Минкульт напечатает книги казахстанцев за 72 млн тенге. Зачем это нужно госязыку?

Комитет языковой политики, которым управляет Минкульт, собирает заявки от потенциальных поставщиков. Задача проста — напечатать и распространить книги. Но не просто книги, а «социально важные виды литературы». Корреспондент ИА «NewTimes.kz» посмотрела, чьи книги будет печатать ведомство, и обсудила с руководителем языкового центра LINGVA TEN Владиславом Теном, поможет ли это развитию государственного языка.

Минкульт напечатает книги казахстанцев за 72 млн тенге. Зачем это нужно госязыку?
Фото: Pixabay

На сайте госзакупок размещены два похожих объявления от Минкульта — закупка услуг по изданию и распространению социально важных видов литературы. В общей совокупности это 24 книги, на печать которых Минкульт готов выделить 72 млн 568 тыс тенге. В первом объявлении — 15 книг за 45 млн 328 тыс тенге, во втором — 9 книг за 27 млн 240 тыс тенге.   

Комитет языковой политики планирует напечатать произведения казахстанских писателей и журналистов. Например, среди них драматическая поэма «Тәңір соты» депутата мажилиса и по совместительству лауреата союза журналистов Алдана Смайыла. На ее печать выделяют 2 млн 748 тыс тенге.

1 млн 425 тыс тенге потратят на печать книги Серика Муканова — журналиста и писателя из СКО. Его книга «Вкус курта» написана давно: еще в 2015 году он встречался со своими земляками в городе Мамлютка и знакомил их со своим творением. «Вкус курта» — это истории, рассказы, эссе и очерки, причем некоторые из них посвящены городу, в котором родился писатель.

На печать и распространение пьесы «Көмбе нанның дәмі» комитет готов потратить 2 млн 762 тыс тенге. Автор пьесы — Мадина Омарова, обладатель звания «Лучший драматург» и писательница.

Самую большую сумму Минкульт выделил на печать исторического романа «Аягөз» поэта, писателя и журналиста Жумаша Кенебая — 6 млн 411 тыс тенге. Тираж планируется 3 тыс экземпляров.

Мы обратились к Владиславу Тену, который известен тем, что не только сам выучил казахский язык, но еще и стал преподавать его по своей авторской методике. Побыв врачом, сейчас Владислав руководит языковым центром и постоянно пишет на своей странице о казахском языке. «Станет ли печать книг казахстанских авторов эффективной мерой в развитии госязыка?» — с таким вопросом мы и позвонили педагогу и лингвисту.

«В целом это хорошо. Но такого немало на рынке, а у нас же проблема другая: нам нужно научить не тех, кто знает казахский, а тех, кто не знает его. От того, что у меня на полке будут лежать Пушкин и Лермонтов, я буду читать их? От этого мой русский язык улучшится? Другое дело, если я не знаю язык, я возьму что-то попроще, адаптивное.

Другой вопрос, какую мы цель преследуем? Если хотим научить русскоязычное население таким образом, то это как мертвому припарка. Здесь совсем другой формат нужен. Если мы хотим, чтобы просто литературы было больше, тогда да, это благая цель. С целью повсеместного внедрения языка это бесполезно делать, зато будет плюсом для тех, кто знает язык и просто хочет просветиться.

Здесь нужны технологии. А мы над технологиями работаем? Нет. Вот в чем дело. У нас легко всех и вся обвинить в незнании языка, например, но многие хотят его знать, просто это сложно. Если с детства на языке не говоришь, он для тебя иностранный. Даже для некоторых этнических казахов казахский язык — иностранный. Я вот кореец, но это не значит, что корейский мне родной. Если я его не выучу, он останется для меня иностранным навсегда», — подытожил Владислав Тен.

Читайте другие материалы автора ИА «NewTimes.kz» Екатерины Мостовой

Loading...
По теме:

11 июля, суббота