+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
21.02.2019 в 12:55
  • Эксклюзив

«Жизнь с кленового листа»: Семья из Усть-Каменогорска продала все ради переезда в Канаду (ФОТО)

В 2012 году Тлек Шериязданов, уроженец Усть-Каменогорска, иммигрировал в Канаду с женой Айгуль и 13-летним сыном Алишером. Старшая дочь оставалась в Казахстане до окончания учебы в вузе и присоединилась к семье в 2016 году, причем вместе со своим мужем, передает корреспондент ИА «NewTimes.kz».

«Жизнь с кленового листа»: Семья из Усть-Каменогорска продала все ради переезда в Канаду (ФОТО) Фото из личного архива

В Канаде у Тлека родились внучка, внук и два сына, которые по статусу — самые настоящие канадцы. Проживая сейчас в Эдмонтоне (провинции Альберта), Тлек, отец уже трех сыновей и взрослой дочери, на основной работе занимается специальной дорожной разметкой, а в свободное время — выступает официальным партнером по образовательным программам Канады в общественной организации OWL Study.

40-летний Тлек открыт к диалогу и оптимистичен. Когда-то успешный лидер, глава семьи, руководитель в казахстанской мостостроительной компании, переехал за океан, чтобы начать все с нуля. Он без утайки рассказывает, как зародилось это решение, через что пришлось пройти на пути к канадской мечте, как живется нашим соотечественникам в стране с менталитетом, мало похожим на казахстанский?

О ветре перемен

Иммиграция в Канаду — идея жены. Я долго сопротивлялся... Целый год. Но, приходя с работы домой, меня встречала Канада. Утром, в обед, вечером. Моя жена Айгуль сутками сидела на форуме «Квебекские кафе» и изучала истории об иммиграции. Задавала вопросы, каждую мелочь записывала, чтобы собрать пазлы. В итоге ее смело можно назвать экспертом в вопросе: как попасть в Канаду?

Знаете, какой самый безумный поступок она сделала?! Она продала квартиру, а деньги пустила на репетитора французского языка, подачу документов, прохождение медосмотров, всевозможные пошлины, поездку в Москву и т.д. Кроме квартирных денег, на иммиграционную идею уходили мои зарплаты. Моментами был выбор: или мы платим всю мою зарплату и сидим на макаронах с хлебом весь месяц, или останавливаем процесс. Мы отдавали деньги.

Подача документов и иммиграция — шаг серьезный и ответственный. Мы четко понимали, что можем потерять все и сразу! Ведь вас могут завернуть на любом этапе: при подаче документов, в ходе проверок, на интервью в посольстве. И все, что потрачено, увы, не вернется!

То есть, продав 2-комнатную квартиру, дачу (до сих пор жалею, что продал за бесценок), машину (чистая «японка», ласточка моя!) и два гаража, мы понимали, что наши зарплаты и сбережения могут вылететь в трубу. Был момент, когда я, моя жена и сын, взявшись за руки в съемной «хрущевке», просили помощи у Бога.

Может показаться странным, но с этого момента все пошло, как по маслу! Я был главным заявителем. Это значит, что упор при проверке делался на мои данные: образование, стаж работы, языковой уровень. Мы проходили по Квебекской программе, она до сих пор существует. У нас было живое интервью в посольстве Канады в Москве в 2010 году. Уполномоченная Квебека проверяла документы, задавала вопросы, все интервью было по-французски. Сидела рядом русскоязычный переводчик, но нам не пришлось воспользоваться ее услугами.

Документы мы подали в декабре 2009 года, а в январе 2012-го у нас в паспортах появились визы иммигрантов.

О родителях

Родители воспитывали нас в уважении к труду. Уж работы, в том числе тяжелой, я абсолютно не боялся. Мой отец Кабылбек Шериязданов — майор УВД, по специальности — инженер-механик. Хотя, наверное, нужно с большой буквы писать Майор. Про него и его методику воспитания спортом часто писали в газетах Союза. Папы с нами уже нет, но и он, и его наставления незримо присутствуют в моей жизни. Как и моя мама Айгуль Оразбековна — Врач с большой буквы.

Кроме того, нас всегда сильно поддерживали родственники моей жены. Помогали и словом, и делом. Тесть Амантай Толеутаев был опытным предпринимателем, писал стихи, всегда был душой компании. Веселый и замечательный человек, чьи советы всегда были вовремя и к месту. А моя любимая вторая мама (язык не поворачивается назвать тещей) работала на железной дороге, ее опыт был неоценим, когда мне требовалось отправлять сложные грузы и рассчитывать логистику!

О выборе правильных учителей

В Канаде — два официальных языка. Мне это нравится. Все довольны. В основном в провинции Квебек свободно говорят на английском и французском языках. В остальной части Канады больше используется английский, но носители двух языков имеют преимущество при устройстве на работу в правительственные структуры или банки. Вообще, чем больше языков, тем больше у тебя шансов найти высокооплачиваемую работу.

У меня и английский, и французский были практически на нуле. В школе я немецкий учил. Поэтому судьба еще в Усть-Каменогорске свела нас с Лидией Николаевной — преподавателем французского языка. Почему французский? Потому что при иммиграции в Канаду по федеральной программе очень серьезные требования. Эти требования были для нас, мягко говоря, непосильными. Но всегда можно найти выход! И моя жена нашла провинциальные программы, по которым требования были мягче, нужен был базовый французский, на уровне бытового общения.

Лидия Николаевна хотела, чтобы мы постоянно говорили по-французски. И дома, и на улице. Как будто уже в языковой среде. Честно признаться, я не прилагал особых усилий для изучения французского, пока моя супруга не продала квартиру! Тогда я понял, что отступать некуда: или Канада, или ничего!

С нашими французскими занятиями доходило до смешного: сидят бабушки на лавочке, а я, возвращаясь домой, вижу, как Лидия Николаевна идет с автобусной остановки к нам домой. И вот в тот момент, когда я открываю перед ней подъездную дверь, мой репетитор на весь двор отчетливо произносит:

— Бонжур, мсье Тлек!

Я вижу, как замирает весь двор: дети, взрослые и особенно эти бабуси у подъезда. А Лидия Николаевна улыбается и опять:

— Бонжууур, мсье Тлек! Каман сава? (Добрый день, мистер Тлек! Как ваши дела?)

Надо отдать должное, Лидия Николаевна всегда одевалась с иголочки — настоящая французская мадам: в шляпе, изящном пальто! Я всегда восхищался ею.

И вот я, как истинный джентльмен, приоткрыв подъездную дверь, взяв за руку нашу французскую мадам, непринужденно отвечаю:

— Бонжур, мадам Лидия Николаевна. Сава бьен! Э ву? (Добрый день, мадам Лидия Николаевна. Дела — отлично! А у вас?)

— Бьен, тре бьен. (Отлично, все отлично), — отвечает Лидия Николаевна. И под этот занавес мы заходим в подъезд. Эффект был потрясающий! Я себя на секунду даже представил французским вельможей при королевском дворе.

И, да, я не удивляюсь, что прошел собеседование на французском языке.

О прострации

Чтобы начать жизнь с кленового листа, нужно было однозначно действовать. Некоторые друзья и родственники не понимали нас. Говорили: «Ну, кто вас там ждет? Кому вы там нужны?». Я тогда сказал жене: «Пусть смех и подколы знакомых будут ветром для наших крыльев».

Помню, как в аэропорту провожавшие нас родственники открыли шампанское: мол, в добрый путь! Но я не пил, переживал сильно. Оглядываясь назад, сейчас думаю, надо было, наверное, целый месяц гулять по любимым местам, чтобы сохранить их в памяти. Но в ту секунду я, держа пластиковый стаканчик с соком, понял: мы улетаем в неизвестность. Туда, где нет ни одного родного лица. И неизвестно, когда мы сможем вернуться. А все, что у нас есть — 7 тыс долларов и две сумки с вещами (зачем мы их брали — надо было лететь с рюкзаком и деньгами!). Я «на автомате» улыбался. Обнимался. Кажется, тогда я понял, что чувствуют люди в прострации.

О первых впечатлениях и страхах

Когда мы приземлились в Торонто, первым ощущением был страх. Не паника, а — есть такое слово — «мандраж», когда потряхивает. Я старался не показывать, держался уверенно, но в душе звенело: я попал! У меня даже пот холодный выступал на спине. Я же несу ответственность за свою семью. Я отец.

Когда мы проходили лендинг (обязательную процедуру для всех иммигрантов, в ходе которой задают кучу вопросов: где будете жить, куда направляетесь в первую очередь, кроме того, проверяются визы, документы, вещи, деньги и многое другое), канадский офицер начал спрашивать, и я понял, что я ничего НЕ ПОНЯЛ! Оказалось, что мои французский и английский — никакие! Мы еле как, буквально на пальцах, объяснились и благополучно все прошли!

О «социальной махине»

Канада — цивилизованная страна с отличной социальной защитой и лучшим образованием в мире. В плане образования с Канадой конкурируют всего три страны: США, Австралия и Англия. Медицина тут бесплатная. То есть на самом деле бесплатная! Это когда все, что касается здоровья и жизни, делают бесплатно! Анализы, УЗИ, рентген, МРТ, любая операция.

Но важно знать, что очки, зубы, массажи и прочие расходы, не касающиеся жизненно важных аспектов здоровья, не покрываются основной медицинской страховкой. А эти расходы бывают значительными. Например, лечение зуба с тремя каналами обойдется в 2 тыс долларов. Дешевле вырвать за 200 долларов. Но если человек работает, то эти расходы покрывает рабочая страховка. Не обязательно стопроцентно. К примеру, моя страховка сейчас покрывает 80% расходов на лекарства, стоматолога, оптику, массаж, иглотерапию, физиолечение и многое другое. Кстати, малоимущим эти расходы покрывает государство.

Может сложиться так, что человек не работает по каким-то причинам. Ну не нашел хорошую и интересную работу. В таком случае правительство покрывает все минимальные потребности: ему и его семье! Хотя я бы постеснялся назвать это минимальными потребностями. Социальное жилье (200-300 долларов), медицинские расходы, еще выдается карточка, с помощью которой можно бесплатно посещать тренажерные залы, музеи, выставки, центры досуга и развлечений.

Безработным и малоимущим оплачиваются курсы по получению рабочей специальности, это может быть, к примеру, сфера услуг. При этом обучающиеся люди могут получить стипендию и грант! То есть человек не остается один со своими проблемами, его ведет вся эта социальная махина: от соцработника и до целых центров поддержек, где подскажут, научат и даже выдадут бесплатный продуктовый набор неплохого качества.

О работе, которой не нужно бояться

«В Канаде придется вкалывать!» — говорили доброхоты, узнав о нашем семейном решении. Чем хотели напугать?

Я всю жизнь занимался интересной работой: санитар скорой помощи, заведующий складом ГСМ, открывал прокат видеокассет, а совсем в детстве продавал газеты в подземном переходе. Помню, как про меня написали в областной газете: пацан далеко пойдет, ведь Рокфеллер тоже начинал с продажи газет. Это я запомнил на всю жизнь и, надо сказать, всегда стремился работать и преуспевать, ведь если Рокфеллер смог — значит, и я смогу! Разве нет? Мы все одинаковы на старте!

Но особая моя любовь — это, конечно, мосты. Мосты по всему Казахстану, которые мы возводили с мостостроительной компанией Усть-Каменогорска. Они соединили берега, жизни, влюбленных! Я — немного романтик. Очень любил ощущение, когда одним из первых проходишь с одного берега на другой. Начинал с инженера отдела снабжения, закончил начальником отдела. А еще любил писать свое имя на береговой опоре моста. Надеюсь, моя подпись на устькаменогорском мосту через Ульбу еще есть, не стерлась за 7 лет!

В Канаде я понял, что нужны в основном рабочие специальности: электрики, сантехники, столяры. Те, у кого руки на месте, работу находят очень быстро, причем получают хорошие деньги. Тут будто все наоборот. В Казахстане не так. В Канаде плотник получает 25-40 долларов в час, а младший банковский работник — 19 долларов в час. Хотя в провинциях минимальные зарплаты рознятся: к примеру, в Онтарио — 14 долларов в час, у нас, в Альберте, 15 долларов в час.

О запахе ностальгии

По работе довелось проехать по всему Восточному Казахстану. Без преувеличения. Любовь к природе и обычное человеческое любопытство позволяли мне каждый раз удивляться — до чего же волшебное место — Восточный Казахстан. Какая удивительная природа Катон-Карагая и Бухтармы! Горный воздух можно ложкой есть! Он звенит!

Здесь, в Канаде, я узнал, что такое настоящая ностальгия. Мне часто снятся очень яркие сны о том, что я снова гуляю по улочкам Усть-Каменогорска. Я даже чувствую в этих снах, как пахнет разогретый городской асфальт…

О новых ценностях

Я с уверенностью могу сказать, что здесь, в Канаде, у меня поменялись ценности. Нет, базовые никуда не делись. Родина. Родители. Родные. Близкие и друзья. Это святое. Это в сердце. Я о материальных ценностях: машинах, квартирах, мебелях, шмотках, айфонах и прочих товарах голодного потребления. Это все отошло даже не на второй план, а не знаю на какой по счету. Я теперь больше ценю свое время и время, проведенное со своими детьми, больше внимания уделяю жене.

Мы планируем наш отдых, мечтаем о путешествиях. Канадский паспорт открывает все горизонты! Практически все страны мира безвизово! Мы в шутку (хотя какие шутки!) мечтаем купить остров и жить там к старости или отправиться в кругосветное путешествие! Я просто постарался сделать все возможное, чтобы исполнилась мечта моей мамы — жить на берегу океана, мечта моей жены — дать достойную жизнь детям и внукам. Теперь я точно знаю: все мои мечты осуществимы! Мы стали канадцами. Мы дали нашим детям будущее. И всем будущим поколениям после нас — новую и интересную дорогу.

Материал подготовила Ольга Бобрышева


Редакция

Новости Казахстана

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика