+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
15.08.2019 в 15:35
  • Эксклюзив

Семья из Алматы – о российской ментальности, «понаехавшей» Москве и дефиците «восточности»

Знакомьтесь – Иван Потапов и Таисия Шахмина. Супруги, верные друзья, единомышленники. Эта пара, оставаясь гражданами РК, собралась с мыслями и силами и перебралась в Москву — для личной и семейной реализации. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» узнал интересные подробности переезда и жизни в столице России глазами наших соотечественников. 

Семья из Алматы – о российской ментальности, «понаехавшей» Москве и дефиците «восточности» Фото из личного архива семьи

О причинах переезда

Таисия:

«Решение было совместным. До отъезда, который случился в феврале 2014 года, нам было по 32 года, и мы состояли в браке уже 4 года. К этому этапу в своей жизни мы подошли вполне серьезно и в то же время — достаточно легкомысленно. Даже авантюрно… На руках у нас было двое маленьких детей – младшему было около года. Ивану поступило предложение о работе в Москве в январе, а в феврале мы уже были там».

Иван:

«Был рейдерский захват бизнеса в Казахстане и угроза уголовного преследования, пришлось уехать, но о принятом нами решении я не жалею — должен признать, что возможностей для роста в РФ больше».

О работе семьи в Казахстане и России

Таисия:

«По специальности я — юрист. Работала в крупной оптово-торговой компании, которую можно назвать лидером по продажам игрушек на казахстанском и российском рынках. Работу свою вела удаленно, так что даже после отъезда из Казахстана я работала на эту компанию еще в течение пары лет».

Иван:

«С 2013 по 2014 годы я работал в ТОО ИК КГНТ («Казгипронефтетранс») заместителем финансового директора, далее — начальником планово-экономического отдела. Занимался проектированием объектов транспортировки, хранения и переработки нефти и газа в Казахстане. Еще раньше я трудился в АО Vita — финансовым директором и потом директором департамента внутреннего контроля».

Таисия:

«Сейчас я домохозяйка. Осознанное ли это решение? Для меня это скорее жизненное обстоятельство. Я считаю, что это серьезная работа, не хуже других, потому что мне нужно организовать уют и комфорт в доме, чтобы всем было хорошо. Это требует времени, усилий и моей включенности, отдачи. Помимо этого наши дети еще дошкольного и младшего школьного возраста, и я помогаю нашей няне».

Иван:

«С 2014 года по настоящее время тружусь в ООО «UPN» — мы занимаемся проектированием объектов нефти и газа и ООО «ЮжПромПроект» — проектирование объектов инфраструктуры. Выполняем госконтракты по развитию Крыма. Моя должность — гендиректор».

О карьере в Казахстане и России

Иван:

«В Казахстане ввиду более ограниченного рынка конкуренция выше и, соответственно, условия работы более жесткие. Это сильный фильтр для компаний и людей. В России же наблюдается эффект масштаба — это когда одновременно выполняется огромное количество очень дорогих проектов, но не все они максимально эффективны. Соответственно, есть место для работы и существования не самых лучших сервисов и продуктов, особенно это касается регионов. 

В отношении карьерных возможностей… В Казахстане очень сильно чувствуется клановость, нам с русскими фамилиями очень сложно было куда-то выстрелить — только если ты не «под кем-то» с правильной фамилией и из правильного клана. В России, конечно, тоже есть группы «по интересам и связям», но все же профессионалов и хороших специалистов берут охотно, вопрос стоит только с поиском нормальной компании, которая ставит своей целью профессионализм как конкурентное преимущество, а не простое выжимание прибыли из чего только возможно».

О российской ментальности, архитектуре и хамстве

Иван:

«Здесь интересно в плане количества и качества новых проектов, в которых можно себя найти и реализовать свой потенциал. Культура и менталитет проще, чем в Казахстане, у нас (в Казахстане) все по-восточному тонко и красиво. В РФ в плане общения и отношений в бизнесе все топорнее: люди более прагматичны, но и ритм бизнеса гораздо выше. Правила игры постоянно меняются, и целые сегменты рынков подвергаются изменениям и трансформациям, в том числе по причине постоянных инноваций, которые приходят в разные сферы. На мой взгляд, руководитель страны сильно влияет на темпы роста экономики и наличие возможностей для бизнеса. В Казахстане Назарбаев в свое время очень много сделал, но после 2007 года как-то все затухло, и много чего поломали в экономике, включая промышленность, которой сейчас почти в Казахстане не осталось.

Не нравится топорность, особенно в розничной продаже, грубоватое продвижение сервисов и так далее. Ментальность проще и прямее, все-таки «восточности» не хватает – красивой игры на переговорах или в реализации проектов».

Таисия:

«Преимущественно да, нравится, но я говорю не о всей России, а именно о Москве, где мы и проживаем. Посетили мы не так много российских городов, но, с другой стороны, и не так мало – активно путешествуем на автомобиле последние два года. Проделали путь из Москвы до Крыма, побывали в Воронеже, Ростове, Краснодаре. Были в Санкт-Петербурге, Смоленске, Туле… Что я могу сказать? Очень сильно разнится уровень жизни в Москве и регионах. Под Тверью у меня проживают родственники в небольшой деревушке. Очень сильный контраст, и это ожидаемо. Как и в Казахстане, где есть развитые города – Алматы, Астана, и есть все остальные, как говорят сами казахстанцы. И та же разница столиц с небольшими городами, стоит только отъехать от Алматы или Астаны немного… 

Из того, что нравится в России – архитектура, исторические памятники. Также нравится доступность различных спортивных и художественных школ и кружков для детей – опять возвращаюсь к теме, в которую очень сильно погружена. И что радует особо – это наличие бюджетных организаций, государственных школ, куда родители могут отдавать своих детей. Или бесплатно, или очень доступно – если видят, что есть талант и способности, то в Москве очень благодатная почва для их развития. Моя старшая дочь таким образом занимается музыкой.

Из того, что не нравится… Первые несколько лет мне было очень трудно привыкнуть к более высокому уровню бытового хамства, чем в Алматы, например. Хотя, как вы понимаете, все течет, все меняется. Когда я жила в Алматы, в «Самале» – там был определенный и вежливый контингент. Сейчас в Москве мы живем в условиях, напоминающих «Самал», и это достаточно комфортно».

О протестах в Москве

Таисия:

«Будучи гражданами РК, мы остаемся в роли наблюдателей. Нет ни времени, ни желания вникать в эти протестные движения… Все это никак не влияет на ситуацию в нашей семье – мы сюда приехали работать и комфортно жить».

О московском русском языке и многонациональности в России

Таисия:

«Мне как-то сказали, что в Москве говорят на другом русском языке. Нет, это, скорее, акцентуация. Или, вернее, отсутствие вопросительных и отрицательных интонаций. Именно интонации создают нюансы… Не всегда понимаешь, что тебе задали вопрос. У нас в Казахстане принято делать акцент на определенном слове, подчеркивать его. Так что, поначалу были моменты, когда я переспрашивала – вы меня о чем-то спросили или это было утвердительное предложение? Нет у них яркости и выразительности, и язык более сглаженный.

Сами москвичи… Вся правда в том, что москвичей в Москве осталось меньше половины населения. Процентов 50 в лучшем случае – и это официальная статистика, как мне подсказывает Иван. Очень много приезжих, понаехавших, как они себя сами называют. Так что язык очень разный, не монолитный. Начиная с украинского суржика и заканчивая вкраплениями молдавского, таджикского и других языков. Честно говоря, Москва местами напоминает Алма-Ату 80-х годов, когда наблюдался сплошной интернационал и смешение народов. У нас, например, дворник – Алик, электрик – кыргыз, люди, работающие на других сервисных позициях — это таджики, армяне, азербайджанцы. Так что, очень сложно вычленить что-то московское уже, если раньше москвичей узнавали по растягиванию или другим фишкам, только им присущим, то теперь все говорят вразнобой. Любые всплески массовые, например, футбол – видишь на улицах очень много иностранцев. Очень много китайцев. Иностранную речь в центре города намного чаще услышишь, чем даже русскую».

О друзьях из Казахстана

Таисия:

«Прежде всего, мой круг общения – это наша семья. Моя мама, наша няня и, безусловно, супруг, который является моим лучшим собеседником, другом, партнером по жизни. С ним мы стараемся проводить как можно больше времени вместе, беседовать, делиться впечатлениями о событиях. Он, как человек работающий, делится со мной всем, и планами, и тем, что происходит сейчас в его работе. Безусловно, есть друзья, оставшиеся в Казахстане, с которыми я поддерживаю связь. Другие мои друзья также уехали, кто в Германию, кто в Эстонию, и другие страны. Конечно, есть и новые знакомства в Москве – кто-то уехал до нас из Казахстана, кто-то после нас. Есть среди знакомых и коренные москвичи – эти знакомства появились после того, как наши дети стали ходить в московские школы».

Иван:

«Новый круг общения образовался по следам учебы в МГУ им. Ломоносова, но с друзьями из Казахстана до сих пор лучше и больше общаюсь. Как-то оно все же ближе по духу... Соотечественники всегда быстрее появляются в друзьях, чем местные, с ними больше общих тем и воспоминаний, ментальность другая – своя, алматинская, что ли. Ну, и современные средства связи быстро стирают границы и расстояния, поэтому круг общения смешанный».

О мнении России про Казахстан

Иван:

«В РФ всегда было имперское мировоззрение – на Казахстан смотрят, как на часть, отколовшуюся от империи, которая рано или поздно вернется. Соответственно, всегда с недоумением смотрят на тебя, когда объясняешь, что в Казахстане что-то лучше развито или глубже проработано, чем в России. В целом, улучшение мнения о Казахстане происходит постоянно – стали с уважением рассказывать про работу здесь, делятся, в том числе успешным и отрицательным опытом (кинули, но красиво)».

О домыслах и стереотипах про Казахстан

Иван:

«Конечно, было дело, и доходило до того, что молодежь из регионов спрашивала: «а правда, что в Казахстане по дорогам на верблюдах ездят?». Приходилось отвечать, что да, мол, на проспектах пробки из верблюдов, и у самого дома три верблюда в гараже стоит. Также с иностранцами, но это больше истории из 2000-х, когда было много общения. Убеждали, что Казахстан — это не где-то между Пакистаном и Афганистаном, что есть много хорошего и серьезного в нашей стране. Особенно сильно впечатляли истории и фото строительства новой столицы».

О будущем

Таисия:

«Не могу уже и вспомнить, когда в последний раз была в Алматы – дел каких-то важных нет. И тоски особой нет, потому что я включена в ту жизнь, в ту действительность, в которой мы находимся. Тут, в Москве, я строю связи, решаю бытовые вопросы, так что скучать некогда. Сейчас я сопровождаю Ивана, который занят большим проектом не в Москве, так что на месте мы не сидим».

Материал подготовил Арнур Мамытбеков 


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика