызывает разве что необычный низкий голос, еще несколько лет назад Полина была вполне обычным мальчиком.

По словам Полины, ее и еще нескольких «девочек» держали в секс-рабстве в Караганде, но они смогли убежать в Астану, где им помогло устроиться местное ЛГБТ-сообщество. Видно, что вспоминать и тем более рассказывать об этом ей сложно и неприятно. Некоторое время назад видео с кадрами этих истязаний было показано в ток-шоу на казахстанском телеканале. 

По словам Полины, ее и еще нескольких «девочек» держали в секс-рабстве в Караганде, но они смогли убежать в Астану, где им помогло устроиться местное ЛГБТ-сообщество.

«Нас с другими девочками держали в Караганде, хотели нас продать. Мы сбежали, уехали в Астану. На следующее утро нас выселили из квартиры. Одна из девочек уехала к своей бабушке, а мы трое остались здесь. После того, как видео с нами показали по ТВ, родители отвернулись, отказались от нас. Было такое, что нас после этого начали узнавать на улицах, кидать в нас камнями. Мы не знали, что делать, и денег не было. Потом жили в каком-то заброшенном доме. Я так сильно намучилась, невозможно было жить в этом доме, мне было так больно, что родители не понимают. Потом на нас вышло ЛГБТ-сообщество «Коргау Астана», люди начали нам помогать, сняли на три месяца квартиру, оказали медицинскую помощь. После этого жизнь наладилась», — сказала Полина.

По ее словам, родители с трудом, но все же смогли принять новую сущность своего ребенка. Для Полины это было очень важно.

«О своем решении я родителям долго не говорила. Хотя всегда хотела поменять пол. У транссексуалов здесь нет единства, поэтому ждать поддержки не стоит. Если свои родители не поняли, то чужие тем более не поймут», — рассуждает Полина.

Она уточняет, что живет в Астане шесть лет. От смены пола в итоге пока отказалась, лишь украсила себя искусственной грудью.

«Сделать грудь — вообще не проблема. Лишь бы деньги были. Можно пойти в любую клинику. Я приехала в одну такую, заплатила за импланты. Но первую грудь, которую мне делали, я сняла, ее сделали очень плохо. Вот нашла хорошего врача, поговорила с ним о том, чего хочу. Все. Никакие документы у меня не спросили», — поделилась Полина.

А если документы спросит полицейский, заметив некоторое… несоответствие?

— А всем плевать. Он просто смотрит и все. Да сейчас и нет таких сотрудников, которые подходят и документы просят. А со стороны общества ситуация в Астане такая: это же город приезжих, тут люди делятся на два типа: толерантные и дикобразы, которые ничего не понимают, им на все наплевать. На одном телеканале я говорила, что 90% мужчин в Казахстане бисексуальны. И была очень большая шумиха на этот счет. Но это так. Если взять Алматы, это вообще город геев, бисексуалов, транссексуалок. Этого там очень сильно развито, можно спокойно ходить, можно перекрасить волосы в красный цвет. В Астане так не походишь. Поэтому я и люблю Астану — тут люди более гетеросексуальные. Мне это нравится.

А со стороны общества ситуация в Астане такая: это же город приезжих, тут люди делятся на два типа: толерантные и дикобразы, которые ничего не понимают, им на все наплевать.

Тем не менее, по словам Полины, жизнь в Астане — не сахар. Например, ей с трудом удалось снять квартиру.

«Сначала ты находишь риэлтора, объясняешь ему, кто ты и кем работаешь, потом встречаешься с хозяевами жилья и им уже объясняешь все это. Не факт, что они сдадут тебе квартиру. Я снимаю квартиру уже полгода, хозяин очень хороший, живет напротив. Хотя сначала он был против, проверял квартиру», — вспоминает собеседница.

А сколько стоит сделать грудь?

— Это зависит от клиники: от 600 тыс тенге и выше, до 1,2 млн доходит.

Насколько далеко отбросили мысль о хирургической смене пола?

— Я сделаю эту операцию, когда найду мужчину, который будет знать мое прошлое и видеть мое будущее. Точно могу сказать, что не стоит пить гормоны. Ими ты душишь свой организм. Когда мужчина пьет женские гормоны, его организм разрушается. Из-за этого и до 45 лет не доживают.

Полина считает, что Казахстану нужны законы, защищающие права людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

«Транссексуалы часто дают интервью… Но со стороны закона ничего не меняется. Много проблем возникает в разных сферах жизни, в том числе в отношениях с правоохранительными органами. Заявления в полиции не принимают, могут тебя же виноватым сделать или вообще порвать заявление. Нет тех рамок, которые защищали бы нас. Есть только дискриминация», — высказывается Полина. 

А что конкретно должно измениться, по вашему мнению?

— Если казахстанцам не нравится, что такие люди живут тут, делайте закон, по которому нас всех отправят за границу. От этого лучше будет и нам, и обществу Казахстана. Либо делайте законы, которые защищали бы нас. Потому что на работу не устроиться, в больнице тоже не помогут — вызываешь скорую, а они приезжают и ржут над тобой.

Везде ты подвергаешься насилию со стороны общества. Физическому или психологическому. На улице элементарно страшно ходить. В полицию обращаться стыдно, в основном молчишь. Был случай: ко мне в квартиру ворвались двое мужчин, махали фальшивыми корочками, избили меня. Я потом долго лежала в больнице с сотрясением. Я обратилась в полицию, но это затея ничем не закончилась. Начальник полиции сказал, что дело передали участковому. Везде у нас видеонаблюдение, а записи якобы не сохранились.

Мою подругу в Алматы облили кислотой. Сильно пострадало лицо… Не понимаю такого отношения общества. Мы не устраиваем гей-парадов, не ходим по квартирам и не просим милостыню. Мы живем своей тихой жизнью. Зачем постоянно докапываться до нас? Зачем искать минусы в нас? Неужели больше нет проблем? У нас высокий уровень преступности: коррупция, педофилы… Почему эти проблемы не решаются? Потому что все проблемы в стране из-за транссексуалов?  

Не понимаю такого отношения общества. Мы не устраиваем гей-парадов, не ходим по квартирам и не просим милостыню.

Я не хочу жить в Казахстане. После операции уеду. Тут нет перспектив. Либо открывать свой бизнес, либо будешь гнить, как овощ.

Куда поедете?  

— На EXPO я познакомилась с красивым парнем из Канады. Он очень хорошо говорит по-русски, часто прилетает в Астану. Вот я думаю уехать в Канаду. Хочу выйти за него замуж и сразу получить гражданство. Либо прожить там три года и тогда получить его. В Казахстане ведь еще и кризис, люди злые. Если хуже не будет, то лучше точно не станет.  Преследовать нас не перестанут. Даже зрители на той передаче на телеканале говорили, что нас нужно сажать. За что?! Я хочу спокойной жизни.

В Казахстане ведь еще и кризис, люди злые. Если хуже не будет, то лучше точно не станет.

За границу сложно выезжать?

— Иностранцы нормально относятся, при прохождении контроля проблем нет. Проблемы есть с нашими пограничниками. Они видят перед собой девушку, а в документах — мужчину, начинают издеваться, просить раздеться. Вообще, в таких случаях, мне кажется, лучше путешествовать поездом или машиной.

В соцсетях много негатива?

— Как раз нет. Повторюсь, многие казахстанские мужчины бисексуальны, они любят транссексуалок. У меня было много мужчин, но они все равно будут это скрывать, все равно не заступятся за тебя.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram.

Материал подготовила Катя Синичкина

Добавьте «Newtimes.kz»
в свои избранные источники

Новости партнеров


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика