«Путь Абая» и «Владимирский централ»: Один день из жизни осужденных убийц и насильников

Колония ЕЦ-166/5, или, как ее принято называть «Вишневка»,  находится в поселке Аршалы Акмолинской области. Здесь за колючей проволокой отбывают сроки опасные преступники — убийцы, педофилы и террористы. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» приняла участие в пресс-туре комитета уголовно-исполнительной системы и узнала, как осужденные на пожизненный срок коротают свои будни.

«Путь Абая» и «Владимирский централ»: Один день из жизни осужденных убийц и насильников
Фото: ИА «NewTimes.kz»

«Вишневка» рассчитана на 800 человек. Сегодня здесь отбывает наказание 630 осужденных, из них 75% — за особо тяжкие преступления.

«Из данной категории осуждены за убийство 242 человека, за грабеж и вымогательство — 96, за наркопреступления — 100, за изнасилование и насильственные действия сексуального характера — 60, из них за преступления в отношении несовершеннолетних — 41. Учреждение работает в штатном режиме, оперативная обстановка стабильная, все осужденные, согласно требованию закона, режим соблюдают», — привел статистику начальник департамента уголовно-исполнительной системы по городу Нур-Султану Ернат Акылжанов.

В этой колонии созданы неплохие условия для осужденных. Как отмечает начальник медицинской части Динара Касымова, за все время пандемии ни один осужденный не заболел коронавирусной инфекцией, при этом самыми распространенными заболеваниями остаются болезни ЖКТ, ВИЧ и психические расстройства.

«Около 52 осужденных состоит на учете с установленным ВИЧ-статусом, которым также своевременно оказывается помощь и проводится консультация необходимых специалистов. В колонии — 28 инвалидов, три инсулинозависимых.

Учитывая, что здесь особый режим и люди по многу лет отбывают срок, есть много с хроническими болезнями — ЖКТ, гастритом и язвой. 43 больных с психическими расстройствами. Они принимают психотропные препараты под нашим контролем. Есть кабинеты зубного врача и для анализов. Всего в перечне 50 видов различных анализов, например, биохимический, общий анализ крови, кровь на сахар и так далее», — рассказывает Касымова.

Несмотря на стереотип о тюремной еде, осужденным из «Вишневки» грех жаловаться на меню или порции блюд, утверждают в КУИС, отметив, что в ежедневный рацион входят фрукты, компоты, кефир, каши, супы и жаркое.

В свободное время заключенным разрешено общаться с родственниками по видеосвязи, получать образование и регистрировать брак.

Осужденный Абибулла Оразкулов в местах не столь отдаленных находится более 22 лет. До конца срока осталось около шести месяцев. Будучи в колонии, мужчина женился.

«Жил в селе. Пришел однажды в гости, я сам не пью, но хозяин дома пил. Его жена просила меня побыть рядом, пока он не уснет. Но я в итоге сам уснул. Проснулся от разговоров «уважаешь-не уважаешь», потом он начал драться. Далее я уже не помню. В себя пришел, в руках топор, он лежит мертвый, в коридоре его жена. Она еще была жива, но потом скончалась от потери крови. За это преступление меня приговорили к смертной казни, но потом помиловали и дали срок. За это время о современной жизни на свободе знаю только из разговоров с другими осужденными и из телевизора. Отучился на газоэлектросварщика. Чуть-чуть от зарплаты себе оставляю на покупку некоторых товаров, а остальное отдаю жене», — рассказал мужчина.

В колонии Абибулла и осужденные трудоустроились, за работу они получают стабильную зарплату.

«Филиал занимается производственной деятельностью, начиная от выпуска хлебобулочных изделий для нужд учреждения до крупного производства различных металлических изделий. За 10-11 месяцев этого года выпущена продукция порядка на 110-112 млн тенге. До конца года еще до 30 млн тенге предполагаем выпустить», — сообщил начальник производства филиала «Енбек Аршалы» Александр Яцков.

Есть и сезонные виды работ, например, производство бетонных изделий, водопроводных колец, фундаментных блоков и бордюров. Кроме того, осужденные заняты на швейном производстве — шьют форменное обмундирование для МВД.

«В период карантина, с марта по апрель, наш цех сшил 80 тыс защитных масок, 900 противочумных комбинезонов  для ДУИС, департамента полиции. Шьем также спецодежду разного типа. В этом цехе задействовано 9 человек. Производительность зависит от количества заказов. Работы хватает», — поделился начальник северного участка учреждения ЕЦ-166/5 Тимур Нугурбеков.

Один из осужденных, Алексей Семакин, работает в мебельном цеху и собирает мебель для школ и детсадов.

«Я на свободе мебелью занимался, пацаны здесь всему научились. Больше года работаем в этом цехе. По зарплате все устраивает, оплата сдельная. На зарплату кормим семью. В основном все работают на семью, переводят. Есть иски. Кормят нормально, поэтому можем позволить себе помочь родным. Зарплата — секрет, имею право. Сижу уже 10 лет. Немного осталось, дай Бог, в следующем году выйду», — признался мужчина.

Устроиться на работу в колонии стремятся многие, некоторым удается отправлять часть заработка семьям, а оставшуюся сумму осужденные могут потратить в местном магазине.

Здесь есть все необходимое, а цены не отличаются от города. Заключенные могут купить шоколад, мясные изделия и предметы личной гигиены.

«Осужденные на обычных условиях содержания имеют право купить в магазине товара на 655 тенге, на облегченных условиях содержания — 946 тенге. Если осужденный работает, то имеет право набрать товара на всю зарплату.

Регулярно берут сало, чай, сигареты, колбасу, сладкое. В большинстве осужденные курят Bond и State Line», — рассказала журналистам бухгалтер учреждения.

Что касается досуга, осужденные проводят свободное время в библиотеке или местном клубе.

В библиотеке колонии есть 5375 книг, из них религиозной литературы — 678. По словам библиотекаря, местные читатели предпочитают классику, фэнтэзи и военные повести. В число самых популярных произведений попали труды Михаила Булгакова и «Путь Абая» Мухтара Ауэзова.

«Многие задействованы в художественной самодеятельност. В свободное от работы и занятий время осужденные могут прийти в клуб, учатся играть на музыкальных инструментах, занимаются вокалом, устраивают концерты. Так организовывают свой досуг. Если осужденный не работает, то у него почти полдня свободно.

Если шансон хотят спеть, то добро даем, но он бывает разный. Репертуар разный, разрешается все, кроме песен, где в тексте есть нецензурная лексика. Разрешаем «Владимирский централ», можно «Сектор газа», но без ненормативной лексики, могут играть иностранные хиты Modern Talking и Scorpions», — с гордостью рассказывает начальник учреждения ЕЦ-166/5 Ерлан Узакбаев.

Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 24 ноября в 04:12
Открытый процесс по «Астана LRT» закрыли для журналистов
Жанар Муканова -  четверг, 19 ноября в 01:00
Изгой с чистой совестью…
Жанар Муканова -  суббота, 14 ноября в 01:30
Село на перепутье…
По теме:

25 ноября, среда