+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
20.05.2019 в 17:39
  • Эксклюзив

«Мы вместе умрем и в рай попадем»: Эвакуированная казахстанка рассказала о жизни с мужем-боевиком ДАИШ в Сирии

Молодая женщина с детьми, которую эвакуировали на родину в ходе первой операции «Жусан», призывает казахстанцев не верить рассказам о «праведной земле». Уроженка ЮКО рассказала корреспонденту ИА «NewTimes.kz», как ее замужество закончилось переездом в Сирию, чем «мотивирует» боевиков ДАИШ (террористическая организация, запрещенная в РК — прим.NT) и как новый муж помог ей сбежать оттуда. 

«Мы вместе умрем и в рай попадем»: Эвакуированная казахстанка рассказала о жизни с мужем-боевиком ДАИШ в Сирии Фото: Айдана Капен

В январе этого года совместными силами казахстанских спецслужб при поддержке международных миротворческих организаций из Сирии удалось вернуть в Казахстан 47 граждан страны, из них 11 женщин и 30 детей. Двое мужчин были осуждены на восемь лет за участие в деятельности террористических организаций. Остальные почти полгода проходили глубокую и тщательную реабилитацию. Алия Шарипова (фамилия и имя изменены — прим.NT) тоже была эвакуирована из Сирии — вместе со своими детьми. На интервью она пришла в сопровождении родственника. Она сменила никаб на длинную юбку и платок, но по-прежнему не готова открывать лицо и заявлять о себе публично. И при этом Алия поделилась, что все самые добрые воспоминания  в жизни у нее связаны с папой.

Счастливый ребенок

Алия выросла в многодетной семье. Отец работал на хлопковом заводе, мама – заведующей столовой.

«Я родом из Мактааральского района Южно-Казахстанской области. В семье нас пятеро. Мы с сестрой-двойняшкой — самые младшие. С детства мама одевала нас как мальчиков, в шортиках ходили. Мне лет пять было, мы с папой кушали дыню, и я сказала маме: «Мама, я уже девочка, я хочу платье надевать», — с улыбкой на лице вспоминает Алия.

А потом глава семейства умер — из-за болезни, и мама сама растила всех детей и дала им образование. Алия окончила  Южно-Казахстанский госуниверситет по специальности «иностранный язык — учитель английского языка».

«По специальности работать не захотела, окончила курсы компьютерные, бухгалтерские и устроилась работать менеджером на фирме», — начала свой рассказ Алия.

Намаз и парень из спортзала

В институте Алия начала читать намаз. Ходила в мечеть и все вопросы задавала имаму.

«Мне казалось, что мой намаз будет наградой моему покойному отцу. Наградой за его жизнь, он не будет мучиться на том свете, я очень любила своего отца», — смахивая слезу, говорит она.

Все бы так и продолжалось, если бы однажды знакомая не решила, что Алие пора замуж.

«Мы ходили в супермаркет с моей подружкой, там встретились со знакомой  женщиной. Она сказала: тут работают хорошие парни,  высокие, красивые, хотят жениться. У них был свой спортзал, и мой будущий муж вместе с друзьями работал тренером по бодибилдингу. Подружка дала мой номер», — поведала свою историю женщина.

Через пару дней Алие позвонила ее будущая золовка и предложила встретиться. Симпатичная и образованная девушка сразу же понравилась «парню из спортзала», после месяца общения по телефону он позвал ее замуж.

«Дома Канат (имя изменено) запрещал смотреть телевизор своему отцу и сестренкам. Я ходила в никабе. Никуда не выходила в общество без него, только вместе ходили в магазин или в больницу. Он запрещал мне общаться с родственниками, если они будут против тех правил, которые он устанавливал. Я общалась только с мамой, родственники, сестры-братья тоже от меня отказались, потому что я вышла замуж за «бородатого человека, который надевает короткие брюки». После нашего никаха (мусульманский обряд бракосочетания— прим.NT) я их не видела, только мама моя приезжала к нам», — вспоминает женщина.

Подозрительные компьютерные игры

Алия рассказывает, что почти все свое свободное время муж проводил за «компьютерными играми».

«Теперь я вспоминаю: он обучался военной тактике, как нападать, как стрелять. Муж долго играл, а я не обращала на это внимание. Это была сетевая игра онлайн, возможно, через нее он и общался со своими так называемыми друзьями. Я не знаю», — подчеркнула она.

На заработки в Турцию

Муж Алии задолжал крупную сумму денег своей матери, из-за чего в доме случился конфликт. Поэтому семья засобиралась на заработки в Турцию в город Газиантеп.

«Уже в дороге Канат сказал, что мы, возможно, поедем в Сирию, и я должна быть к этому готова. Сказал: там есть женщины, их насилуют и убивают фараоны, а он хочет защитить. А потом оказалось, что в Сирии у него есть друзья, они стали ему писать письма и по плану рассказывать, как и куда мы должны идти, как передвигаться. Как только мы приехали в Турцию, мы нигде не работали, за короткое время попали в Сирию», — вспоминает собеседница.

«Рай» в подвале

Как только семья с годовалым ребенком приехала в Сирию, глава семейства сжег все документы.

«Я захотела сразу же домой вернуться. Но я никуда не могла выехать, потому что у меня на руках был годовалый ребенок, и я уже была беременна вторым. Я действительно любила своего мужа, из-за этого терпела все. Там было очень страшно, это даже сложно описать, в каких условиях мы жили. Рядом — бомбежки, взрывы снарядов. Но он мне всегда говорил: «Ты радуйся: мы вместе умрем и в рай попадем», — продолжала свой рассказ Алия.

Чтобы жена не боялась взрывов, муж соорудил бомбоубежище в подвале.

«Я там пряталась с сыном, пока он уходил из дома. В неделю он приходил всего на один день. В этом же окопе я самостоятельно родила второго ребенка. Было очень тяжело…», — с дрожью в голосе говорит женщина.

Для того чтобы удержать боевиков, руководство террористической организации ДАИШ выстроило целую систему жизнеобеспечения. Женщинам и детям платили пособие, боевикам – зарплату. Тех, кто не выходил воевать, просто лишали довольствия, а значит, семья голодала.

«Поначалу было очень много денег, а потом уже нет, стало сильно ощущаться, что денег не хватает. Когда Канат был ранен, целый месяц сидел дома. В этот момент зарплату не платили, только пособия», — утверждает казахстанка.

Алия рассказывает, как тяжело ее мужу давалось раскаяние в содеяном.

«В разговоре со мной он говорил: почему нет того халифа, который призывал нас к джихаду? Почему он сам не выходит? Почему люди, которые поверили ему, гибнут, а его нет? Особенно те, кто приходил из  Малайзии. Они не были подготовлены физически, им давали в руки автомат, они даже не могли им пользоваться, не могли спрятаться от обстрелов и погибали с первой секунды. Он же (халиф) по интернету призывал и говорил, что он на этой мусульманской земле установит халифат, все будут жить по шариату. Не будет никакого беззакония, никого не будут притеснять, а на самом деле люди приходят сюда, чтобы умереть», — делится воспоминаниями она.

Как в Сирию попадают женщины из Центральной Азии

Казахстанка говорит, что сбежать из зоны боевых действий невозможно. Мужчины, которые охраняли границу, жестоко расправлялись с теми, кто хотел вернуться на родину.

«Было много семей из Казахстана: Актау, Атырау, Шымкента и еще нескольких городов. Кроме того, я знала женщин из Кыргызстана, Узбекистана, Китая, Индонезии, Малайзии, Америки, европейских стран. Из Африки, даже из Австралии были», — говорит Алия.

Она рассказала, как в Сирию попадают девушки из Кыргызстана и даже закрытого на тот момент Узбекистана.

«Они изначально выезжали в Турцию на работу нянями или домработницами. Там знакомились с парнями, выходили замуж и так попадали в Сирию», — поведала Алия историю женщин, с кем встречалась в лагере для беженцев.

Смерть мужа и второй брак

Овдовевших женщин селили в общежитие. Чтобы прокормить детей, они были вынуждены заново выходить замуж. Есть случаи, когда женщинам приходилось выходить замуж по 5-6 раз.

«Там есть мужчина, который смотрит за женщинами, он приносит продукты. Женщине невозможно прожить без мужа. Вдовы с детьми сидят в общежитиях, потом туда приносят список мужчин, которые хотят жениться. Рассказывали: вот, такой-то — такой-то мужчина хочет жениться,  ты приблизительно знаешь, кто это может быть. Предлагали выйти замуж, но никто не заставлял, по крайней мере — меня. Я вышла по своей воле второй раз замуж, он был иностранец», — продолжала свой рассказ казахстанка.

Бежать в сторону Турции Алие помог второй муж.

«Сказал, что я должна уехать, и договорился с проводниками, сказал, что он уже не в силах защитить нас, у него нет столько денег. Он был невоенный человек, работал врачом. Отдал все деньги, которые смог собрать, сказал: беги в Турцию, перебирайся к маме. До Турции, конечно, мы не доехали, нас задержали курды», — честно рассказала женщина.

Страх и радость одновременно

Алия не скрывает, что ее терзали сомнения: захочет ли родина принять таких оступившихся граждан, как она. Когда за ними прилетел самолет из Казахстана, она долго не могла поверить, что ее мытарства закончились.

«Перед этим за два дня я сильно заболела, видимо, на нервной почве, у меня было давление, я пролежала. Когда ты видишь своих, охватывает радость, не передать эти чувства. Когда самолет приземлился в Казахстане, я внутри поблагодарила Аллаха, что привел меня домой. Конечно, была тревога, что, возможно, мне придется нести наказание за то, что я незаконно уехала в Сирию. Но это будет потом, а первое  чувство — это радость», — подчеркнула она.

По словам женщины, Казахстан – единственная из стран Центральной Азии, которая эвакуирует своих граждан из Сирии.

«Чуть раньше, чем нас, вывезли граждан России, из Чечни. Остальные по 2-3 года сидят в лагерях и уже очень сильно устали. Даже, казалось бы, Саудовская Аравия — самая богатая страна — и та не хочет забирать своих граждан. Даже если у родственников есть большие деньги, они не могут забрать их, потому что их страна не принимает тех, кто был в Сирии», — отметила казахстанка.

За 8 лет мучений Алия поняла одно: слепо доверять последователям псевдорелигии нельзя.

«Такое чувство, что эти люди, которые по интернету вербуют наших казахстанских парней, на самом деле воспринимают это как игру. Они играют их жизнями. Везде, где мы были, было много нефти. Мне кажется, что все эти войны происходили из-за нефти, богатства и золота, а такими, как мы, просто прикрываются. Я никому не желаю, чтобы кто-то попал в такую же ситуацию, как мы. То, что они обещают, на самом деле там такого нет, там есть только смерть и страх. И это мой муж понял, он жалел о том, что уехал из Казахстана и не мог смотреть мне в глаза, задаваясь вопросами: «Почему я здесь, почему я воюю, против кого я воюю?» — со слезами на глазах завершила нелегкую беседу женщина.

После реабилитации Алия переедет жить к родителям Каната. Сейчас у нее пятеро детей: трое младших – полуторагодовалые тройняшки. Они готовы принять всех, ведь Канат был единственным сыном. Две их дочери вышли замуж, и пожилые люди остались одни. Алия также надеется восстановить отношения со всеми своими родственниками.

***

7 и 9 мая была проведена спецоперация «Жусан-2»: из Сирии вывезли 231 казахстанца. Среди них — 156 детей, большинство из которых в возрасте до 5 лет, а 18 детей являются сиротами. Несколько детей были доставлены в Казахстан в тяжелом состоянии из-за ранений, полученных в результате боевых действий. Самому младшему из детей, возвращенных из Сирии, всего 7 дней. Его 23-летняя мать рассказала, что это ее третий ребенок, а двое старших детей и муж погибли в сирийском городе Ракка во время бомбежки.

Эвакуированная в мае 33-летняя казахстанка рассказала, как прожила в Сирии 6 лет.

Жан Серик


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика