Чистосердечное признание мента в отставке

 +7 (7172) 308 571

Написать нам
30.11.2016 в 17:43

Чистосердечное признание мента в отставке

В интервью корреспонденту ИА «NewTimes.kz» бывший следователь столичной полиции рассказал о подставах, показателях и давлении высокопоставленных чиновников.

После 4 лет работы в правоохранительных органах Астаны 28-летний Даурен завязал со службой. Говорит, навсегда. 

«Никогда не было, чтобы страдали невиновные люди. Повесить преступление на человека, который его не совершал, практически невозможно. Никто не поверит такому делу. Тем более, если этот человек будет отстаивать свою правоту, говорить о невиновности. Следователи не сажают невиновных людей. Они могут припугнуть задержанного уголовным делом, выкатить ему обвинения, которых на самом деле нет, но это делается, как правило, с одной целью – позже потребовать денег. Дальше это сфабрикованное дело не пойдет», — говорит бывший полицейский.

Однако, как признался собеседник, существует и другая сторона медали – когда уважаемые в стране люди просят полицейских замять дела своих родных.

«Были у нас родственники разных уважаемых людей. Они угрожали руководству, с нами вообще не церемонились, прямо говорили, что испортят карьеру, посадят, подставят… Но большее давление, конечно, шло на руководство. Когда противостоять этому уже невозможно, шеф, как правило, завуалировано обращался к нам: «Это гиблое дело, зачем оно тебе, брось его». Если не действовало, разговор становился более жестким: «Я тебе приказал бросить дело!» Если следователь и этого намека не понимал, тогда его заводили в отдельную комнату и… переубеждали», — сказал Даурен.

При этом, по его словам, внутри правоохранительных органов царит далеко не корпоративный дух.

«Коллектив расколот на группы по 5-6 человек. Сотрудники могут подставить друг друга ради личных выгод. Были случаи, когда сотрудники уголовного розыска на месте преступления, например кражи, могли подложить коллегам сворованную на другом деле вещь и подставить их таким образом. Или эту сворованную вещь могут подкинуть другому вору-рецидивисту. Рецидивисты вообще страдают. Им не верят ни прокуроры, ни судьи. Вот рецидивистам и приписывают, например, фактически доказано 8 краж, но в суд дело идет по 20–25 эпизодам. Многие на эти красивые показатели работают», — считает полицейский в отставке.

Кстати, в ходе разговора он затронул тему предложенной президентом амнистии. По его наблюдениям, амнистированные в 2011 году (к 20-летию независимости) осужденные не свернули с преступного пути. В основном, как отмечает Даурен, проблемы с законом снова возникли у тех, кто промышляют воровством и кражами.

«Кто возьмет на работу отсидевшего? А им, вышедшим из тюрьмы, как и всем, нужны средства, чтобы жить, поэтому они снова идут на преступление. На воле они не обеспечены социально, никому не нужны. А раз так, то и терять нечего. Лично я против амнистии. Более того, люди, попавшие под нее, думают, что преступление им с рук сошло», — делится мнением мужчина.

Собеседник рассказал и о существующей практике расследования дел о сексуальном насилии. По его статистике, более 90% таких дел не доходят до суда. Причина отличается от той, что бытует в обществе – ұят.

«Дела по изнасилованиям решались непосредственно с жертвами. Это преступление частного характера, если жертва заберет заявление, то уголовное дело прекращается. Более 90% таких дел прекращаются с помощью денег. Насильник платит жертве. Цена вопроса - 500 тыс тенге и выше. Некоторым жертвам давали квартиры, 2 млн тенге и еще норковую шубу», — говорит Даурен.

Как утверждает мужчина, дело ушло в коммерческую стезю настолько, что для «некоторых особ женского пола изнасилование стало прямым источником заработка».

«20–30% жертв пишут заявления ради денег. Это бизнес. Девушки подставляют молодых людей, фабрикуют дело об изнасиловании, хотя на самом деле интим между ними был по обоюдному согласию. Но в таких случаях подозреваемый не сможет доказать свою невиновность. Это практически невозможно. Потому что когда мужики идут налево, то не кричат об этом. В какой-то гостинице тихо делают свое дело. Поэтому их нет на камерах видеонаблюдения. Как доказать обоюдность? Вот и платят, чтобы не загреметь на скамью подсудимых», — резюмировал бывший сотрудник полиции.

Рабига Дюсенгулова

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии  

Дамир Н
+2 Дамир Н 30.11.2016 19:00
вот она, анатомия казахского "правосудия" !
Ответить | Ответить с цитатой
Незнакомец
+2 Незнакомец 30.11.2016 19:08
Это не только в Астане, это происходит по всей республике.
Ответить | Ответить с цитатой
Димаш
+1 Димаш 30.11.2016 19:57
Не чего нового но искренно.
Ответить | Ответить с цитатой
Zorro
0 Zorro 01.12.2016 06:29
...А воз и ныне там.
Ответить | Ответить с цитатой

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, Вы соглашаетесь с нашими правилами комментирования

Редакция

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. При цитировании информации гиперссылка на ИА «NewTimes.kz» обязательна. Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2012-2017, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

Яндекс.Метрика