«Не от хорошей жизни»: Казахстанская молодежь рассказала, зачем «неконтролируемо» едет в Астану

 +7 (7172) 308 571

Написать нам
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
28.09.2017 в 18:22

«Не от хорошей жизни»: Казахстанская молодежь рассказала, зачем «неконтролируемо» едет в Астану

«Не от хорошей жизни»: Казахстанская молодежь рассказала, <span class="kluch">зачем «неконтролируемо» едет в Астану</span> Фото: facebook.com/pasha.cas

Молниеносная и весьма агрессивная реакция на недавнее высказывание Владимира Божко о сельской молодежи обусловлена тем, что неожиданно для всех о себе напомнила проблема неустроенности регионов Казахстана, и дали о себе знать скрытые обиды переехавших в Астану в поисках лучшей жизни людей. При том, что переживать за сельских жителей общество особо не привыкло. А надо бы. Молодежь из маленьких городов и сел рассказала в интервью ИА «NewTimes.kz» о работе на стройке, отличницах, ставших проститутками, плохой экологии и своем отношении к словам зампреда мажилиса страны.

Айбек родился в поселке Ленинский Павлодарской области (население на 2016 год - 9548 человек).

«Да, Скриптонит – мой земляк. Мы, к сожалению, не знакомы с ним. Но он - лучшее доказательство того, что нет ничего невозможного. Конечно, таланты и удача есть не у всех, но трудолюбие должно помочь нам. Мне 21 год, и я уже несколько лет живу в Астане. Работаю маляром, прихожу делать ремонт в квартиры, иногда выполняю наружные работы. У меня никогда не было стеснения из-за моей работы, я горжусь ею. Я же красоту создаю! Иногда, конечно, работодатели смотрят свысока, но это не от большого ума, как говорит моя мама. Мама, кстати, мной гордится, тем более, я все чаще высылаю ей деньги. А еще я сейчас обучаюсь другим строительным навыкам, если все получится – стану частью хорошей строительной команды, которая проводит работы в столичных коттеджах. У нас в селе, как и везде, впрочем, работа есть в основном у бюджетников: у нас несколько школ и садиков. Ну, и больницы, локальные госорганы. Но перспектив нет. И как-то пока не видно молодых людей, готовых пожертвовать лучшие годы своей жизни на то, чтобы поднять родной поселок на ноги. Да и государство должно этим заниматься, я считаю. Моя одноклассница переехала в Астану и занимается проституцией, недавно ее видел в районе вокзала. Грустно это, хорошая девочка, еще и училась отлично, а жизнь вот куда завела. И я понимаю, почему иногда местные жители нервничают из-за количества «провинциалов», переезжающих на ПМЖ. Но все же мы это делаем не от хорошей жизни. Мы там родным помогаем и пытаемся вытянуть свой билет в счастливую жизнь. А в поселке у нас там дефицит всего, разбитые дороги и нет работы. Божко прав, конечно, но, чтобы остановить «неконтролируемый приток сельской молодежи», нужно сделать так, чтобы чужие города нас не манили. А случится это только тогда, когда жизнь в провинциях выйдет на кардинально новый уровень. Но вот случится ли это?..»

Настя родилась в селе Явленка Северо-Казахстанской области (население на 2009 год - 5630 человек).

«Явленка находится в 80 км от Петропавловска. До 6 класса я училась в сельской школе, а потом поступила в казахско-турецкий лицей в городе. В Астану переехала в 2011 году, окончила университет и осталась жить в городе. Что я скажу о своей малой родине? СКО – не лучшее место для жизни, не область-мечта. Практически по всем показателям находится в аутсайдерах, а по рейтингу уровня жизни она будет в топе худших. Люди зарабатывают в частном бизнесе, на продажах. В селе, где я выросла, люди зарабатывают в основном работой в магазинах, госучреждениях, больницах, это, например, органы юстиции, акимат, статистика, районо, школы, детсады. Часто уезжают в Астану на стройку или в Омск, частенько работают дальнобойщиками. Как таковой работы нет в самой деревне. Естественно, поэтому и молодежи практически нет. В основном, все уезжают. Если говорить о моих одноклассниках, то практически никто из них не остался, многие уехали в Петропавловск либо в Омск, либо в другие приграничные местности. Ну и в Астану опять же. Там, где учились, там и остались. Никто не возвращается. Работы и в самом Петропавловске особо нет. Селам Казахстана не хватает жилки. Когда приезжаешь в село, тебя встречают просторы, чистый воздух, скот, продукты без ГМО, овощи и фрукты. Но люди приезжают туда, отдыхают и уезжают. Нет работы, нет никаких рабочих мест, нет развлечений. Это одна из причин отъезда молодежи. Нет кинотеатров, дискотек. Чем живут люди в деревне? Ходят на работу, кормят животных, поливают огород и все. Потом все просто садятся смотреть телевизор или шарят в Интернете, бабушки сплетничают на лавочках, и если человек понимает, что он хочет жить, а не выживать, то он уезжает. Многие уезжают не на учебу, а именно на заработки, и часто бывает такое, что девушки начинают зарабатывать на жизнь не самыми законными путями или элементарно становятся токалками. Просто по-другому они не умеют.  С Божко я отчасти могу согласиться, да и жизнь в городе – она не для всех. Можно подумать, что это высказывание - радикальное и негативно настроенное по отношению к сельской молодежи. Но здесь как раз больше озабоченности о сельских жителях, пожалуй, ведь в городе созданы условия больше для самих городских жителей. А мы при этом забываем о большом пласте общества, с которым мы также коммуницируем. Большинство редко думает о меньшинстве, и о сельских жителях не принято думать. Мало таких людей, кого заботит состояние сел, и кто может в принципе их поставить на ноги. Поэтому хочется надеяться, что его цитата, наоборот, обратит внимание общества и госсектора на сельских жителей».

Алима родилась в городе Хромтау Актюбинской области (население на 2016 год - 25 467 человек).

«Хромтау - город небольшой, но несколько лет назад попал в программу моногород и постепенно развивается. Я переехала в Астану в 2012 году, так как поступила сюда в университет. Сейчас я работаю, и вся жизнь моя сконцентрирована в Астане. И это уже такой же мой город, как и для тех, кто здесь родился. При этом я скажу, что в Хромтау все не так плохо. В основном все работают на Донском горно-обогатительном комбинате, который занимается добычей хрома. Зарплаты на комбинате неплохие, шахтеры получают до 1000 долларов в месяц. Но проблема в другом - тратить эти деньги некуда, нет достойных ресторанов, кино, развлекательных центров. Вот некоторые и пьют, а другие собирают деньги, чтобы уехать в город побольше, или на учебу детям. Детей в Хромтау рождается много, но, как только им исполняется 18, каждый родитель пытается отправить ребенка учиться подальше, чтобы обеспечить чаду достойное будущее. Селам Казахстана не хватает достойных условий для развития и развлечений. Вот, скажем, у нас в Хромтау, вроде и свет, и вода, и Интернет. А вот как только настал выходной, людям некуда сходить. Нужны кинотеатры, парки развлечений, обучающие центры, магазины. Еще необходимо обновлять старые строения. Допустим, в Хромтауском районе некоторые поселки выглядят как во времена СССР. Молодежь бежит из сел, и это сегодняшняя правда. Но господин Божко ошибается, назвав сельскую молодежь маргинальной, ведь из сел приезжают умные, целеустремленные, добрые личности, которые готовы учиться, работать и делать все на благо родины. Сельским ребятам некогда сидеть в соцсетях и выходить на бунт, они заняты другими делами. Им нужно доказать, что они, жители маленьких сел, достойны жить также, как городские».

Дима родился в городе Темиртау Карагандинской области (население на 2015 год - 177 057 человек).

«Молодежи в Темиртау довольно много. Из них примерно половина учится в местных учебных заведениях, еще часть ездит в Караганду. Не думаю, что в этих случаях у них стоит вопрос возвращения. Кто-то так и останется в Темиртау, кто-то в Караганде. Ну, а те, кто уехал учиться в Астану, Россию или Европу, обратно не вернутся, что логично, в общем-то. Но чтобы просто решили уехать, собрались и уехали – такого не так уж и много. Работают, где придется: чаще всего стараются устроиться на завод, многие работают в подрядных организациях, куча народа просто сидит на родительских шеях. Зачем напрягаться? Социальных проблем тоже достаточно: повторюсь, работы мало, платят тоже не особо много. Завод затягивает гайки, увольняет людей, ищет способы меньше платить и больше нагружать. Техника безопасности страдает, люди гибнут и калечатся. Не знаю, либо условий нет, либо сами дебилы. А вот наркоманов и проституток тут уже не так много, как и алкашей. Это все старые стереотипы. Но зато в крайне плачевном состоянии находится экология. У нас в Темиртау каждый год увеличивается число онкобольных. Спасибо заводам! Конечно, это, в том числе, и из-за того, что люди чаще начали проходить скрининги и выявлять болезни на ранних стадиях. Зато при этом кабинет онколога какое-то время назад закрыли. Уж не знаю, почему. По поводу высказывания Божко: я не думаю, что он имел в виду то, что ему приписали. Вероятно, он говорил, что нужно создавать условия, при которых молодежь не захочет покидать регионы. По крайней мере, мне такая позиция кажется логичной и правильной».

Все имена изменены

 

Екатерина Мостовая

Екатерина Мостовая

Комментарии  

norrti
+3 norrti 29.09.2017 в 18:17
Хорошая статья, вот вам ответы на вопросы и про миграцию молодёжи из Казахстана, а то "некоторым" не видно проблемы миграции из Казахстана.
Ответить
Абдрашид
+1 Абдрашид 29.09.2017 в 23:23
Дай волю Божко он бы загнал казахскую молодежь в резервации...
Ответить

Редакция

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. При цитировании информации гиперссылка на ИА «NewTimes.kz» обязательна. Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2012-2017, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

Яндекс.Метрика