×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 184

+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
02.10.2015 в 23:06

Мирная инициатива Лидера нации

Казахстан в 1991 г. наглядно продемонстрировал миру добрую волю, отказавшись от ядерных испытаний, закрыв Семипалатинский испытательный полигон. Ядерное оружие сегодня — главная угроза для всего человечества.

В апреле в США впервые состоялся глобальный саммит по ядерной безопасности. Наш Президент был одним из ключевых участников встречи. Казахстан, сполна познавший ужасы ядерных испытаний, является убежденным сторонником глобального процесса нераспространения ядерного оружия и снижения ядерной угрозы. В этой связи наша страна предлагает международному сообществу ряд принципиально важных мер.

Во-первых, Президент заявил о готовности разместить на территории Казахстана Международный банк ядерного топлива. Во-вторых, Нурсултан Назарбаев выступил за расширение безъядерных зон, в частности, на Ближнем Востоке, и создание для них международной правовой основы, включая гарантии безопасности. В-третьих, Президент призвал запретить производство расщепляющихся материалов в военных целях. В-четвертых, Нурсултан Назарбаев заявил, что необходимо остановить ядерные испытания/

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, как инициатор формирования в Центральной Азии зоны, свободной от ядерного оружия, назвал делегатам 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН на Саммите по устойчивому развитию одну из планетарных задач: необходимо принять универсальную декларацию об освобождении от ядерного оружия всего мира.

Кроме того, он обозначил целый ряд инициатив, которые способствуют достижению Целей устойчивого развития, и среди них указал на важность формирования новой, отвечающей общим интересам наднациональной валютной системы.

"Мы активно сотрудничаем с ООН и международным сообществом в реабилитации зоны бывшего Семипалатинского ядерного полигона", – сказал Глава государства на саммите 27 сентября, четко определив это достижение в разряд успешно решаемых экологических проблем.

В этом же ряду Целей тысячелетия стоит и следующая задача – формирование глобального партнерства для обеспечения региональной и общемировой безопасности. Поскольку мир сможет обеспечить таковую для каждого гражданина из существующих на планете стран, лишь добившись по возможности равных условий развития, то более сильные страны должны и могут взять на себя достижение поставленных целей. Во-первых, для собственных граждан, и далее – поддерживая менее развитые государства.

О чем и заявил Нурсултан Назарбаев, предлагая участникам Генассамблеи пути решения первоочередного сейчас вопроса: преодоления глобального кризиса и устранения его последствий. Он вновь выдвинул предложение о ежегодном перечислении каждым государством 1% от своего оборонного бюджета в Специальный фонд ООН на Цели устойчивого развития. При этом Глава нашего государства привел данные Стокгольмского института исследования проблем мира о том, что в 2014 году совокупные военные расходы всех государств превысили 1,7 трлн долларов, или порядка 2,3% мирового ВВП.

"В XXI веке успешные государства будут отличать не арсеналы вооружений, а способность генерировать передовые идеи и создавать орбиту притяжения", – дал четкое определение Нурсултан Назарбаев.

По мнению Лидера Казахстана, существующий тренд, нацеленный на успешное становление государств – членов ООН, отягощают конфликты в странах Ближнего Востока, Африки и Азии.

"Нынешний миграционный кризис связан не только с войнами, но и с дисбалансами развития", – сказал Президент, затрагивая вопросы неравномерного прогресса в различных уголках мира. По справедливому утверждению Главы Казахстана, добиться уравновешенных условий развития стран можно также через наведение порядка в обращении и эмиссии мировых резервных валют.

"Борьбу с глобальным кризисом необходимо начать с наведения порядка эмиссии и обращения мировых резервных валют, который сейчас не отвечает критериям законности, демократичности, конкурентности, эффективности и международного контроля. В XXI веке миру нужны финансовые инструменты нового качества. Необходимо объединить усилия стран – членов ООН по разработке наднациональной мировой валюты, отвечающей целям и задачам глобального устойчивого развития и процветания", – заявил Президент Казахстана.

При этом, говоря о принятых в нашей стране мерах по выполнению Декларации тысячелетия, в которой сформулированы основные Цели и задачи развития до 2015 года, Глава государства отметил значительный прогресс в реализации восьми Целей развития тысячелетия.

В частности, Казахстан укрепил основы государственности и создал условия для развития гражданского общества. Кроме того, ВВП республики вырос в 19 раз, доход на душу населения достиг 13 тыс. долларов.

Также им отмечены положительные показатели в области здравоохранения: продолжительность жизни казахстанцев превышает 71 год; бедность сократилась в 11 раз – с 34% до 3%; уровень детской и материнской смертности снизился на 65%; существенные успехи достигнуты в борьбе со СПИДом, малярией и туберкулезом.

Президент Казахстана особо подчеркнул, что республика заботится о сохранении биологического разнообразия планеты: нами утверждена национальная Концепция перехода к "зеленой" экономике. Нурсултан Назарбаев привел в пример проблемы исчезающего Аральского моря, что практически представляет угрозу как Центрально-Азиат­скому региону, так и всему миру. В результате усыхания Арала ветер ежегодно поднимает до 75 млн тонн соленой пыли, уже обнаруженной в Европе и Антаркти­де. Казахстану при поддержке Всемирного банка удалось восстановить Северную часть Аральского моря.

Президент республики обратил внимание участников саммита на то, что Казахстан поддерживает глобальный документ по развитию планеты.

"Принятие Целей устойчивого развития предвещает поворотный момент для стран и народов мира. Итоговый документ нашего саммита станет поистине глобальным путеводителем развития и процветания на Земле. Основная ответственность за реализацию Целей устойчивого развития лежит на национальных правительствах", – сказал Нурсултан Назарбаев.

Отметив, что цели и ориентиры нового документа ООН полностью совпадают с приоритетами и задачами Казахстана, Глава государства назвал ответом нашей республики на современные вызовы Стратегию "Казахстан-2050", цель которой – вхождение страны в число 30 самых развитых стран.

"Мы реализуем План нации "100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ". Он направлен на модернизацию аппарата государственного управления, совершенствование работы гражданских и правовых институтов, дальнейшую индустриализацию экономики. Важным для стран Евразии является возрождение экономики Великого шелкового пути на современном уровне. Это принесет благо многим странам, сокращая транзит из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. Мы прокладываем его инфраструктуру, строя железнодорожные и автомобильные трассы, соединяющие Тихий океан с Европой и Ближним Востоком", – перечислил Нурсултан Назарбаев.

Именно в этом контексте Президент Казахстана подчеркнул важность сплочения вокруг идеи Большой Евразии, которая объединит в общий интеграционный проект XXI века Евразийский экономический союз, Экономический пояс Шелкового пути и Европейский союз.

Президент Казахстана убедил участников Саммита по устойчивому развитию, что мероприятия в рамках юбилейной Ассамблеи ООН представляют собой хорошую возможность для сплочения вокруг идеи общего перспективного будущего.

"Лучшее, что мы можем сделать, – это не дать надеж­дам человечества разбиться о рифы современных угроз и вызовов. Казахстан готов приложить все усилия и ресурсы к успеху дела глобального развития", – сказал Нурсултан Назарбаев.

О схожих задачах говорил генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, утверж­дая, что теперь мир нуж­дается в эффективном и предсказуемом механизме финансирования устойчивого развития. Для этого необходимо расширять партнерство с бизнесом и гражданским сообществом. Напомним, что III Международная конференция по финансированию развития состоится в Аддис-Абебе.

"Успех встречи в Аддис-Абебе станет залогом выполнения амбициозной повестки дня в области развития на период после 2015 года", – сказал Пан Ги Мун.

Глава ООН отметил, что мировой финансовый кризис обнажил риски и основные проблемы международной финансовой системы. Поэтому для финансирования проектов в сфере устойчивого развития необходимо привлекать все имеющиеся ресурсы – государственные и частные, национальные и международные.

Генеральный секретарь ООН заявил, что решающее значение должна сыграть мобилизация национальных финансовых средств. Он призвал лидеров частного сектора, в том числе руководителей крупных корпораций, рассмотреть новые обязательства по вложению инвестиций в проекты, направленные на устойчивое развитие.

"Миру нужна международная финансовая система, которая будет предсказуемой и эффективной в контексте решения проблем и достижения успехов в сфере устойчивого развития в интересах всех людей", – эти слова Пан Ги Муна перекликаются с заявлением Нурсултана Назарбаева о необходимости объединения усилий стран – членов ООН при разработке наднациональной мировой валюты, отвечающей целям и задачам глобального устойчивого развития и процветания.

Отметим, что с общей позицией Президента Казах­стана о роли нашей страны и региона в целом согласился и помощник генерального секретаря по экономическому развитию Ленни Монтьель. Он отметил, что Цели развития тысячелетия до 2015 года были направлены прежде всего на решение социальных задач, ориентированы на развивающиеся страны. Теперь же решение задач устойчивого развития будет распространяться как на богатые страны, так и на бедные. И Центральная Азия будет играть важную роль в осуществлении Целей устойчивого развития.

Получив в наследство от распавшегося Со­ветского Союза ядерное оружие Казахстан пы­тался использовать ядерный фактор в политиче­ских играх с ведущими мировыми державами, и конечно же, с США. Даже не имея еще собствен­ного опыта активной деятельности на междуна­родной арене, в Казахстане прекрасно осознава­ли роль ядерного оружия в современном мире. В Алма-Ате не могли не понимать, что исчез­нувший только что с политической карты мира Советский Союз на протяжении четырех деся­тилетий считался второй супердержавой мира, сопоставимой по своему влиянию на положение дел в мире с США, только в силу наличия у него гигантского потенциала стратегических воору­жений. Мысль о том, что Казахстан, благодаря наличию ядерного оружия, тоже сможет сразу же занять весьма высокое место в списке наиболее влиятельных стран, по-видимому, доминировала в первых политических расчетах казахстанского руководства.

Однако эти планы Казахстана явно противо­речили не только интересам Москвы, но в не меньшей степени и Вашингтона. Это был тот самый, не часто встречающийся в международ­ной политике случай, когда интересы Москвы и Вашингтона совпадали. Их позиции в вопросе о ядерном наследстве СССР сводились к тому, что распад советской империи не должен привести к росту числа ядерных стран. Действительно, став в конце второй мировой войны первой в мире ядерной державой, США уже тогда начали фор­мировать основы своей политической стратегии в вопросах ядерных вооружений. И одна из глав­ных отправных точек американской позиции -это нераспространение ядерного оружия [1].

Вашингтон давно уже озабочен тем, чтобы двери «ядерного клуба» оставались плотно за­крытыми для всех желающих попасть туда стран, в том числе даже для тех из них, которые дав­но известны как дружественные Соединенным Штатам государства. В случае же с Казахстаном тревога США по поводу появления нового со­искателя на место в ядерном клубе усиливалась целым рядом дополнительных факторов. Ведь на ядерный статус претендовала страна, кото­рая причисляет себя к мусульманскому миру, а в США, как и везде на Западе, страх перед так называемой «исламской ядерной бомбой» очень велик. Кроме того, в Вашингтоне понимали, что возможность обеспечения стабильности в воз­никших на развалинах СССР, особенно в «Центральноазиатском регионе, находится под во­просом, а следовательно, нет гарантии жесткого контроля за сохранением и возможным исполь­зованием этого вида оружия массового пора­жения. Вашингтон с самого начала занял очень жесткую позицию, фактически солидаризиро­вавшись с Москвой: право наследовать статус ядерной державы должно принадлежать только России. Именно туда должно быть перемещено все ядерное оружие бывшего СССР, и на Москву должна быть возложена вся ответственность за его сохранность и безопасность [2].

Соединенные Штаты дали понять Казахста­ну, что в этом вопросе их позиция непреклонна. Во время визита государственного секретаря Джеймса Бейкера в Алма-Ату весной 1992 года США еще раз подтвердили, что они настаивают на своей прежней позиции, то есть на безъядер­ном статусе Казахстана, и что эта страна должна присоединиться к договору о нераспростране­нии ядерного оружия в качестве неядерного го­сударства.

Вместе с тем у Казахстана практически не было альтернативы. Отказ выполнить американ­ские требования означал бы, что Алма-Ата всту­пает на путь конфронтации с остающейся един­ственной сверхдержавой мира - Соединенными Штатами с первых шагов своего независимого развития. А это, в свою очередь, означало бы, что Казахстан лишает себя возможности получения в будущем экономической, политической, техно­логической и любой иной поддержки со стороны США, а также финансовой помощи со стороны контролируемых ими организаций, в том числе Всемирного Банка, Международного Валютного фонда и др.

Кроме того, в этом вопросе Казахстан не мог бы опереться и на поддержку своих могуще­ственных соседей, России и Китая, или других влиятельных держав, также не желавших рас­ширения «ядерного клуба». Предстояла бы от­кровенная конфронтация практически со всем международным сообществом, за исключением лишь тех мусульманских государств, которые лелеяли тогда надежду на появление исламской ядерной бомбы. Таким образом, позиция Казах­стана по вопросу о стратегических вооружениях была с его стороны политической игрой, в ходе которой он стремился извлечь как можно боль­ше выгоды из отказа от ядерного статуса. Одна­ко твердая позиция Вашингтона, опиравшегося к тому же в этом вопросе на полное взаимопо­нимание с Москвой, предопределила достаточно быстрый финал этой игры [3].

У Н. Назарбаева было слишком мало време­ни для маневров. Давление США на Алма-Ату возрастало. Кроме того, во второй половине мая 1992 года предстоял первый официальный визит главы независимого Казахстана в США, в ходе которого должен был быть заложен фундамент будущих отношений двух государств. В Алма-Ате все больше понимали, что без четкого отказа от обладания ядерным оружием не могло быть и речи о том, что Казахстан сможет рассчитывать в будущем на доброжелательное отношение со стороны Вашингтона.

Как следствие Казахстан смягчил свою по­зицию. Уже в конце апреля 1992 года президент Н. Назарбаев дал понять, что он готов уступить в вопросе о ядерном статусе, если США дадут надежные гарантии безопасности Казахстана, в том числе и гарантии его ядерной безопасности.

Истинная причина столь серьезной уступ­ки со стороны Казахстана состояла в том, что вставшая на путь независимого развития стра­на очень нуждалась в развитии многосторонних отношений с Соединенными Штатами и реши­ла пожертвовать престижным, но формальным для себя статусом ядерной державы в обмен не только на гарантии безопасности, но и на пер­спективы получения многосторонней помощи со стороны Запада, и прежде всего - США.

В опубликованной 16 мая 1992 года брошю­ре Н. Назарбаева «Стратегия становления и раз­вития Казахстана как суверенного государства» уже недвусмысленно говорится о фактическом отказе Казахстана от ядерного оружия. «Очевид­но, - говорится в «Стратегии...», - что ядерное оружие, размещенное на территории Казахста­на, даже после его существенного сокращения в рамках договорного процесса с Россией, США, а в перспективе и с остальными ядерными дер­жавами, будет продолжать выполнять свои обо­ронительные функции. Казахстан станет зоной, свободной от ядерного оружия, в результате до­говорного процесса. С учетом интересов своей безопасности наше конечное желание - полу­чить гарантии территориальной целостности и неприкосновенности без ядерного потенциала»[4].

По приезду в Вашингтон Назарбаев впервые достаточно четко сформулировал изменившуюся позицию своей страны по вопросу о ядерных во­оружениях. Он также пытался оправдать перво­начальную позицию Казахстана тем, что прежде его страна проявляла естественную «осторож­ность», опасаясь за свою будущую безопасность в условиях непредсказуемого развития событий после дезинтеграции Советского Союза. Кроме того, он фактически признал, что мусульманские страны пытались оказывать свое влияние на по­зицию Казахстана. «Когда после распада СССР было неизвестно, что станет с Россией и нашими соседями, когда есть большое стремление вли­ять со стороны мусульманских государств, мы проявили осторожность [5].

США признали Казахстан участником До­говора по стратегическим наступательным во­оружениям СНВ-1, подписанного Советским Союзом и США в июле 1991 года. Договор, в частности, предусматривал значительное со­кращение стратегических ядерных арсеналов стран-участников. Казахстан взял на себя обя­зательства по сокращению части своих ядерных вооружений в соответствии с этим договором. Кроме того, президент Назарбаев впервые взял обязательство присоединиться к Договору о не­распространении ядерного оружия в качестве неядерного государства. Соединенные Шта­ты приветствовали признание Н. Назарбаевым безъядерного статуса Казахстана. Казахстан под­писал Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол к нему. В июле 1992 года эти документы были ратифицированы его парламентом.

В дальнейшем Казахстан стал первой из постсоветских ядерных республик, ратифициро­вавших Договор о нераспространении ядерного оружия. Это было сделано в декабре 1993 года, накануне визита в Алма-Ату вице-президента США Альберта Гора. Во время этого визита было, в частности, подписано соглашение о де­монтаже баллистических ракет, подлежащих уничтожению. Соединенные Штаты согласились выделить для этой цели 88 миллионов долларов. США признали также за Казахстаном право на часть выручки от продажи обогащенного урана, извлекаемого из демонтируемых боеголовок ра­кет, которые в соответствии с договоренностью должны были быть вывезены в Россию //54. Уже к маю 1995 года все ядерные боеголовки, снятые со 104-х межконтинентальных стратегических ракет СС-18, размещенных в советское время в Казахстане, были демонтированы и вывезены в Россию в соответствии с Лиссабонским прото­колом [6].

Устранение проблемы казахстанского ядерно­го оружия способствовало развитию сотрудниче­ства между двумя странами в военной области. Уже в ходе первого визита президента Назарбаева в Вашингтон в 1992 году была достигнута дого­воренность о сотрудничестве в области обороны. Она включала не только американские гарантии ядерной безопасности Казахстана. Президент Н. Назарбаев, также встретился с министром обо­роны США Р.Чейни, в ходе которой обсуждались вопросы помощи США в подготовке и обучении вооруженных сил Казахстана. В дальнейшем такое сотрудничество было распространено на многие другие сферы обороны и безопасности, включая сферу оборонной конверсии.

В апреле 1995 года в Алматы побывал с визи­том новый министр обороны США Уильям Пер­ри. Была согласована широкая программа помо­щи Казахстану в области конверсии оборонных предприятий. Был создан целый ряд совместных предприятий для реализации различных про­ектов конверсии. Общая стоимость этих проек­тов - 37 млн. дол. Совместному предприятию, созданному компанией KRAS CORPORATION и Казахстанским национальным ядерным цен­тром, предстояло заняться конверсией бывшего испытательного ядерного полигона и завод по производству печатных плат; совместное пред­приятие американской компании АТ&Т и ка­захстанской военно-промышленной компании «Казинформтелеком» должно было переобору­довать военный полигон в Сарышагане, который прежде использовался как станция раннего пред­упреждения и слежения за баллистическими ра­кетами, в международную станцию космической связи [7].

Проект предусматривал также создание со­вместной компании для конверсии производства биологических военных препаратов в концерн по производству, упаковке и распространению витаминов, антибиотиков и других фармацев­тических препаратов. Помощь министерства обороны США была призвана стимулировать привлечение больших американских частных инвестиций в конверсию оборонной промыш­ленности Казахстана. Конгресс США одобрил создание при министерстве обороны специаль­ного фонда для реализации программы Совмест­ное снижение угрозы (ССУ), которая призвана оказывать помощь в создании совместных пред­приятий для оборонной конверсии в Казахстане и других странах СНГ

В ходе третьего визита в США в ноябре 1997 года президент Назарбаев назвал програм­му ССУ самой важной сферой двусторонних американо-казахстанских отношений. В рамках этой программы, в частности, проводились рабо­ты по ликвидации шахтно-пусковых установок в Державинске и Жангизтобе. К ноябрю 1997 года в рамках этой программы уже было освоено 172 млн. долларов.

Несмотря на официальные заявления казах­станских властей о закрытии ядерного полиго­на в Семипалатинске, последний фактически продолжает функционировать. По договорен­ности между министерством обороны США и Национальным ядерным центром Казахстана на полигоне проводятся испытательные взрывы в рамках американской программы Нанна-Лугара по ликвидации инфраструктуры испытаний ядерного оружия на этом полигоне. По заяв­лениям казахстанской стороны, все эти взры­вы  проходят необходимые  радиационные и экологические экспертизы. Один из таких экс­периментов, проведенный 22 августа 1998 года, предназначался для калибровки (точной настрой­ки) оборудования сети сейсмических станций, призванных контролировать исполнение догово­ра о всеобщем запрещении ядерных испытаний. США оплачивают Казахстану подобный «про­кат» Семипалатинского полигона (по некоторым данным Национальный ядерный центр получает за каждый такой взрыв 1 млн. долларов), что в условиях острого дефицита средств безусловно стимулирует казахстанскую сторону к такому сотрудничеству, несмотря на протесты местных защитников окружающей среды.

Важность этого полигона для США состоит в том, что он расположен в зоне, с которой в прин­ципе достигается контроль над возможными ядерными испытаниями в Индии, Пакистане и других странах, проявляющих опасную ядерную активность. Из исследовательских центров с американской стороны в эксперименте принима­ли участие Лос-Аламосская национальная лабо­ратория, университет Ламонд, а с казахстанской - Институт геофизики Национального ядерного центра. По мнению казахстанских критиков этих испытаний, в недалеком будущем можно ожи­дать превращения Семипалатинского полигона в своего рода военно-научную базу США.

Укрепить режим ядерного нераспространения поможет Казахстану создание Международного банка низкообогащенного урана, считает председатель сената парламента республики Касым-Жомарт Токаев.

Создание Международного банка низкообогащенного урана в Казахстане – это новый подход к укреплению режима нераспространения ядерного оружия. Уникальность данного проекта, как заявил спикер сената Касым-Жомарт Токаев в ходе международного семинара на тему «Снижение угроз глобальной безопасности: уроки из Казахстана», сводится к тому, что будут созданы условия для решения проблем, связанных с развитием ядерных программ государств, не входящих в систему Договора о нераспространении ядерного оружия.

По мнению К-Ж.Токаева, хаотизация мирового порядка ведет к увеличению риска попадания оружия массового уничтожения в руки международных террористических организаций. Поэтому крайне важно усилить международный контроль над производством и использованием расщепляющихся материалов. При этом спикер рассказал о новой опасности для мирового порядка - кибертерроризме.

«Снижение угрозы глобальной безопасности является многоаспектной проблемой, включающей в себя не только укрепление режима ядерного нераспространения, но и международные усилия, направленные на урегулирование многочисленных региональных конфликтов, в которых применяются новые формы ведения военных действий. Эпоха технологического прогресса обнажила и обострила еще одну проблему - кибертерроризм, который по своим последствиям может стать более губительным, чем оружие массового уничтожения. К сожалению, мы пока не можем утверждать, что по данной проблеме принимаются согласованные международные усилия. Эффективная правовая база сотрудничества по борьбе с кибертерроризмом практически отсутствует», - считает Касым-Жомарт Токаев.

Напомним, в Казахстане на базе Ульбинского металлургического завода планируется создание Банка ядерного топлива – международного резерва низкообогащенного урана.

Идея создания международных резервов ядерного топлива зародилась еще в прошлом веке, когда увеличилось количество стран, которые вели собственные разработки в ядерной сфере. Были предприняты значительные усилия по разработке технологий производства ядерного топлива, которые были бы защищены от использования их в военных целях. Одним из вариантов обеспечения ядерным топливом атомной энергетики было предложение о создании международного резерва такого топлива.

В 2006 году американский фонд «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative) выступил с предложением о создании Международного банка ядерного топлива под эгидой МАГАТЭ, целью которого являлось учреждение механизма, обеспечивающего гарантированные международные поставки ядерного топлива государствам, выполняющим свои обязательства по нераспространению. То есть страны, не обладающие и не стремящиеся обладать технологиями изготовления ядерного топлива, могли бы обеспечиваться им из банка. В ноябре 2010 года ряд государств-членов официально предложили создать Банк низкообогащенного урана МАГАТЭ. Концепция банка МАГАТЭ отличается от ранее предлагавшихся схем. Он не будет источником снабжения или «магазином топлива», а станет резервом на крайний случай, если вдруг какая-то страна – член МАГАТЭ не сможет получить топливо от традиционного поставщика по причинам политического характера.

27 мая 2011 года агентством был объявлен тендер на выбор страны, в которой мог бы разместиться банк. 29 июля 2011 года Казахстан направил заявку на размещение банка с приложением необходимой информации по двум площадкам на Ульбинском металлургическом заводе и в городе Курчатове. В марте 2012 года государства – члены агентства были проинформированы, что по итогам открытого конкурса Казахстан стал единственной страной – кандидатом на размещение банка на своей территории.В мае 2012 года прошел визит делегации МАГАТЭ в Усть-Каменогорск и Астану. С июля 2012 года по март 2013 года в общей сложности проведено семь раундов переговоров по обсуждению подготовленного агентством проекта соглашения между МАГАТЭ и Казахстаном о создании Банка низкообогащенного урана в Казахстане.

Создание гарантийного запаса низкообогащенного урана позволит странам, не имеющим и не стремящимся к созданию мощностей по обогащению урана, иметь гарантии от внезапных срывов поставок ядерного топлива. В свою очередь эти страны не будут озабочены поисками альтернативных источников поставок, в том числе через черный рынок урановой продукции, и не будут поставлены перед необходимостью создавать собственный полный цикл уранового производства. Таким образом, создание банка не только сбалансирует мировой рынок ядерного топлива, но и укрепит международную безопасность и позволит избежать ничем не ограниченного распространения чувствительных ядерных технологий.

Создание дополнительных резервов низкообогащенного урана под эгидой МАГАТЭ окажет содействие всем государствам в получении гарантированного доступа к ядерному топливу. Оно ни в коей мере не затрагивает законного и неотъемлемого права каждого государства – члена Договора о нераспространении ядерного оружия на развитие мирной ядерной деятельности при условии всецелого соблюдения ими положений договора и требований МАГАТЭ. Государства, желающие самостоятельно обогащать уран, смогут делать это с соблюдением всех норм и требований МАГАТЭ.

Как еще в 2013 году в интервью заявил глава МИД Казахстана Ерлан Идрисов, финансирование этого проекта в размере около 150 млн долларов, переданных в МАГАТЭ, складывается из добровольных взносов ряда стран и организаций. Фонд Nuclear Threat Initiative перечислил 50 млн долларов, Норвегия – 5 млн долларов, США – 49,54 млн долларов, ОАЭ – 10 млн долларов, ЕС – до 25 млн евро и Кувейт – 10 млн долларов. По нынешним рыночным ценам сумма в 150 млн долларов будет достаточной для закупки около 60–80 тонн низкообогащенного урана и доставки его в место нахождения банка МАГАТЭ в принимающем государстве. Предполагалось, что годовые расходы агентства на обеспечение функционирования этого банка будут зависеть от ряда факторов, таких как стоимость хранения, а также затраты на меры безопасности и физической защиты.

Операционные издержки могут быть покрыты в виде вклада принимающей страны в натуральной форме, внебюджетной поддержки других стран или через регулярный бюджет МАГАТЭ.

Многих казахстанцев интересует, почему именно Казахстан стал наиболее подходящим кандидатом на размещение банка. Этому способствует ряд серьезных факторов. Во-первых, стабильная социально-политическая ситуация в стране и взвешенный внешнеполитический курс государства, обеспечивающие необходимый уровень доверия участников проекта. Во-вторых, Казахстан весьма плодотворно сотрудничает с МАГАТЭ и имеет положительный имидж в области укрепления режима нераспространения ядерного оружия, обеспечивающий политическую поддержку проекта. В-третьих, у нас имеются развитая система экспортного контроля, нормативно-правовая база для решения вопросов лицензирования, хранения, транспортировки и экспорта ядерных материалов. В-четвертых, в стране есть территории, удовлетворяющие требования долговременного хранения ядерных материалов, отвечающие условиям обеспечения их физической защиты, а также находящиеся под гарантиями МАГАТЭ. В-пятых, это наличие промышленного предприятия, обладающего необходимыми технологиями, кадрами и опытом работы в ядерном топливном цикле. И наконец, в-шестых, это участие Казахстана в Международном центре обогащения урана в российском городе Ангарске, что дает возможность использования мощностей центра для обогащения хранящихся в банке запасов низкообогащенного урана.

Создание Банка позволит Казахстану иметь выгоды в политической, экономической и научной сферах.

«Факт выбора МАГАТЭ кандидатуры Казахстана для размещения банка является свидетельством роста политического веса республики, ее авторитета на международной арене, признанием внутриполитической стабильности в стране, открытой внешней политики, надежности системы экспортного контроля, системы физической защиты ядерных объектов. Главное – это доверие мирового сообщества к миролюбивой и предсказуемой политике нашей страны. Возможное размещение Международного банка низкообогащенного урана на территории Казахстана будет способствовать дальнейшему укреплению международного имиджа республики как активного сторонника режима нераспространения и одной из ключевых фигур процесса сокращения глобальной ядерной угрозы», - уверен Е.Идрисов.

Вместе с тем выбор Казахстана является и определенного рода знаком качества всей нашей атомной отрасли. По оценкам экспертов агентства, система учета, контроля и физической защиты на предприятиях Казатомпрома, уровень подготовки специалистов Национального ядерного центра, работа исследовательских реакторов полностью соответствует международным требованиям и в ряде случаев превосходит аналогичные в некоторых развитых странах. Нахождение в нашей стране представительства влиятельной международной организации (лауреата Нобелевской премии мира 2005 года) будет способствовать укреплению авторитета Казахстана как надежного поставщика ядерной продукции. Размещение банка укрепит нашу безопасность, поскольку этот международный объект будет находиться под постоянным вниманием мирового сообщества с целью недопущения нападения на него.

По мнению экспертов, создание банка поспособствует внедрению наиболее передовых технологий и обмену опытом с развитыми странами в этой области, дополнительной загрузке ряда казахстанских предприятий урановой промышленности и ядерно-топливного цикла, а также созданию новых рабочих мест. Будет существенно повышен технический уровень подготовки казахстанских кадров за счет направленного обучения со стороны агентства. С точки зрения социальных и экологических выгод присутствие структуры МАГАТЭ в Казахстане будет означать повышение внимания со стороны этой организации к нашей стране, более тщательный и скрупулезный контроль над всеми стадиями обращения с ядерными и радиоактивными материалами и ядерными установками. Это послужит укреплению нашей внутренней дисциплины в урановой сфере, положение в которой и сегодня оценивается агентством весьма высоко. Выбор Казахстана как места размещения банка со стороны МАГАТЭ является свидетельством отсутствия проблем в нашем взаимодействии с этой организацией.

Наряду со сказанным, получение права на размещение Международного банка ядерного топлива может иметь положительный эффект для развития ядерной энергетики, совершенствования научно-технической базы и технологического развития страны в этой области.

Но не станет ли Казахстан объектом терроризма? Этот вопрос наверняка волнует многих казахстанцев.

По мнению Е.Идрисова, в вопросе терроризма, прежде всего, необходимо подчеркнуть, что теоретически под угрозой терроризма может находиться любое государство. Здесь также важно отметить, что низкообогащенный уран не является привлекательным материалом для террористов. В принципе речь идет о хранении небольшого количества низкообогащенного урана. В то же время система физической защиты предприятия является достаточно сильной, она неоднократно получала высокие оценки как со стороны МАГАТЭ, так и от независимых экспертов, и по их оценкам превосходит аналогичные системы в ведущих странах мира.

Многоуровневая система физической защиты в принципе исключает доступ злоумышленников к ядерным материалам даже в случае прямой террористической атаки. Кроме того, в нашей стране функционирует слаженная система экспортного контроля, которая обеспечивает тщательный контроль любого перемещения чувствительной продукции, к которой однозначно относятся ядерные материалы.

Между тем создание банка низкообогащенного урана не влечет за собой ввоза и создания каких-либо радиоактивных отходов. Проектом предусматривается приобретение небольшого объема низкообогащенного ядерного топлива за счет финансовых средств стран-доноров и его хранение в уже имеющихся у нас хранилищах на соответствующих предприятиях ядерной сферы. Следует отметить, что захоронение радиоактивных отходов на территории Казахстана запрещено действующим законодательством страны. Безопасность при транспортировке и хранении урана обеспечивается использованием специальных контейнеров, имеющих высокую степень прочности. Контейнеры исключают какую-либо утечку радиоактивных материалов и полностью экранируют излучение низко-обогащенного урана. Контейнеры сертифицированы МАГАТЭ и сконструированы таким образом, чтобы противостоять даже масштабным природным катаклизмам и техногенным катастрофам. Они обладают всеми необходимыми прочностными характеристиками и рассчитаны на 80–100 лет работы.

Банк низкообогащенного урана – это резервный запас топлива для АЭС. МАГАТЭ будет владельцем урана, хранящегося в банке, и топливо будет находиться под его контролем и в его официальном юридическом владении. Этот банк не является источником постоянных поставок или неким магазином. Резерв урана, по сути, является неприкосновенным запасом, который будет востребован только в случае кризисной ситуации на мировом урановом рынке. В идеале при нормальном ходе событий этот запас никогда не потребуется.

Скептики, выступающие против открытия банка в Казахстане, заявляют о высоких рисках техногенной катастрофы. Но, как заверяют специалисты, дополнительный техногенный риск от создания банка не возникает, так как Ульбинский металлургический завод уже более 40 лет изготавливает топливные таблетки для атомных реакторов. Это было крупнейшее предприятие, закрывавшее 80% потребности атомных электростанций СССР и дружественных ему стран в урановых таблетках. На заводе производилось до 1 200 тонн топливных таблеток в год. В качестве сырья использовался низкообогащенный уран в виде гексафторида урана, точно такой же, какой будет храниться в международном банке. Тогда и сегодня на складе единовременно может находиться до 800 тонн гексафторида. В международном банке планируется хранить 60–80 тонн.

За четыре десятилетия на УМЗ не было ни одного инцидента, связанного с этим материалом. Для хранения низко-обогащенного урана,

принадлежащего МАГАТЭ, не потребуется строительства каких-то новых сооружений. Для размещения банка будет выделена небольшая площадь на существующем складе.

При выборе площадки для размещения банка низкообогащенного урана сыграл важную роль и тот факт, что на УМЗ действует прошедшая проверку временем высокоэффективная система охраны окружающей среды, гарантирующая безопасную работу с ядерными материалами. С 1995 года вся деятельность АО "УМЗ" по обращению с ядерными материалами находится под контролем инспекторов МАГАТЭ. Осуществление проекта по организации банка низкообогащенного урана, по заключению специалистов предприятия, не скажется отрицательно на состоянии экологической обстановки в регионе и не будет представлять опасности для населения.

МАГАТЭ будет принимать окончательное решение по размещению банка на территории республики. После согласования текста соглашение будет направлено на межведомственное согласование, в рамках которого будут проведены юридическая, экологическая, лингвистическая экспертизы. Далее проект направят в правительство и оттуда – на ратификацию в парламент. Таким образом, весь процесс будет максимально транспарентным и открытым для общественности.

И все же в обществе существуют ядерные «фобии». Эксперты считают, что в этой связи необходимо повышать степень образованности населения в ядерных вопросах. Мирный атом при правильном обращении не несет никакой опасности, широко применяется во многих странах мира, включая Казахстан, который вышел на лидерские позиции в мировом урановом производстве. А качественный уровень обращения с ядерными материалами в нашей республике неоднократно получал высокую оценку МАГАТЭ. И одним из свидетельств этого является решение по размещению банка низкообогащенного урана в Казахстане.

Можно с уверенностью говорить о том, что создание такого банка внесет весомый вклад в усиление глобальной безопасности. Ограничение количества государств, вынужденных развивать собственный полный цикл производства ядерного топлива, снизит угрозу распространения технологий, позволяющих оказаться в полушаге от создания ядерного оружия. Таким образом, создание банка не только повысит авторитет МАГАТЭ и укрепит режим нераспространения, но и положительно скажется на общей региональной и глобальной безопасности. Идея руководства нашей страны о безопасном мире без ядерного оружия строится не на пустом месте. Мы уже сделали немало в данном направлении и показали международному сообществу своим примером реальность достижения такого мира.

Как известно, Казахстан стал первой в мире страной, добровольно закрывшей испытательный полигон, из Семипалатинского ядерного полигона было вывезено или уничтожено ядерное оружие и средства его доставки. На территории Центральной Азии создана зона, свободная от ядерного оружия, минимизировано использование высокообогащенного урана в ядерных установках, отработанное топливо с атомного реактора в

Актау перевезено на безопасное долговременное хранение. И это только беглое перечисление. Действия Казахстана были высоко оценены Генсеком ООН Пан Ги Муном, который в ходе своего визита на бывший Семипалатинский полигон в апреле 2010 года отметил: «Казахстан демонстрирует исключительное превосходство в сфере ядерного разоружения. В 1991 году президент Нурсултан Назарбаев принял смелое решение о закрытии Семипалатинского ядерного полигона и отказе от ядерного оружия. Это был дальновидный шаг, провозглашение действительной независимости». Генсек ООН призывал руководителей всех стран, в особенности ядерных держав, следовать примеру Казахстана.

27 апреля 2015 г. в г. Нью-Йорке начнет свою работу Обзорная Конференция Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Договор вступил в силу 2 марта 1970 года и вот уже на протяжении 45 лет является краеугольным камнем режима нераспространения. Казахстан присоединился к ДНЯО в феврале 1994 г., когда Президент РК Нурсултан Назарбаев в ходе своего визита в США вручил копию ратификационной грамоты Договора Президенту США Биллу Клинтону как одной из стран-депозитариев ДНЯО. И ровно 20 лет назад, 24 апреля 1995 г., последний ядерный боезаряд из доставшихся нам в наследство от бывшего СССР, был вывезен из Казахстана в Россию, что ознаменовало превращение нашей страны в государство, не имеющее ядерного оружия.

Укрепление международного режима нераспространения и разоружения является одним из приоритетных направлений внешней политики Казахстана. Политика Главы государства, направленная на избавление человечества от ядерного оружия и укрепление режима нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ), заслужила признание международного сообщества и закрепила глобальное лидерство Казахстана в сфере ядерного разоружения, нераспространения и ядерной безопасности.

Отказ от ядерного оружия и закрытие одного из крупнейших в мире испытательных ядерных полигонов в Семипалатинской области был беспрецедентным, и мировому сообществу еще предстоит осознать всю глубину мудрости и мужества Главы нашего государства. Принятые им исторические решения заложили основу независимости и безопасности Казахстана, внесли огромный вклад в укрепление международной стабильности. Как заявил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун на Семипалатинском полигоне в ходе визита в Казахстан в апреле 2010 г., «лидеры ядерных стран должны брать пример с Нурсултана Назарбаева».

Продвижение инициатив Главы государства, нацеленных на достижение мира, свободного от ядерного оружия, является одним из приоритетов в деятельности внешнеполитического ведомства Казахстана. Ведется работа по реализации инициативы по принятию в рамках ООН Всеобщей Декларации по достижению мира, свободного от ядерного оружия, институционализации Договора о создании зоны, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии (Семипалатинский договор), содействию вступлению в силу Договора о Всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия. Совместно с заинтересованными министерствами ведется работа по созданию Банка низкообогащенного урана МАГАТЭ¬ в Казахстане.

Большая работа по укреплению режима нераспространения и обеспечению ядерной безопасности проводится и в самом Казахстане. Взаимодействие в этих областях ведется как на двусторонней, так и многосторонней основе с рядом партнеров. В соответствии с принятой в 1994 г. Конгрессом США программой Нанна-Лугара при финансовом содействии американской стороны были реализованы десятки проектов по ликвидации инфраструктуры ОМУ в РК, переводу предприятий с военного на гражданское промышленное производство. Необходимо отметить, что Правительство Казахстана с первых дней независимости, несмот¬ря на трудности экономического характера, выделяло и продолжает выделять существенные средства из бюджета на реализацию программ по укреплению ядерной безопасности страны.

Безусловно, огромную роль в «безъядерном досье» Казахстана сыграло тесное и успешное взаимодействие с США и Российской Федерацией, в т.ч. на бывшем Семипалатинском испытательном полигоне. Соответствующее заявление президентов США, РФ и РК по взаимодействию на Семипалатинском полигоне было принято на саммите по ядерной безопасности в Сеуле в 2012 г.

Угроза ядерного терроризма является одним из самых главных вызовов для человечества в XXI веке. Именно поэтому, Президент Н. Назарбаев, одним из первых поддержал инициативу Президента США Б. Обамы о проведении саммитов по ядерной безопасности, главной целью которых является выработка согласованных мер на национальном и международном уровнях по обеспечению надежной защиты ядерных и радиоактивных материалов, предотвращения попадания их в руки террористов.

За пять лет, прошедших после проведения саммита в Вашингтоне в апреле 2010 г., достигнут большой прогресс в укреплении ядерной безопасности в мире. Значительно сократилось количество стран, обладающих ядерными материалами, более 40 стран присоединились к Поправке к Конвенции о физической защите ядерных материалов. Главным итогом проводимой работы является то, что международное сообщество стало больше уделять внимания повышению уровня безопасности ядерных материалов и ядерных объектов.

Казахстан по праву считается одним из лидеров в обеспечении ядерной безопасности. Мы выполнили практически все задачи, поставленные по итогам прошедших саммитов. Казахстан присоединился ко всем международным инструментам в сфере ядерной безопасности, в том числе ратифицировал Поправку к Конвенции о физической защите ядерного материала. Казахстан предпринимает практические меры по сокращению количества высокообогащенного ядерного материала, переводу работ с высокообогащенного урана (ВОУ) на топливо низкого обогащения (НОУ), усилению контроля над радиоактивными источниками и повышению уровня ядерной безопасности. Ведутся исследования в области мирных ядерных технологий, создается Учебный центр по ядерной безопасности.

Казахстан придает большое значение международному сотрудничеству в сфере ядерной безопасности, и на саммите в Гааге в апреле 2014 г. президентами США Б. Обамой и РК Н. Назарбаевым было принято Совместное заявление о сотрудничестве в сфере укрепления ядерной безопасности. Казахстан готов к тесному сотрудничеству со всеми странами с целью обеспечения ядерной безопасности.

Очередной саммит будет проведен в США в 2016 г., и внешнеполитическим ведомством ведется активная подготовка к участию Главы государства в данном мероприятии.

2 декабря 2014 г. исполнилось 5 лет с принятия по инициативе Казахстана резолюции ГА ООН об объявлении 29 августа – дня закрытия Указом Президента РК Н. Назарбаева¬ Семипалатинского ядерного испытательного полигона – Международным днем действий против ядерных испытаний. Для укрепления режима нераспространения принципиально важным является скорейшее вступление в силу Договора о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия (ДВЗЯИ). За пять лет со времени принятия резолюции благодаря коллективным усилиям правительств, парламентариев и НПО значительно увеличилось количество стран, присоединившихся к договору и ратифицировавших его. На сегодня к договору уже присоединились 183, а ратифицировали 163 государства. Однако, как известно, для его вступления в силу требуется подписание и ратификация договора еще восемью конкретными государствами – Египтом, Индией, Израилем, Ираном, КНДР, КНР, Пакистаном и США.

27 февраля 2015 г. Казахстан был избран совместно с Японией сопредседателем по статье XIV ДВЗЯИ по содействию его скорейшему вступлению в силу. Планируется ряд важных мероприятий, в т.ч. проведение на полях Генеральной ассамблеи ООН Конференции с участием министров иностранных дел государств-членов ООН в Нью-Йорке в сентябре 2015 г. Казахстан, как сопредседатель Конференции, намерен совместно с Японией активно призывать вышеуказанные восемь стран присоединиться и ратифицировать этот Договор.

Активно реализуется инициатива Главы государства – Проект АТОМ (Abolish Testing. Our Mission), в рамках которого уже собрано 160 000 подписей из более 100 стран мира с призывом к лидерам стран мира добиться вступления в силу ДВЗЯИ.

Важным вкладом в укрепление режима нераспространения станет создание Международного банка низко¬обогащенного урана МАГАТЭ¬ (МБНОУ) в Казахстане. В настоящее время с Секретариатом МАГАТЭ проведено 19 раундов переговоров по Страновому и Техническому соглашениям по условиям размещения МБНОУ в Казахстане. Подписание Соглашения планируется в 2015 г., после чего начнется практическая реализация проекта МБНОУ.

Создание Банка низкообогащенного урана не влечет за собой ввоза и создания каких-либо радиоактивных отходов в стране. Проектом предусматривается приобретение небольшого объема низко¬обогащенного урана за счет финансовых средств государств-доноров и его хранение в уже имеющихся у нас хранилищах на Ульбинском металлургическом заводе. Захоронение радиоактивных отходов на территории Казахстана запрещено действующим законодательством страны. Как отмечают эксперты УМЗ, где планируется разместить 60 контейнеров низкообогащенного урана под эгидой МБНОУ, на заводе ранее хранилось до 2 000 цилиндров с таким материалом. За 60 лет работы УМЗ никакой утечки радиоактивных материалов и радиационного заражения никогда не возникало.

Ведется работа по скорейшей институционализации Договора о создании зоны, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии (Семипалатинский Договор). Без преувеличения можно сказать, что подписание в мае 2014 г. в Нью-Йорке Протокола к Семипалатинскому Договору стало одним из значимых событий глобального режима нераспространения за последние годы. Ядерные государства, подписав Протокол к Договору, приняли на себя обязательства не применять и не угрожать применением ядерного оружия в отношении участников зоны. После ратификации протокола парламентами этих стран гарантии будут носить юридический характер. Примечательно, что это первый в истории случай, когда Протокол к договору о создании зоны был подписан всеми ядерными странами одновременно в одном месте. На церемонии подписания Протокола к Договору в Нью-Йорке посол Франции подчеркнул особую роль и вклад Казахстана в продвижении вопроса по согласованию условий подписания Протокола.

В целях скорейшей ратификации ядерными странами Протокола к Договору Казахстаном было инициировано принятие Совместного заявления министров иностранных дел стран-участниц Договора. Протокол уже ратифицировали Франция, Великобритания, Российская Федерация, и мы рассчитываем на скорейшую ратификацию Протокола законодательными органами США и КНР. В декабре 2014 г. в рамках ГА ООН Казахстаном было проработано принятие впервые на консенсусной основе резолюции в поддержку Семипалатинского Договора.

Казахстан внес свой вклад в международные усилия по урегулированию иранской ядерной проблемы, предоставив в 2013 г. площадку для проведения двух раундов переговоров.

Наша страна является стороной практически всех международных инструментов и механизмов в сфере нераспространения ядерного оружия. Мы неукоснительно выполняем обязательства, взятые в соответствии с международными договорами, стороной которых являемся.

«Инициативы президента Нурсултана Назарбаева, направленные на достижение мира, свободного от ядерного оружия, как никогда востребованы, и внешнеполитическим ведомством будут прилагаться усилия для их практической реализации. В случае избрания в непостоянные члены

СБ ООН 2017–2018 гг. вопросы ядерной безопасности и нераспространения будут одними из приоритетов участия РК в этом важном органе ООН», - уверен глава внешнеполитического ведомства Казахстана Ерлан Идрисов.

Из-за малой информированности граждане часто путают банк низкообогащенного урана с могильниками для захоронения ядерных отходов. Но это совершенно разные и даже противоположные вещи.

Эксперты сходятся во мнении, что создание банка низкообогащенного урана будет иметь конкретное технологическое содержание и положительное политическое значение для Казахстана.

Значимость принятых Казахстаном решений сложно переоценить. Даже малой части тех ядер­ных запасов, которые республика передала для безопасного хранения, попадись они в руки преступ­ников, хватило бы для уничтожения не только Всемирного торгового центра, но и всего Манхэттена. Казахстан остается одним из немногих примеров воплощения идеалов Пагуошской конференции, ко­торая стала прощальным подарком Эйнштейна, преподнесенным им миру совместно с учеными- лауреатами Нобелевской премии Бертраном Расселом, Джозефом Ротблатом и другими, незадолго до его собственной смерти, для того чтобы сдержать распространение оружия массового уничтожения.

Недооцененная центральноазиатская зона, свободная от ядерного оружия, является одной из пяти безъядерных зон наряду с Латинской Америкой, южным Тихоокеанским регионом, Юго-Восточной Азией и Африкой. В 2006 г. все пять центральноазиатских государств отказались от производства, при­обретения, проведения испытаний и обладания ядерным оружием на пространстве четырех миллионов квадратных километров, что очень важно для региона, граничащего с Россией, Китаем, Индией, Ира­ном, Афганистаном и Пакистаном.

Законное использование атомной энергии в мирных целях остается в числе наиболее важных во­просов нераспространения ядерного оружия. Мировые лидеры должны принять быстрые и реши­тельные меры в отношении выдвинутого ранее предложения о создании Международного банка ядерного топлива под эгидой МАГАТЭ. Это позволит многим странам в будущем выполнять требо­вания по использованию атомной энергии в мирных целях, с соблюдением всех соответствующих мер безопасности и иметь доступ к ядерному топливу без необходимости обогащения урана или дру­гой его переработки на своей территории.

Неспособность запустить адекватные механизмы мирного использования атомной энергии ста­вит в невыгодное положение страны, желающие использовать ядерное топливо в законных целях, а также замедляет глобальное сотрудничество по созданию жестких механизмов безопасности и пред­варительного контроля [3].

Для народа Казахстана, познавшего все ужасы ядерных испытаний, вопрос об их полном запре­щении является особенно значимым. Это вполне естественно, если учесть, что за 40 лет на Семипала­тинском полигоне было проведено 450 испытаний, от которых пострадали полтора миллиона чело­век. Поэтому 29 августа 1991 г. Н.А. Назарбаев издал указ о закрытии Семипалатинского ядерного полигона. Глубоко символичен тот факт, что годы спустя именно этот день по инициативе Казахста­на был объявлен Международным днем действий против ядерных испытаний.

Придерживаясь миролюбивого внешнеполитического курса, Казахстан успешно сотрудничает с МАГАТЭ, Группой ядерных поставщиков, Краковской инициативой, Комитетом Цангера и Глобаль­ной инициативой по борьбе с актами ядерного терроризма. В целях полного исключения возможной утечки ядерных материалов в Казахстане создана Национальная комиссия по нераспространению оружия массового уничтожения, в компетенцию которой вошел весь круг вопросов, касающихся ядерного цикла.

Особое значение Казахстан придает взаимодействию с Подготовительной комиссией Договора о все­объемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) по вопросам развития Международной системы мониторинга и методов инспекции на местах. В рамках этого сотрудничества в 2008 г. на территории Семи­палатинского региона был проведен интегрированный полевой эксперимент по инспекции на месте.

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний был открыт для подписания в сен­тябре 1996 г.; он считается «самой трудной и долгожданной победой в истории договоров о контроле над вооружениями». Подписавшие и ратифицировавшие Договор государства обязуются «не произ­водить любой испытательный взрыв ядерного оружия или любой другой ядерный взрыв». Для обна­ружения взрывов и проведения инспекций по запросу стран, имеющих подозрения в нарушении по­ложений Договора, он предусматривает создание широкомасштабной Международной системы мо­ниторинга. Построение этой системы поручается вновь создаваемой Организации по Договору о все­объемлющем запрещении ядерных испытаний со штаб-квартирой в Вене.

Мы сожалеем, что некоторые достаточно влиятельные страны до сих пор воздерживаются от подписания и ратификации ДВЗЯИ. Такое положение дел позволяет официальным ядерным государ­ствам продолжать испытания ядерного оружия, а «пороговым» государствам — безнаказанно вести работу над собственными ракетно-ядерными программами.

В этой ситуации особая ответственность возлагается на официальные ядерные государства. Они должны понять простую истину: невозможно модернизировать ядерное оружие и в то же время убеждать развивающиеся государства в необходимости отказа от программ по созданию оружия мас­сового уничтожения. С этой точки зрения соблюдаемый мировыми державами добровольный мора­торий на проведение ядерных испытаний — очень важный фактор, но он явно недостаточен в долго­срочной перспективе.

Непоколебимое решение Казахстана отказаться от ядерного оружия внушило уважение лидерам движения за нераспространение. Решение республики обезопасить свой ядерный арсенал и затем от­казаться от него, по мнению многих, подвигло Украину и Беларусь пойти на аналогичный шаг.

Совместно с Кыргызстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном Казахстан создал в Центральной Азии зону, свободную от ядерного оружия, договор о которой вступил в действие в прошлом году. Это событие стало важным вкладом в укрепление режима ядерного нераспростране­ния, поощрение сотрудничества в мирном использовании ядерной энергии и экологической реабили­тации территорий, пострадавших от радиоактивного заражения. Договор будет содействовать укреп­лению регионального и международного мира и безопасности, а также борьбе с международным тер­роризмом и предотвращению попадания ядерных материалов и технологий в руки негосударствен­ных субъектов, в первую очередь террористов. И наконец, являясь страной, председательствующей в нынешнем году в ОБСЕ, Республика Казахстан планирует использовать платформу этой авторитет­ной Организации для освещения значимости идей ядерного нераспространения и безопасности.

В нынешнем десятилетии перспективы нераспространения внушают мировой общественности и политикам многих государств растущую тревогу. Причины такого тревожного положения можно классифицировать определенным образом.

Во-первых, неприсоединившиеся к Договору о нераспространении ядерного оружия страны рас­положены в самых нестабильных регионах мира. Они вовлечены в конфликты, чреватые войнами, в ходе которых вероятность боевого применения ядерного оружия весьма велика — впервые после августа 1945 г. и с неизмеримыми и непредсказуемыми последствиями для всей мировой политики.

Во-вторых, примеры Ирака, КНДР, Ливии и ряда других стран продемонстрировали недостаточ­ную эффективность международного контроля над оборотом ядерных материалов.

Нельзя признать эффективным и результаты международного контроля над передачей техноло­гий в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (по Статье III), прежде всего гарантий МАГАТЭ. Как ни удивительно, после более чем 30-летнего действия Договора о нераспространении ядерного оружия из 190 государств-участников 42 все еще не заключили с МАГАТЭ соглашений о всеобъемлющем или полномасштабном контроле. Дополнительный Протокол МАГАТЭ от 1997 г. не подписали или не ратифицировали более 90 государств, 16 из которых имеют серьезные ядерные программы. Ядерные державы-члены Договора о нераспространении ядерного оружия и тройка за его пределами имеют соглашения с МАГАТЭ лишь о выборочном контроле на отдельных объектах.

В-третьих, стало известно о развитии «черного рынка» ядерных материалов, технологий и экспер­тизы, охватившего деятельность ряда государств-членов Договора о нераспространении ядерного ору­жия (в частности, Ливии, Ирана, Ирака, КНДР, Саудовской Аравии, Алжира, Египта, Индонезии) и лиц и организаций стран, не связанных ни Договором, ни сопряженными с ним экспортными ограничения­ми и контрольными механизмами (Пакистан).

В-четвертых, мировой рынок ядерных материалов и технологий, сулящий миллиардные прибы­ли, стал ареной жестокой конкуренции не импортеров, а экспортеров. В борьбе за рынки сбыта госу­дарства-поставщики (прежде всего, США, СССР / Россия, Канада, Франция, КНР, Бразилия, Арген­тина, Португалия, ФРГ, Италия, Бельгия, Норвегия и др.) оказались не склонны слишком придирчиво подходить к соблюдению гарантий МАГАТЭ, к недостаточности ее гарантий и даже к факту неуча­стия стран-импортеров в Договоре о нераспространении ядерного оружия (Израиля, Индии, Пакиста­на). Даже сведения о ведущихся военных разработках и наличии у отдельных государств огромных природных энергетических ресурсов, избавляющих их в обозримой перспективе от нужды в ядерной энергетике, не останавливали экспортеров от сделок (как, скажем, в случае с Ираком, Ираном, Ли­вией). Имеющиеся механизмы экспортного контроля в этой и смежных областях (Комитет Пантера, Группа ядерных поставщиков, Вассенарские соглашения и др.) далеко не достаточны для устранения этой проблемы.

Пятый момент — выход на передний план проблематики безопасности фактора международного терроризма, серия совершенных им террористических актов с массовым уничтожением мирных жи­телей, начиная с американской трагедии 11.09.2001 и до взрывов на Лубянке, открытое стремление международного терроризма получить доступ к ядерному оружию и другим видам оружия массового уничтожения. При этом нет уверенности в достаточной сохранности накопленных многими странами запасов ядерных материалов и, в отдельных случаях, даже ядерных боеприпасов, которые могут по­пасть в руки террористов путем хищения, подкупа, и как следствие — политическая дестабилизация или гражданская война. Особую опасность как источник ядерных материалов, технологий и экспер­тизы для террористов имеет расширяющийся «черный рынок», по определению нелегальный и не подконтрольный МАГАТЭ и внутренним механизмам и законам государств.

В-шестых, как показал опыт Северной Кореи, почти полная универсальность Договора о нерас­пространении ядерного оружия — сбывшаяся мечта его основателей конца 60-х годов — отнюдь не гарантирует дальнейшее ядерное распространение. Выявилась новая угроза по прецеденту КНДР, который способен послужить примером для других государств, а именно: воспользоваться в качестве членов Договора о нераспространении ядерного оружия плодами международного сотрудничества в области мирной ядерной энергетики и науки (согласно его Статье IV), а затем открыто выйти из До­говора и создать свое ядерное оружие, с положенным уведомлением за три месяца (по Статье X). В связи с этим Иран, Алжир, Египет, Бразилия, Турция, Южная Корея и даже Япония оказались под подозрением как потенциальные «отказники» от ДНЯО.

Наконец, седьмой фактор — это нынешняя политика ядерных держав-членов Договора о нерас­пространении ядерного оружия, прежде всего США и России. Речь идет как об их курсе в области ядерного оружия, к отношениям в этой сфере между собой, так и об их линии в вопросах нераспространения применительно к странам вне «большой пятерки» (БП) и вопросам ядерного экспорта [4].

Как бы то ни было в прошлом, в будущем ядерное сдерживание не сможет обеспечить безопасность ведущих держав ни как единственное, ни даже как одно из главных средств ее поддержания. С окончанием холодной войны возник еще один парадокс ядерного сдерживания: оно осталось наиболее эффективным против тех, кого в военно-политическом смысле отпала нужда сдерживать, и наименее — в отношении тех, кого сдерживать в возрастающей степени необходимо.

При этом, безусловно, преждевременно ставить вопрос о полном упразднении сдерживания, как и о полном ядерном разоружении. Но в то же время отношение к ядерному сдерживанию как к «свя­щенной корове» тоже совершенно не оправданно. Оно никогда не было идеальным средством обес­печения безопасности, а в будущем станет все менее способно выполнить свою задачу. Хуже того, увековечивание сдерживания в качестве основы военно-стратегических отношений великих держав может превратиться в серьезнейшее препятствие для решения новых проблем безопасности, прежде всего связанных с распространением ядерного оружия, в том числе в руки «стран-изгоев», «несосто- явшихся государств» и международных террористических организаций.

Выполнение обязательств великих держав по Договору о нераспространении ядерного оружия в продвижении к ядерному разоружению, а точнее сказать — к трансформации ядерного сдерживания

—   само по себе не гарантирует укрепления режима ядерного нераспространения. Для этого нужны многие другие меры. Но верно и другое — невыполнение названных обязательств гарантирует даль­нейшее распространение ядерного оружия и потребует гораздо больших усилий для его пресечения, включая силовые акции.

Еще один важнейший аспект проблемы в том, что прорыв в укреплении режима нераспространения невозможен, если неядерные члены Договора о нераспространении ядерного оружия и «неприсоединив- шаяся» тройка не примут на себя ряд новых, относительно обременительных политических и экономиче­ских обязательств (незамедлительное заключение и ратификация соглашений с МАГАТЭ всеми странами Договора о нераспространении ядерного оружия, которые еще не сделали это, распространение системы контроля и инспекций МАГАТЭ на все важные ядерные объекты и материалы, универсализация Допол­нительного Протокола 1997 г., возможный новый протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия по полному ядерному циклу, заключение обязательной для выполнения конвенции по экспортному контролю и РКРТ и пр.).

Для того чтобы обеспечить себе сильные политические позиции добиваться этого, великие дер­жавы должны принять на себя пакет обязательств и ограничений, связанных с их ядерной политикой и традиционной практикой поддержания ядерных комплексов.

В настоящее время ядерное оружие есть у девяти государств. Это первые пять государств, у ко­торых появилось ядерное оружие — США, Россия, Соединенное Королевство, Франция и Китай. Кроме того, ядерное оружие есть у Индии и Пакистана. У Израиля есть ядерная программа, о которой довольно широко известно и на которую не распространяется система международных гарантий, хотя Израиль не признает наличия относительно небольшого количества единиц ядерного оружия. Что касается Северной Кореи, там достаточно плутония, чтобы изготовить около 10 ядерных бомб. Никто не знает точно, сколько таких бомб они уже собрали.

Универсализация и укрепление режима и механизмов Договора о нераспространении ядерного оружия должны быть фундаментом для «адресного» подхода к проблемам нераспространения при­менительно к отдельным странам и регионам. Только избирательный подход к «подозреваемым» странам не способен заменить этот фундамент и может даже разрушить его и ухудшить ситуацию в целом. Упрочение такого фундамента есть необходимое, хотя и недостаточное условие успеха. При этом исключительную важность имеет легитимность любых «адресных» акций, особенно силовых, единство и взаимодействие великих держав и их региональных партнеров [5; 148].

ДНЯО представляет собой «грандиозную сделку»: государства, не имеющие ядерного оружия, не имеют права приобретать такое оружие, в то время как государства, обладающие ядерным оружи­ем, стремятся к разоружению, избавляясь от своих ядерных арсеналов. Все государства имеют право вырабатывать ядерную энергию, но только в мирных целях.

70 лет назад Уинстон Черчилль сказал: «Никогда еще в истории человеческих конфликтов столь многие не были обязаны столь немногим». К счастью, мир сегодня не является ареной ядерных кон­фликтов. Но он является ареной серьезных противоречий. И решение этих противоречий находится в руках немногих людей, принимающих решения, в руках лидеров государств, каждый из которых несет долю ответственности за то, чтобы расщепленный атом не расщепил всех нас


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика