+7 (707) 888 02 16

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
24.01.2018 в 11:32
Айгуль Утепова

Айгуль Утепова

  • Эксклюзив

«Я испугалась и замкнулась»: Известная казахстанка рассказала о пережитом в шестилетнем возрасте сексуальном насилии

Ляззат Ракишева работает главным бухгалтером, построила образцовую семью, растит четверых детей, счастлива замужем. И для всех стало неожиданностью, что она напишет автобиографическую книгу о переживаниях своего детства, в которой без купюр расскажет всему миру то, в чем не признавалась даже самым близким людям. Учредитель общественного фонда «#НеМолчиДетиKZ» Ляззат Ракишева рассказала корреспонденту ИА «NewTimes.kz», какие события ее детства натолкнули ее через много лет на написание этой книги.

<span class="kluch">«Я испугалась и замкнулась»</span>: Известная казахстанка рассказала о пережитом в шестилетнем возрасте сексуальном насилии Фото: www.liepajniekiem.lv

«Моя история началась в зимний день, когда преступники убили маму, а меня, шестимесячную, выбросили вместе с люлькой на мороз. Мы с братом наполовину осиротели», — начала свой рассказ Ляззат.

«Как было принято раньше у казахов, овдовевших родственников старались сразу женить, выдать замуж. И моему отцу нашли женщину, которая должна была заменить нам мать. Муж женщины погиб в автокатастрофе. Ни о какой любви, конечно, не было и речи.

Тем не менее мой отец сошелся с этой женщиной. В начале семейной жизни им было не до меня. Мачеха не могла забыть свои прежние горести, а отец продолжал пребывать в глубокой депрессии из-за смерти мамы. Мачеха, то и дело, не выдержав, уезжала к родственникам. И меня с братом часто оставляли у соседей.

Но семейная жизнь у отца с мачехой потихоньку наладилась. При жизни мамы отец, работавший в правоохранительных органах, поменял род деятельности, и ушел в журналистику», — вспоминает она.

Женщина говорит, что ее брат все время играл с друзьями на улице, а она часто оставалась без присмотра. И, по ее словам, в шесть лет над ней надругался соседский подросток.

«Юноше на тот момент было 17-18 лет. И он был одним из сыновей в многодетной семье, в которой меня часто оставляли. Для меня это был такой ужас, и я боялась сказать об этом отцу.

Я стала замкнутой и пугливой. И мочилась в постель.

Однажды приехала мамина сестра. В то время тетя пережила развод, у нее был маленький сын, и она вернулась к своей матери — моей бабушке. Тетя почувствовала, что со мной неладное творится, и твердо решила забрать к себе. Под предлогом того, что бабушка якобы скучает по внучке, она забрала меня к себе домой», — отметила она.

На вопрос корреспондента, рассказала ли она тете о случившемся с ней кошмаре, Ляззат ответила: «Нет. И ей тоже я ничего не рассказала».

«Меня мучили кошмары, я всех боялась, поэтому тетя долго и много занималась моим здоровьем. Когда тетя делала со мной уроки, я справлялась хорошо, уверенно отвечала на ее вопросы. А на уроке в школе не могла промолвить ни слова и получала двойки.

Я всякий раз боялась, что тетя будет ругать меня за то, что я обмочилась в постель. Но ни она, ни бабушка меня никогда не ругали за это.

Когда я училась в четвертом классе, начались мои эксперименты на кухне. Лезла куда не надо и нечаянно пролила на ногу чайник кипятка. После этого надела колготки и платье и ходила в таком виде неделю. Мне не пришло в  голову жаловаться. В четверг мы с тетей, как обычно, пошли в баню. Там она увидела ожог на моей ноге и заплакала.

Лишь через два года я «раскрылась» и перестала бояться.

В летние каникулы, вместо того, чтобы отправлять меня в лагерь, тетя возила по врачам, я принимала уколы и различное лечение. Бабушка услышала про знахарку и предложила тете повезти меня к ней. Знахарка провела обряд, приготовила специальный амулет. После этого мое состояние резко улучшилось. Энурез прошел. И кошмары оставили навсегда», — с теплотой вспоминает она.

«Пять с половиной лет я провела в бабушкином доме в ауле. После того, как бабушка умерла, отец забрал меня домой. Они с мачехой решили, что я в ауле «испорчусь» как девушка. Через некоторое время после приезда вдруг разболелся живот. Тошнило. Мачеха с отцом заметили, как я корчусь от боли. Мачеха начала сетовать, что, мол, «испортили девочку в ауле». «Твоя дочь екіқабат!» — заявила мачеха моему отцу. Я не поняла, что она имела в виду.

Не дождавшись помощи от родителей, я сама пешком пошла в больницу. Несмотря на выходной день, меня осмотрели и поставили диагноз — аппендицит. Врач не стал ждать родителей, чтобы брать у них официальное разрешение на проведение операции. Он взял ответственность на себя, апеллируя тем, что является мне дальним родственником. Во время операции под местным наркозом обычно человек остается в сознании. Все-таки я хотела узнать, что имела в виду мачеха. Я попросила врачей показать «екіқабат». Медики удивились моей просьбе, но все же приблизили к моим глазам вырезанный аппендикс, который лежал на куске бинта», — рассказывает Ляззат.

«Помню, что с тетей в ауле я чувствовала себя защищенной. Ее забота отогрела мою душу, и я окрепла, стала более уверенной в себе. Когда я вернулась в Семипалатинск, была уже другим человеком. И меня не так легко было обидеть.

Тот юноша, который изнасиловал меня, когда мне было шесть лет, скорее всего, был не один, возможно, слухи пошли по округе. И теперь это как бы давало окрестным парням «право» грязно домогаться меня.

Дорога в школу шла через кочегарку. Однажды зимой там на меня напал старшеклассник, он держал нож у моего горла и требовал раздеться. Но я в то время носила в своем ранце камень. Со всего размаха я несколько раз ударила его по лицу тяжелым ранцем, от чего он отпрянул и заплакал от боли. 

Был другой случай, когда соседи отпустили со мной трехлетнюю дочку в баню. Я вымылась сама, искупала девочку. Мы оделись и пошли домой. Темнело. И когда мы шли по дороге, перед нами возник мужчина, который угрожал расправиться со мной. Девочка рядом со мной плакала от страха.  Но я не растерялась. Я заметила, что за нами вдали в темноте шли какие-то люди. Я с уверенным видом заявила мужчине, что наши родители идут следом за нами. Он поверил и отпустил нас.

Вспоминаю с содроганием, как однажды 75-летний старик приставал ко мне. А когда я училась в выпускном классе, отец того юноши, который надругался надо мной, увидел меня во дворе и предложил на его машине выехать в город, чтобы купить мне золотые сережки. Я, конечно, понимала его грязные намерения и решительно отказалась с ним ехать куда-либо», — уверяет собеседница.

«Прошли годы. Я взрослела, училась, бралась за любую работу: была домработницей, менеджером в офисе, бухгалтером, администратором, директором ресторана. В личной жизни не сразу все сложилось. Был неудачный брак. Но все позади. Теперь есть заботливый муж, который носит меня чуть ли не на руках, особенно после того, как я ему родила детей. Я думаю лишь о том, чтобы беды не коснулись их, делаю все для того, чтобы они выросли воспитанными, добрыми людьми. Правда, я всякий раз в панике, если кто-то из детей чувствует недомогание.

Пережитые унижения и страдания сидели во мне глубоко. Я никому о них не рассказывала. Я пыталась разобраться в себе, читала рекомендации психологов. И пришла к выводу, что всему пережитому нужен выход», — делится воспоминаниями Ляззат.

«Выход» Ракишева нашла в написании и публикации книги. Как об этом говорит сама Ляззат, «книги о том, что, даже пережив страшнейшее насилие и то, что за ним последовало в детстве, ты имеешь право на счастье».

«Когда книга с помощью писательницы из Украины Ирины Агапеевой была почти готова, я вспомнила, что нужна рецензия. Я обратилась к Екатерине Тарасовой из Санкт-Петербурга, которая редактировала книгу, с просьбой написать отзыв, но она отказалась и порекомендовала найти в Казахстане Дину Смаилову — создателя движения «#НеМолчиКZ».

Фото: Facebook\ Dina Tansari

И вот я пришла в ее офис, увидела Дину, которая как раз беседовала с жертвой насилия. Мне пришлось ждать, пока Дина освободится. Я попросила ее прочитать мою книгу и написать рецензию.

Когда мы встретились во второй раз, то нам было о чем поговорить. Мы нашли много общего в мировоззрении. Я решила организовать движение «#НеМолчиДетиKZ». Но я понимала, что одной справиться будет трудно, так как не хватает опыта. Я предложила Дине стать соучредителем движения. Мы решили вместе помогать тем, кто, подвергшись насилию, сталкивается с непониманием окружающих, равнодушием правоохранителей.

Фото: Facebook\ Dina Tansari

Приближалась дата, когда книга должна была увидеть свет. Мой отец пережил инсульт, и я боялась, что он не вынесет шока, если узнает о событиях моего детства из книги. Я навестила его незадолго до презентации. И, наконец, у нас состоялся разговор. По его лицу катились слезы. Он твердил: «Это я во всем виноват!». Я смотрела на все его сединки и морщинки и понимала, какой сильный стресс получил он после смерти моей мамы. Несмотря на жестокие удары судьбы, он гордо противостоял судьбе. На всех мужчин в моей жизни я смотрела очень внимательно, сравнивая с ним, потому что он мой отец — самый лучший, самый мужественный, сильный и добрый», — сказала собеседница.

Книга «Ляззат — Навстречу судьбе» была презентована 7 декабря 2017 года. На этом же мероприятии было заявлено и о создании фонда «#НеМолчиДетиKZ».

«Круг моего общения составляют сильные успешные люди. Я не ожидала, что некоторые из них выступят на презентации и признаются в том, что над ними надругались в детстве. Признания от сильных женщин я слушала после этого и по телефону, и при личных встречах. Ночью после презентации на телефон доверия звонил даже 27-летний мужчина и жаловался, что его изнасиловали два раза. Один раз, когда ему было 13 лет, и второй раз — в 21 год.

Но моя книга не призвана пугать ужасами жизни. Напротив, любые испытания — это не более чем опыт. Все можно пережить, и вопреки всем бедам и ненастьям стать счастливой!» — уверяет Ляззат Ракишева.

Фото: Facebook\ Dina Tansari

 

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать, перепечатывать и распространять на любых ресурсах материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты

Новости партнеров


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика