«Меры поддержки не покрывают весь бизнес». Какое будущее ждет МСБ после режима ЧП

На днях завершился режим ЧП. За неполные два месяца остановило работу огромное количество организаций по всей стране. Теперь перед правительством стоит задача вновь вернуть отечественную экономику в рабочее состояние. ИА «NewTimes.kz» опросило экспертов на предмет того, насколько принимаемые в этом направлении меры будут эффективны.

«Меры поддержки не покрывают весь бизнес». Какое будущее ждет МСБ после режима ЧП
Фото: pok60.ru

Премьер-министр РК Аскар Мамин заявил, что после отмены режима ЧП сфера услуг должна начать свое восстановление. Этому поспособствуют льготные кредиты и налоговое стимулирование.

«В целом приоритетной задачей на предстоящий период станет формирование новой структуры экономики, основанной на повышении ее самодостаточности, конкурентоспособном несырьевом секторе, качественных инвестициях и встраивании в региональные и глобальные цепочки добавленной стоимости», — сказал Аскар Мамин.

Он поручил правительству и НПП «Атамекен» разработать меры по стимулированию деловой активности и обеспечить занятость населения. Также разработан план по восстановлению экономики с требованиями поручений президента РК Касым-Жомарт Токаева.

Основатель проекта Ekonomist.kz Касымхан Каппаров разделяет меры поддержки бизнеса на две категории. Первая касается расходов бизнеса (налоговые послабления, налоговые каникулы, отсрочки по банковским кредитам), вторая – доходы.

«Пока что от государства не было никакой поддержки бизнесу в части покрытия их доходов. Мы также слышали, что будут выделяться средства для так называемых системообразующих предприятий. Однако этот механизм пока тоже никак не раскрывается. Все, что известно на данный момент, — это выделение 6 трлн тенге. Это полный пакет антикризисных мер. Из них 2 трлн тенге — это меры через две госпрограмммы — «Экономика простых вещей» и «Дорожная карта занятости», которые будут выделяться на возвратной основе через существующие механизмы взаимодействия с коммерческими банками. Вопрос в том, что эти меры поддержки не покрывают весь бизнес и не являются универсальными. Они будут распределяться только среди участников этих госпрограмм»,  считает Касымхан Каппаров.

Он отметил, что до сих пор не решен вопрос залога в кредитовании бизнеса. По его словам, это относится даже к тем займам, по которым предоставляется государственная гарантия.

«И это несмотря на то, что государство заявляет, что разработан механизм гарантирования займов. Причина в том, что, по сути, наша банковская система является неработающей. Количество новых кредитов незначительно. Банки сидят на большой подушке ликвидности в размере порядка 14 млрд долларов, которые они не готовы инвестировать в реальный сектор. В первую очередь, это связано с высоким уровнем регулирования со стороны Нацбанка с требованием по выставлению высокого уровня провизий», — заявил эксперт.

Экономист добавил, что такая ситуация сохраняется на протяжении последних 12 лет. По его словам, множество раз эта проблема озвучивалась на уровне президента и правительства. Решения пока нет.

«На протяжении всего этого времени банки у нас не выполняют свою роль по финансированию проектов в реальном секторе. Поэтому правительство пока вынуждено прибегать к таким мерам. Правительство выделяет бюджетные деньги на кредитование экономики через государственные фонды и госкомпании. Это система не является эффективной, потенциально коррупциогенна и непрозрачна», — заявил Касымхан Каппаров.

Социолог Камила Ковязина видит после снятия режима ЧП несколько серьезных угроз в ближайшей перспективе. Это отмирание какой-то части бизнеса, соответственно, уменьшение количества рабочих мест, снижение уровня доходов из-за потери работы или снижения заработной платы, рост преступности.

«Кроме того, снижение уровня доходов или страх перед такой перспективой будет приводить к сужению потребления, а это запустит еще одну волну закрытия бизнесов и даже целых ниш бизнесов», — полагает эксперт.

Камила Ковязина считает, что своего рода возможностью для нашей страны сейчас может стать инерционный страх зависимости от других стран. Ведь до коронавируса работала система глобального распределения труда, но сейчас, по крайней мере, какое-то время после, страны будут стремиться обеспечивать независимость хотя бы на уровне продовольствия.

«И если Казахстан займется этим серьезно, то, возможно, расширятся сельскохозяйственные производства, переработка, что создаст рабочие места. Пакет мер для этого уже подготовлен. Но если даже они дадут эффект, то это только в перспективе. Пока же государству необходимо создавать как можно рабочих мест, хотя бы временных. Уже планируется запустить часть инфраструктурных проектов, но это около 250 тысяч рабочих мест», — добавила социолог.

Председатель Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев написал на своей странице в Facebook, что разочарован мерами по оживлению экономики:

«Программа поддержки сельских жителей, опять же, мы это уже проходили, причем три-четыре года назад, но никто так и не провел аудит всех этих трат. По сути, это закамуфлированная выплата субсидий жителям сел, у которых 2-3 коровы. Вместо того чтоб дать жителям сел возможность стать полноценным фермером, то есть дать им землю — основное средство производства, а также основные средства — технику и животных, будут раздавать субсидии, которые не вечны, а результата не дадут. Корень проблем кроется еще ниже — в устройстве отрасли. Нужно больше фермеров. При этом вопросы изъятия неиспользуемых сельскохозяйственных земель и выдачи льготных кредитов пока буксуют».  

Loading...

3 июля, пятница