×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 184

+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
26.08.2015 в 15:28

Министр культуры Казахстана оказался в центре громкого скандала (ВИДЕО)

Аудиозапись с нехитрым названием «Министр культуры Арыстанбек Мухамедиулы», которую с полным правом можно назвать скандальной, появилась, в Youtube накануне. Добавил ее пользователь John Smith, о котором в личном аккаунте нет никакой информации. В описании указано, что это запись совещания по кинопроектам, передает Радиоточка.

Добрая ее половина посвящена нашумевшему сериалу о Казахском ханстве «Қазақ елi». Представители «Казахфильма» жалуются министру о нехватке денег, о до сих пор неподготовленной финансовой документации, из-за чего большие суммы проходят «мимо» киностудии. Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы в свою очередь упрекает собравшихся в распространении информации о финансовых проблемах и подсказывает, что нужно говорить журналистам на пресс-конференциях.

Ранее Министерство культуры и спорта поделилось информацией о стоимости 10-серийного фильма. Она составила 1 миллиард 25 миллионов тенге. Из них с начала года «Казахфильму» было перечислено чуть более 400 миллионов. Из-за финансовых проблем начало съемок было сдвинуто с июля на август-сентябрь этого года. При этом, презентовать сериал в киностудии намерены 16 декабря.

«Радиоточка» публикует аудиозапись, а для удобства читателей – текстовую расшифровку самой интересной ее части.

Арыстанбек Мухамедиулы (далее М):  «По «Қазақ елi». Миллион сто двадцать пять миллионов (1 миллиард 125 миллионов тенге, прим. ред.). Потом мы с «Казахфильма» еще деньги дали, да? Оно к вам поступило? Или только у вас стоит миллиард сто двадцать миллионов? 

Один из участников совещания (далее У): Миллиард сто двадцать пять как стоял, так и стоит.

М: Стоит, да?

У: Да. Из них мы по прямым для производства фильма получаем 3 миллиона. Потому что 37 процентов уходит – 12 НДС, 15 студийные «Казахфильм». 3 миллиона долларов – кино на эти деньги снять, естественно, невозможно.

М: Не, ну этот… Арман, успокойся. А в чем затруднение, я не пойму.

У: Денег нет.

М: А почему?

У: Я бы хотел доложить, можно 2 минуты буквально, выслушайте меня. По ситуации с «Қазақ елi». Следующие проблемы возникли. Я заявляю, значит: до сих пор нет ни утвержденной сметы или проекта лимита затрат на выделенную сумму. На миллиард сто двадцать пять. Это не позволяет нам проводить контроль за целевым расходом денежных средств… (прервано) что составляет 45 процентов от общей суммы расходов. Должностные оклады и вознаграждения членов съемочных групп в общем увеличены в 5 раз, в том числе по постановщикам в 10 раз относительно утвержденных положением об оплате труда. У нас есть положение об оплате труда. Все проходит мимо нас абсолютно. Хотя фильм снимается в «Казахфильме». Значит руководство, то есть меня, Бахыт Гафуровича (Бахыт Каирбеков, президент АО «Казахфильм», прим. ред.) ставят перед фактом осуществленной сделки с предоставлением акта выполненных работ, накладных и выставленных счетов на оплату без подписанного договора.

М: Бек, спасибо большое…

У: И дальше… Секундочку! Извиняюсь. Повсеместно привлекаются к работе и выполнению услуг аффилированные лица. Близкие родственники, члены семей, что является коррупционной составляющей. Семейный подряд там полный.

М: Арман.. вы подождите, мы должны вот так сделать. Есть смета, когда нам давали 1 миллиард 125 миллионов.

У: есть, но с собой не брали мы. У них тоже есть эта смета.

М: Ну дай мне смету!

У: Нету.

М: Позвони, запроси. Чтобы этот… взять деньги Министерства финансов мы же им смету же давали же? Смотрите, вот чтоб исправить ситуацию – ладно, это на вашей совести, что вы всегда вот так поступаете, да. Это… и античеловеческое явление, и тем более это антипрофессионально что вот этот шум поднимают, что «денег нет, под срывом». Для этого я вам предлагаю вот. Я был вынужден пойти на шаг, чтобы, это, вас не подставлять, там сказали вот… с этого… с администрации президента говорят: отправляйте финансовую полицию с прокуратурой, что за заявление – «государственных денег уже нет»! Я вынужден был пойти на пресс-конференцию, сказать – «да, я их сторонник, они просто хотели художественно лучше сделать, да, действительно, со мной было согласовано». Вы должны сейчас выйти, сказать: финансовые документы составлены на 1 миллиард этот… что, к сожалению, средства массовой информации, 5 миллионов истрачено, это, неверно. И фактически, я еще раз повторяю, я сознательно пошел на жертву, зачем сейчас финансисты-финполовцы придут, проверять… чтобы «Казахфильм» работа остановился. Я заинтересован, чтобы работа не останавливалась. Я предлагаю, Рустем. Соберите пресс-конференцию, спокойно, без эмоций сказать – к сожалению, там данные неправильные были. Скажите вот: смета изготовления декораций к сожалению заложено было, ну, условно, 200 миллионов тенге. На 200 миллионов мы только в студии собрали и немного в Капчагае реставрацию сделали, да, сняли на эту сумму. Окей?

У: Там не хватит, Аеке, ну никак.

М: Вы должны тогда на эту сумму обосновать смету, да? Для этого должны вот эту смету найти. Там, где декорация, условно, 200 миллионов, скажете один «Саганат» построил, там не 200 миллионов, а 500 миллионов нужно. Вот смета такая-то, такая-то.

У: Мы писали в письме. Тогда нецелесообразно было вообще начинать.

М: Ну вот, напишите в письме, что нецелесообразно это начинать.

У: Когда мы с вами в первый раз встречались, вы сказали, за деньги не переживай, мы вам поможем – начинаете. Была устная договоренность. Я поэтому пошел.

М: Я не отказываюсь. Я не отказываюсь. Слушай, испортили – вы же сами. Я вам честно скажу, да, секретов нет. Мы с Баке сидели, почему фильм остановили мы, сознательно. Булат Калымбетов говорили, вторых, третьих. Чтобы сэкономленные средства по «Казахфильму» могли вам отдать. Я скрывать не буду. Идея вот такая была. И до сих пор эта идея есть. Мы сейчас и сами – скандал шквалов идет, я сознательно все выдерживаю. Все выдерживаю ради того, чтобы оставшиеся деньги, не знаю там  – 500 миллионов, 600 миллионов, может быть больше миллиарда чтобы «Қазақ елi» дать. Я даже этот… не «Феникс», второй фильм… ну… этот, который американцы… «Джин»… Ну все же, остановил я. Я специально остановил, удар беру на себя. На меня пишут, жалуются, что я такой-такой. Ну, пускай жалуются. Я специально, еще раз говорю, останавливаю вот эти все проекты, сэкономленное чтобы вам дать. Если мы сейчас будем работать в единой команде, действительно, можно будет сэкономленные средства вам дать. Есть большое сомнение по фильму «Феникс». Сумма стоит…

У: 450…

М: Я сделаю совещание в правительстве, я напишу письмо с разрешением вот эти сэкономленные средства направить в «Қазақ елi». Но это дальняя перспектива. А сейчас вот надо будет идти по тому, что имеем. Я вам скажу, за проектом все следят. Завтра закончится фильм, все, начиная со Счетного комитета, с удовольствием будут здесь сидеть. Как было с «Кочевниками» (фильм «Кочевник» по мотивам книги Ильяса Есенберлина «Кочевники», прим. ред.).

У: Так все равно все эти деньги, в конце концов… (неразборчиво) иначе мы не подготовимся. И выходить съемки не на что будет.

М: Ну, пожалуйста, сдавай отчет, получай деньги, а что декорации – качественно, не качественно, это уже не наш вопрос. Окей?

(прерывается)

У: Международный скандал? Самая заниженная цена. Мне что, предлагаете бесплатно работать? Я день и ночь шестой месяц уже…

М: Не кричи! Нашелся здесь!

У: Я реально работаю!

М: Э, слушай, остановись! Если будешь кричать, вообще, выгоню тебя. Что ты заставляешь? Я вас прошу – вот есть первый руководитель, авторский гонорар шлифуйте, устанавливайте. Это, пожалуйста, это ваш внутренний вопрос, мы, министерство, не имеем права. И потом это, Бек, я еще раз говорю: это внутренняя ваша договоренность. Если вы не согласны, не подписывайте договор, скажите – ваш гонорар очень большой, мы приглашаем другого режиссера, более дешевого. Это такой вопрос. Раз согласились с ним, находите компромисс. Будем двигаться вперед. Сына пригласил? На его совести. Завтра он сам будет отвечать. На главную роль супругу пригласит – тоже ничего страшного. Уже знаете, не наш вопрос. Их художественный вопрос.

www.youtube/Радиоточка

Редакция

Новости Казахстана

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Предвыборная реклама

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid