×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 184

+7 (7172) 79 78 20

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
18.06.2015 в 22:58

Пассионарная энергия Казахстана

Казахстан за годы развития не раз удивлял мир своей мощной пассионарной энергией. Республика демонстрирует уникальный взгляд на мир, способный сочетать жесткую прагматику, национальные интересы и высокие общечеловеческие устремления.

Создавая широкую континентальную платформу сотрудничества и неделимой безопасности, Нурсултан Назарбаев решает несколько задач – расширяет границы экономического взаимодействия, реализует транзитный потенциал республики, формирует имидж Казахстана как надежного и ответственного партнера. Причем, что характерно, эта работа началась фактически с первых дней независимости. Достаточно вспомнить процесс ядерного разоружения, начавшийся с закрытия Семипалатинского испытательного полигона (1991 год), идею о созыве Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (1992 год), предложение о создании Евразийского экономического союза (1994 год) и многое другое.

"Казахстанская правда" открыла цикл материалов, посвященных внешнеполитическим инициативам Главы государства. Первая инициатива, о которой мы уже рассказали, – Съезд лидеров мировых и традиционных религий. Сегодня предлагаем следующую тему – вклад нашей страны в процесс разоружения и нераспространения.

Казахстан – одна из немногих стран мира, имеющая реальное влияние на международную политику. Будучи лидером антиядерного движения, мы вносим весомый вклад в процесс глобальной безопасности.

Часы Судного дня

Об антиядерных инициативах Казахстана сказано много и еще больше написано. Но в этом контексте приходилось слышать вопрос: а не утопия ли все это? Ведь понятно, что, когда есть недоверие между странами и встречаются еще рецидивы блокового мышления, ведущие державы планеты вряд ли захотят выпустить из рук ядерные дубинки. Отчасти соглашусь с этим тезисом. Однако политику Казахстана все же не стоит рассматривать в столь упрощенном ракурсе. Наша страна принимает комплекс мер, которые позволяют значительно снизить угрозу ядерной безопасности, а это уже немало. Большего не сделал никто.

Сегодня все дальше в историю уходят события первых лет независимости, размываются новыми тревогами и заботами, а если и вспоминаются, то как-то дежурно, набором сухих цитат из справочников. Взять, к примеру, такие важные вехи, как закрытие Семипалатинского полигона и отказ от четвертого по мощности в мире ядерного арсенала. Нами привычно уже осознаются эти ключевые даты в новейшей истории Казахстана. И как-то забывается, что для закрытия испытательной площадки Нурсултану Назарбаеву­ пришлось преодолеть яростное сопротивление военно-промышленного комплекса СССР.

Надо сказать, что дата закрытия полигона, выпавшая на 29 августа, была символичной. Ведь именно в этот день в 1949 году на Семипалатинском полигоне Советский Союз произвел первое испытание ядерного оружия, вступив в гонку вооружений с США. Впоследствии на полигоне было произведено свыше 450 ядерных взрывов общей мощностью равной 2,5 тыс. бомб, сброшенных на Хиросиму.

Испытания, проводившиеся в атмосфере, на земле и под землей, нанесли ущерб жизни 1,5 млн казахстанцев и вызвали радиоактивное загрязнение огромных территорий. Это были невольные жертвы "холодной войны". Людей не предупреждали о предстоящих взрывах и пагубном воздействии радиации на здоровье. Об этом не ставили в известность даже руководство республики. Ситуация изменилась в конце 80-х годов, когда гласность обнажила проблему, а Нурсултан Назарбаев при поддержке общественности объявил мораторий на проведение испытаний.

В 1991 году Президент Казахстана подписал указ о закрытии ядерного полигона уже навсегда.

Заметим, только одно это решение оказало настолько глобальный эффект, что позволило отодвинуть стрелки часов Судного дня на исторический максимум.

В связи с этим хотелось бы отметить, что часы Судного дня – не метафора. Они были придуманы американскими учеными-атомщиками для измерения ядерной угрозы. В 1947 году на обложке издаваемого ими Бюллетеня впервые были опуб­ликованы часы, стрелки которых показывали без 7 минут полночь. Полночь при этом символизировала начало атомного апокалипсиса. С тех пор стрелки часов меняли свое положение множество раз: приближаясь к 12, символизировали растущую угрозу ядерного противостояния, отдаляясь, говорили о потеплении. Так как решение о переводе стрелок принимает совет директоров журнала при помощи приглашенных экспертов, среди которых 18 лауреатов Нобелевской премии, в целом можно доверять точности этого своеобразного измерительного инструмента.

Так вот, судя по графику движения часов Судного дня, видно, что именно время закрытия Семипалатинского испытательного полигона отодвинуло стрелки на исторический максимум. В 1991 году они отдалились от полуночи на целых 17 минут, тогда как, например, в 1984 году до ядерного противостояния оставалось всего 4 минуты. Решение Казахстана закрыть полигон получило "эффект домино". После этого замолчали все другие полигоны планеты – Невада, Лобнор, Новая Земля, а державы "ядерного клуба" ввели мораторий на испытания.

Не менее важным стало решение Казахстана о добровольном отказе от четвертого по мощности ядерного арсенала в мире, превышающего ядерные запасы Великобритании, Франции и Китая вместе взятых. Казахстан, по образному выражению Нурсултана Назарбаева, стал "эпицентром мира", местом, где впервые в истории человек, обладая огромной разрушительной мощью, добровольно от нее отказался.

Такими решительными шагами Казахстан с первых дней независимости заявил о себе как об истинно миролюбивом государстве, ответственном участнике процесса ядерного разоружения и укрепления глобальной безопасности. Проиграв в малом, упустив сомнительную честь обладания атомным оружием, мы заработали гораздо больше – меж­дународное доверие, инвестиции, экономическое развитие и безопас­ность, которую нам гарантировали государства, входящие в клуб ядерных держав.

От мегатонн к мегаваттам

Впрочем, мало закрыть полигон и отказаться от арсенала. Это было только начало работы. Нужен был жесткий контроль над особо опасными материалами и технологиями. В связи с этим свою роль сыграла Программа совместного сокращения угрозы, известная как программа Нанна-Лугара. Сенаторы Сэм Нанн и Ричард Лугар стали авторами закона, согласно которому США обязались выделять деньги на уничтожение и обеспечение безопасности ядерного оружия своего бывшего главного врага в "холодной войне". И если первоначально программа ставила целью уменьшить угрозу безопасности непосредственно для США, то со временем легла в основу стратегии международного сотрудничества.

Сегодня Казахстан является ярким примером ее успешной реализации. За время осуществления программы полностью уничтожена инфраструктура ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Ликвидированы и вывезены с территории Казахстана 1 040 ядерных боеголовок, 104 межконтинентальные баллистические ракеты "СС-18" (по классификации ООН "Сатана"), 40 тяжелых бомбардировщиков "Су-95", уничтожены 148 шахтных установок для межконтинентальных ракет.

Все это позволило Казахстану в 2006 году наряду с другими государствами Центральной Азии подписать Договор о создании в регионе зоны, свободной от ядерного оружия. 21 марта 2009 года он вступил в силу. МАГАТЭ назвало этот документ реальным вкладом в реализацию ДНЯО, в глобальный процесс разоружения и ядерного нераспространения.

Безусловно, уничтожить наследие прошлого было непросто. Работа в этом направлении шла многие годы. Например, в ноябре 2010 года казахстанская сторона при тесном взаимодействии с США, Россией и МАГАТЭ завершила беспрецедентную по масштабу транспортировку и безопасное размещение отработанного ядерного топлива (достаточного для создания более 700 ядерных бомб) реактора БН-350 из Актау. Транспортировка прошла безукоризненно.

Интересно, что высокообогащенное топливо Мангышлакского атомного энергетического комбината (МАЭК) перерабатывалось в так называемые "таблетки мира". Сырье, которое могло бы использоваться для изготовления ядерных зарядов, было обращено в гражданское топ­ливо для производства электричества. То есть в атомной концепции мы перешли от мегатонн к мегаваттам.

Кроме того, на бывшем Семипалатинском ядерном полигоне были завершены сложнейшие работы, в результате которых обеспечена перманентная безопасность и консервация сотен килограммов ядерного материала, оставшегося в горных штольнях после проведения ядерных испытаний. Это стало еще одним весомым вкладом Казахстана в обеспечение ядерной безопасности. Завершению этих работ было посвящено трехстороннее заявление президентов Казахстана, России и США на Сеульском антиядерном саммите.

В частности, Президент США Барак Обама заявил: "Двадцать лет назад Казахстан принял решение отказаться от ядерного оружия. И это не только привело к росту и процветанию в Казахстане, но и явилось моделью для усилий по всему миру в области ликвидации ядерных материалов, которые могут попасть в нежелательные руки. Так что я очень высоко ценю его лидерство".

К безъядерному порядку

Надо сказать, что Казахстан сегодня активно участвует в международных акциях и инициативах по противодействию распространения ядерного оружия.

Богатым на события в этом контексте выдался апрель 2010 года.

2 апреля в "Известиях" вышла программная статья Нурсултана Назарбаева­ "Глобальный мир и ядерная безопасность". В ней он четко обозначил три вектора ядерного разоружения. Первый – это движение от моратория на ядерные испытания к их полному, абсолютному и безус­ловному запрету. Второй – неотъем­лемое право суверенных государств на развитие мирной ядерной энергетики. И третий – неуклонное сокращение ядерных потенциалов всех реальных членов ядерного клуба – формальных и неформальных. И наметил 5 путей продвижения человечества к безъядерному миру.

Буквально спустя несколько дней после опубликования статьи Казахстан посетил Генсек ООН Пан Ги Мун. В ходе своего визита в Казахстан Генеральный секретарь ООН посетил Семипалатинский ядерный полигон. Побывал на "нулевой отметке", где проводились испытания ядерного оружия, в 2 километрах от эпицентра ядерного взрыва.

– Я думаю, что никто не подходит лучше, чем Нурсултан Назарбаев, для того, чтобы заявить о необходимости остановки ядерных испытаний и ликвидации ядерного оружия. Господин Президент, Вы стали инициатором создания в Центральной Азии зоны, свободной от ядерного оружия. Вы воплотили эту идею в жизнь. Это первый пример создания такой зоны в северном полушарии, – отметил, в частности, Пан Ги Мун.

Кроме того, в апреле 2010 года Нурсултан Назарбаев побывал в Вашингтоне на первом саммите по ядерной безопасности. Заметим, к Казахстану на площадках форума относились с особым пиететом. И неудивительно, что голос нашей страны на саммите звучал и ярче, и убедительнее других, ведь у нас есть моральное право призывать к разоружению и нераспространению.

Ключевым на саммите стал вопрос физической безопасности ядерных материалов. В этом контексте говорилось о необходимости создания всемирной "дорожной карты" по усилению контроля в этой сфере, звучали другие, не менее важные инициативы, призванные оградить мир от угрозы ядерного терроризма.

На саммите Нурсултан Назарбаев продолжил мысль о том, что все страны имеют право на мирный атом. Однако, подчеркивалось, в этом плане важно усилить функции и роль МАГАТЭ в контроле за перемещением и использованием расщепляющихся материалов, включая большую прозрачность и подотчетность государств в ядерной сфере.

– Необходимо разработать четкую схему реагирования МАГАТЭ и Объединенных Наций в целом на факты уклонения государств от допуска международных инспекторов на ядерные объекты, – подчеркнул, в частности, Нурсултан Назарбаев в своем выступлении.

Год спустя Президент Казахстана выступил на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, где предложил начать разработку Всеобщей декларации безъядерного мира. Подчеркивалось, что сегодня в мире сложилась парадоксальная ситуация: "одним разрешается иметь и совершенствовать ядерное оружие, другим – категорически запрещается вести даже разработки. Это несправедливо, непропорционально, нечестно. Такие положения международного права должны быть пересмотрены".

В 2012 году Глава государства выступил на втором саммите по ядерной безопасности в Сеуле, который придал новый импульс процессу разоружения и нераспространения. По итогам встречи в верхах подписан итоговый документ – коммюнике, определяющий дальнейшую деятельность стран-участниц, направленную на укрепление физической ядерной безопасности и снижение угрозы ядерного терроризма.

– Некоторые государства рассматривают обладание ядерным оружием как фактор безопасности. Опираясь на опыт моей страны, добровольно отказавшейся от четвертого в мире ракетно-ядерного арсенала, могу заявить: настоящие гарантии безопасности дает устойчивое социально-экономическое развитие. В связи с этим предлагаю договориться о применении самых жестких международных мер, вплоть до изоляции и бойкотирования страны, которая первой применит ядерное оружие. В то же время ядерные державы должны предоставить государствам, отказавшимся от обладания ядерным оружием, гарантии безопасности, подтвержденные Организацией Объединенных Наций, – акцентировал внимание Нурсултан Абишевич.

На третьем антиядерном саммите в Гааге в 2014 году Президент обозначил ряд проблем, которые препятствуют антиядерному движению.

Во-первых, антитеррористическая кампания не должна ограничивать право государств на мирные ядерные программы, обмен технологиями и оборудованием, знаниями и опытом.

Во-вторых, Глава государства призвал разработать стимулы для создания безъядерных зон. В этом контексте необходимы гарантии безопасности со стороны ядерных держав странам, входящим в такие зоны.

В-третьих, требуется неукоснительное исполнение ядерными державами всего комплекса взятых обязательств.

В-четвертых, необходима разработка международных инструментов по обеспечению безопасности ядерных материалов, находящихся вне Договора о нераспространении ядерного оружия.

В-пятых, необходимо создание эффективных механизмов глобального диалога для решения проблем. В частности, Глава государства инициировал дополнительный инструмент взаимодействия – многофункциональную интернет-платформу G-Global.

Кроме того, стоит упомянуть инициативу Казахстана, которая делает мирный атом доступным для многих стран планеты. Президент Нурсултан Назарбаев выступил с инициативой создать Банк ядерного топлива МАГАТЭ на территории нашей страны, и она была поддержана международной общественностью. Желание стать оператором банка высказывали и другие страны, в числе которых были Великобритания, Россия и США. Однако изначально хранилище ядерного топлива планировалось создать на территории той страны, которая не обладает ядерным оружием и не будет ограничивать доступ сотрудникам МАГАТЭ.

Таким образом, Казахстан, являясь крупнейшим производителем урана и обладая возможностями переработки высокообогащенного урана в низкообогащенную форму, которая не пригодна для создания атомного оружия, намерен внести свой вклад в развитие мирной ядерной энергетики. Нет большей гарантии от несанкционированного распространения ядерных материалов, чем предсказуемый, цивилизованный рынок ядерных материалов, подкрепленный гарантированными запасами под контролем МАГАТЭ.

Судите сами, в мире насчитывается более 130 реакторов, использующих высокообогащенный уран. Часть из них – в развивающихся странах. Никто не даст стопроцент­ной гарантии сохранности ядерных материалов на этих объектах. И потому так нужны общие усилия, направленные на обеспечение ядерной безопасности.

Как видим, Казахстан действует комплексно по всем направлениям, создавая условия для мирного развития и сотрудничества. В глобализированном мире важно руководствоваться пониманием неразрывной взаимосвязи между всеми странами и народами мира.

Только баланс в отношениях с самыми разными партнерами может служить надежной платформой для взаимодействия.

Казахстан за годы развития не раз удивлял мир своей мощной пассионарной энергией. Республика демонстрирует уникальный взгляд на мир, способный сочетать жесткую прагматику, национальные интересы и высокие общечеловеческие устремления.

Создавая широкую континентальную платформу сотрудничества и неделимой безопасности, Нурсултан Назарбаев решает несколько задач – расширяет границы экономического взаимодействия, реализует транзитный потенциал республики, формирует имидж Казахстана как надежного и ответственного партнера. Причем, что характерно, эта работа началась фактически с первых дней независимости. Достаточно вспомнить процесс ядерного разоружения, начавшийся с закрытия Семипалатинского испытательного полигона (1991 год), идею о созыве Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (1992 год), предложение о создании Евразийского экономического союза (1994 год) и многое другое.

"Казахстанская правда" открыла цикл материалов, посвященных внешнеполитическим инициативам Главы государства. Первая инициатива, о которой мы уже рассказали, – Съезд лидеров мировых и традиционных религий. Сегодня предлагаем следующую тему – вклад нашей страны в процесс разоружения и нераспространения.

Казахстан – одна из немногих стран мира, имеющая реальное влияние на международную политику. Будучи лидером антиядерного движения, мы вносим весомый вклад в процесс глобальной безопасности.

Часы Судного дня

Об антиядерных инициативах Казахстана сказано много и еще больше написано. Но в этом контексте приходилось слышать вопрос: а не утопия ли все это? Ведь понятно, что, когда есть недоверие между странами и встречаются еще рецидивы блокового мышления, ведущие державы планеты вряд ли захотят выпустить из рук ядерные дубинки. Отчасти соглашусь с этим тезисом. Однако политику Казахстана все же не стоит рассматривать в столь упрощенном ракурсе. Наша страна принимает комплекс мер, которые позволяют значительно снизить угрозу ядерной безопасности, а это уже немало. Большего не сделал никто.

Сегодня все дальше в историю уходят события первых лет независимости, размываются новыми тревогами и заботами, а если и вспоминаются, то как-то дежурно, набором сухих цитат из справочников. Взять, к примеру, такие важные вехи, как закрытие Семипалатинского полигона и отказ от четвертого по мощности в мире ядерного арсенала. Нами привычно уже осознаются эти ключевые даты в новейшей истории Казахстана. И как-то забывается, что для закрытия испытательной площадки Нурсултану Назарбаеву­ пришлось преодолеть яростное сопротивление военно-промышленного комплекса СССР.

Надо сказать, что дата закрытия полигона, выпавшая на 29 августа, была символичной. Ведь именно в этот день в 1949 году на Семипалатинском полигоне Советский Союз произвел первое испытание ядерного оружия, вступив в гонку вооружений с США. Впоследствии на полигоне было произведено свыше 450 ядерных взрывов общей мощностью равной 2,5 тыс. бомб, сброшенных на Хиросиму.

Испытания, проводившиеся в атмосфере, на земле и под землей, нанесли ущерб жизни 1,5 млн казахстанцев и вызвали радиоактивное загрязнение огромных территорий. Это были невольные жертвы "холодной войны". Людей не предупреждали о предстоящих взрывах и пагубном воздействии радиации на здоровье. Об этом не ставили в известность даже руководство республики. Ситуация изменилась в конце 80-х годов, когда гласность обнажила проблему, а Нурсултан Назарбаев при поддержке общественности объявил мораторий на проведение испытаний.

В 1991 году Президент Казахстана подписал указ о закрытии ядерного полигона уже навсегда.

Заметим, только одно это решение оказало настолько глобальный эффект, что позволило отодвинуть стрелки часов Судного дня на исторический максимум.

В связи с этим хотелось бы отметить, что часы Судного дня – не метафора. Они были придуманы американскими учеными-атомщиками для измерения ядерной угрозы. В 1947 году на обложке издаваемого ими Бюллетеня впервые были опуб­ликованы часы, стрелки которых показывали без 7 минут полночь. Полночь при этом символизировала начало атомного апокалипсиса. С тех пор стрелки часов меняли свое положение множество раз: приближаясь к 12, символизировали растущую угрозу ядерного противостояния, отдаляясь, говорили о потеплении. Так как решение о переводе стрелок принимает совет директоров журнала при помощи приглашенных экспертов, среди которых 18 лауреатов Нобелевской премии, в целом можно доверять точности этого своеобразного измерительного инструмента.

Так вот, судя по графику движения часов Судного дня, видно, что именно время закрытия Семипалатинского испытательного полигона отодвинуло стрелки на исторический максимум. В 1991 году они отдалились от полуночи на целых 17 минут, тогда как, например, в 1984 году до ядерного противостояния оставалось всего 4 минуты. Решение Казахстана закрыть полигон получило "эффект домино". После этого замолчали все другие полигоны планеты – Невада, Лобнор, Новая Земля, а державы "ядерного клуба" ввели мораторий на испытания.

Не менее важным стало решение Казахстана о добровольном отказе от четвертого по мощности ядерного арсенала в мире, превышающего ядерные запасы Великобритании, Франции и Китая вместе взятых. Казахстан, по образному выражению Нурсултана Назарбаева, стал "эпицентром мира", местом, где впервые в истории человек, обладая огромной разрушительной мощью, добровольно от нее отказался.

Такими решительными шагами Казахстан с первых дней независимости заявил о себе как об истинно миролюбивом государстве, ответственном участнике процесса ядерного разоружения и укрепления глобальной безопасности. Проиграв в малом, упустив сомнительную честь обладания атомным оружием, мы заработали гораздо больше – меж­дународное доверие, инвестиции, экономическое развитие и безопас­ность, которую нам гарантировали государства, входящие в клуб ядерных держав.

От мегатонн к мегаваттам

Впрочем, мало закрыть полигон и отказаться от арсенала. Это было только начало работы. Нужен был жесткий контроль над особо опасными материалами и технологиями. В связи с этим свою роль сыграла Программа совместного сокращения угрозы, известная как программа Нанна-Лугара. Сенаторы Сэм Нанн и Ричард Лугар стали авторами закона, согласно которому США обязались выделять деньги на уничтожение и обеспечение безопасности ядерного оружия своего бывшего главного врага в "холодной войне". И если первоначально программа ставила целью уменьшить угрозу безопасности непосредственно для США, то со временем легла в основу стратегии международного сотрудничества.

Сегодня Казахстан является ярким примером ее успешной реализации. За время осуществления программы полностью уничтожена инфраструктура ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Ликвидированы и вывезены с территории Казахстана 1 040 ядерных боеголовок, 104 межконтинентальные баллистические ракеты "СС-18" (по классификации ООН "Сатана"), 40 тяжелых бомбардировщиков "Су-95", уничтожены 148 шахтных установок для межконтинентальных ракет.

Все это позволило Казахстану в 2006 году наряду с другими государствами Центральной Азии подписать Договор о создании в регионе зоны, свободной от ядерного оружия. 21 марта 2009 года он вступил в силу. МАГАТЭ назвало этот документ реальным вкладом в реализацию ДНЯО, в глобальный процесс разоружения и ядерного нераспространения.

Безусловно, уничтожить наследие прошлого было непросто. Работа в этом направлении шла многие годы. Например, в ноябре 2010 года казахстанская сторона при тесном взаимодействии с США, Россией и МАГАТЭ завершила беспрецедентную по масштабу транспортировку и безопасное размещение отработанного ядерного топлива (достаточного для создания более 700 ядерных бомб) реактора БН-350 из Актау. Транспортировка прошла безукоризненно.

Интересно, что высокообогащенное топливо Мангышлакского атомного энергетического комбината (МАЭК) перерабатывалось в так называемые "таблетки мира". Сырье, которое могло бы использоваться для изготовления ядерных зарядов, было обращено в гражданское топ­ливо для производства электричества. То есть в атомной концепции мы перешли от мегатонн к мегаваттам.

Кроме того, на бывшем Семипалатинском ядерном полигоне были завершены сложнейшие работы, в результате которых обеспечена перманентная безопасность и консервация сотен килограммов ядерного материала, оставшегося в горных штольнях после проведения ядерных испытаний. Это стало еще одним весомым вкладом Казахстана в обеспечение ядерной безопасности. Завершению этих работ было посвящено трехстороннее заявление президентов Казахстана, России и США на Сеульском антиядерном саммите.

В частности, Президент США Барак Обама заявил: "Двадцать лет назад Казахстан принял решение отказаться от ядерного оружия. И это не только привело к росту и процветанию в Казахстане, но и явилось моделью для усилий по всему миру в области ликвидации ядерных материалов, которые могут попасть в нежелательные руки. Так что я очень высоко ценю его лидерство".

К безъядерному порядку

Надо сказать, что Казахстан сегодня активно участвует в международных акциях и инициативах по противодействию распространения ядерного оружия.

Богатым на события в этом контексте выдался апрель 2010 года.

2 апреля в "Известиях" вышла программная статья Нурсултана Назарбаева­ "Глобальный мир и ядерная безопасность". В ней он четко обозначил три вектора ядерного разоружения. Первый – это движение от моратория на ядерные испытания к их полному, абсолютному и безус­ловному запрету. Второй – неотъем­лемое право суверенных государств на развитие мирной ядерной энергетики. И третий – неуклонное сокращение ядерных потенциалов всех реальных членов ядерного клуба – формальных и неформальных. И наметил 5 путей продвижения человечества к безъядерному миру.

Буквально спустя несколько дней после опубликования статьи Казахстан посетил Генсек ООН Пан Ги Мун. В ходе своего визита в Казахстан Генеральный секретарь ООН посетил Семипалатинский ядерный полигон. Побывал на "нулевой отметке", где проводились испытания ядерного оружия, в 2 километрах от эпицентра ядерного взрыва.

– Я думаю, что никто не подходит лучше, чем Нурсултан Назарбаев, для того, чтобы заявить о необходимости остановки ядерных испытаний и ликвидации ядерного оружия. Господин Президент, Вы стали инициатором создания в Центральной Азии зоны, свободной от ядерного оружия. Вы воплотили эту идею в жизнь. Это первый пример создания такой зоны в северном полушарии, – отметил, в частности, Пан Ги Мун.

Кроме того, в апреле 2010 года Нурсултан Назарбаев побывал в Вашингтоне на первом саммите по ядерной безопасности. Заметим, к Казахстану на площадках форума относились с особым пиететом. И неудивительно, что голос нашей страны на саммите звучал и ярче, и убедительнее других, ведь у нас есть моральное право призывать к разоружению и нераспространению.

Ключевым на саммите стал вопрос физической безопасности ядерных материалов. В этом контексте говорилось о необходимости создания всемирной "дорожной карты" по усилению контроля в этой сфере, звучали другие, не менее важные инициативы, призванные оградить мир от угрозы ядерного терроризма.

На саммите Нурсултан Назарбаев продолжил мысль о том, что все страны имеют право на мирный атом. Однако, подчеркивалось, в этом плане важно усилить функции и роль МАГАТЭ в контроле за перемещением и использованием расщепляющихся материалов, включая большую прозрачность и подотчетность государств в ядерной сфере.

– Необходимо разработать четкую схему реагирования МАГАТЭ и Объединенных Наций в целом на факты уклонения государств от допуска международных инспекторов на ядерные объекты, – подчеркнул, в частности, Нурсултан Назарбаев в своем выступлении.

Год спустя Президент Казахстана выступил на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, где предложил начать разработку Всеобщей декларации безъядерного мира. Подчеркивалось, что сегодня в мире сложилась парадоксальная ситуация: "одним разрешается иметь и совершенствовать ядерное оружие, другим – категорически запрещается вести даже разработки. Это несправедливо, непропорционально, нечестно. Такие положения международного права должны быть пересмотрены".

В 2012 году Глава государства выступил на втором саммите по ядерной безопасности в Сеуле, который придал новый импульс процессу разоружения и нераспространения. По итогам встречи в верхах подписан итоговый документ – коммюнике, определяющий дальнейшую деятельность стран-участниц, направленную на укрепление физической ядерной безопасности и снижение угрозы ядерного терроризма.

– Некоторые государства рассматривают обладание ядерным оружием как фактор безопасности. Опираясь на опыт моей страны, добровольно отказавшейся от четвертого в мире ракетно-ядерного арсенала, могу заявить: настоящие гарантии безопасности дает устойчивое социально-экономическое развитие. В связи с этим предлагаю договориться о применении самых жестких международных мер, вплоть до изоляции и бойкотирования страны, которая первой применит ядерное оружие. В то же время ядерные державы должны предоставить государствам, отказавшимся от обладания ядерным оружием, гарантии безопасности, подтвержденные Организацией Объединенных Наций, – акцентировал внимание Нурсултан Абишевич.

На третьем антиядерном саммите в Гааге в 2014 году Президент обозначил ряд проблем, которые препятствуют антиядерному движению.

Во-первых, антитеррористическая кампания не должна ограничивать право государств на мирные ядерные программы, обмен технологиями и оборудованием, знаниями и опытом.

Во-вторых, Глава государства призвал разработать стимулы для создания безъядерных зон. В этом контексте необходимы гарантии безопасности со стороны ядерных держав странам, входящим в такие зоны.

В-третьих, требуется неукоснительное исполнение ядерными державами всего комплекса взятых обязательств.

В-четвертых, необходима разработка международных инструментов по обеспечению безопасности ядерных материалов, находящихся вне Договора о нераспространении ядерного оружия.

В-пятых, необходимо создание эффективных механизмов глобального диалога для решения проблем. В частности, Глава государства инициировал дополнительный инструмент взаимодействия – многофункциональную интернет-платформу G-Global.

Кроме того, стоит упомянуть инициативу Казахстана, которая делает мирный атом доступным для многих стран планеты. Президент Нурсултан Назарбаев выступил с инициативой создать Банк ядерного топлива МАГАТЭ на территории нашей страны, и она была поддержана международной общественностью. Желание стать оператором банка высказывали и другие страны, в числе которых были Великобритания, Россия и США. Однако изначально хранилище ядерного топлива планировалось создать на территории той страны, которая не обладает ядерным оружием и не будет ограничивать доступ сотрудникам МАГАТЭ.

Таким образом, Казахстан, являясь крупнейшим производителем урана и обладая возможностями переработки высокообогащенного урана в низкообогащенную форму, которая не пригодна для создания атомного оружия, намерен внести свой вклад в развитие мирной ядерной энергетики. Нет большей гарантии от несанкционированного распространения ядерных материалов, чем предсказуемый, цивилизованный рынок ядерных материалов, подкрепленный гарантированными запасами под контролем МАГАТЭ.

Судите сами, в мире насчитывается более 130 реакторов, использующих высокообогащенный уран. Часть из них – в развивающихся странах. Никто не даст стопроцент­ной гарантии сохранности ядерных материалов на этих объектах. И потому так нужны общие усилия, направленные на обеспечение ядерной безопасности.

Как видим, Казахстан действует комплексно по всем направлениям, создавая условия для мирного развития и сотрудничества. В глобализированном мире важно руководствоваться пониманием неразрывной взаимосвязи между всеми странами и народами мира.

Только баланс в отношениях с самыми разными партнерами может служить надежной платформой для взаимодействия.

Автор: Владимир ОСИПОВ


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии в первом абзаце гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте ИА «NewTimes.kz». Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 797820
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика