+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
15.05.2019 в 16:40

Корреспондент NT провел день с орнитологами, охраняющими аэропорт Алматы от незваных гостей (ФОТО)

Птицы на территории любого аэропорта – это потенциальная угроза для безопасности полетов. В международной авиации существует даже такой термин как bird strike – столкновение с птицами. Воздушные гавани от нежеланных гостей обычно защищают орнитологи: есть такие специалисты и в составе аэродромной службы аэропорта Алматы. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» провел с ними один день и узнал, что собой представляет эта загадочная для простого обывателя работа.

Корреспондент NT провел день с орнитологами, охраняющими аэропорт Алматы от незваных гостей (ФОТО) Фото: NewTimes.kz / Арнур Мамытбеков

Есть мнение, что в столкновениях с авиатранспортом никто, кроме самих птиц, не страдает, но история авиации хранит много трагедий, говорящих об обратном. Помимо десятков инцидентов, случающихся каждый год – от разбитых кабин пилотов до поврежденных двигателей самолетов, можно вспомнить и трагедию в аэропорту Бостона, произошедшую в 1961 году. Тогда в результате столкновения авиалайнера со стаей скворцов погиб 61 человек. 

В международном аэропорту Алматы мероприятия по предотвращению столкновений с птицами осуществляет специальная орнитологическая служба при тесном взаимодействии со службой авиационной безопасности (САБ) и другими подразделениями воздушной гавани южной столицы.

Что же скрывается за словами «орнитологическое обеспечение безопасности полетов» и что входит в обязанности специалистов, вовлеченных в эту деятельность? Разобраться с этими вопросами нам помогли два местных шерифа — инженер-орнитолог Инамжан Низамединов и инспектор САБ Ерлан Мынбаев.

Как говорит Инамжан, в орнитологической службе трудятся шесть человек, которые в две смены выходят на патрулирование территории и воздушного пространства аэропорта. У них есть специальное оборудование и транспорт – вездеход Нива, на котором они передвигаются по всей территории аэропорта. Инамжан произносит слово «подиум», подразумевая взлетную полосу и примыкающие к ней участки и сервисные пути-дороги. Но только в качестве див и звезд на этом подиуме выступают не модели, а лайнеры различных авиакомпаний, которые с достоинством проносятся по огромной бетонной дорожке и эффектно взмывают вверх.  

Проехавшись немного, мы подруливаем к сложному устройству, которое периодически издает очень громкие и тревожные звуки – это Bird Guard, система рупоров, которая контролирует поведение пернатых, держа их в тонусе и на расстоянии, транслируя записанные сигналы тревоги, издаваемые различными птицами, в том числе, хищными. Такая же система установлена в Ниве, и ее периодически включают, подъезжая к птицам, обнаруженным на охраняемой территории. Инамжан что-то поправляет в этой адской машинке, и мы едем дальше, осматриваясь по сторонам.

В некотором отдалении замечаем лазерные диски, которые, по уверениям нашего орнитолога, обладают волшебной силой отпугивать птиц. Можно предположить, что в этой борьбе с непрошенными гостями все средства хороши, в том числе цифровые носители аудио- и видеоконтента. Мы с возрастающим интересом оглядываемся по сторонам.

На ум приходит один вопрос: а кто же обнаруживает птиц на такой огромной территории? Конечно, есть острые глаза, есть бинокль, но все же… Нам сообщают, что здесь существует целая система контроля и мониторинга. По всей территории аэропорта можно увидеть камеры, которые до боли напоминают систему наблюдения Сергек. Правда, здесь она установлена не для сбора штрафов, а за контролем над всем, что движется и подает признаки жизни. Так что ни одна попытка несанкционированного проникновения на территорию – что по воздуху, что по земле — не пройдет незамеченной и сразу же привлечет внимание всевидящего ока.

Нам также говорят, что помимо камер есть и вышка Казаэронавигации, которая доминантой возвышается над прилегающей территорией и комплексом всей службы мониторинга воздушного пространства. Диспетчеры этой службы координируют передвижение не только воздушных судов, но и всех других типов транспорта, которым пользуются различные сервисы и подразделения. Чтобы выехать из одного участка аэропорта или пересечь взлетную полосу, сотрудники орнитологической службы запрашивают разрешение у диспетчеров и без пререканий следуют их указаниям. Тут все очень строго и все подчинено единому принципу – безопасности полетов, так что никто даже и не помышляет о нарушении порядка и дисциплины, удивляя нас, посетителей, непривычно высокими стандартами работы и сознательности.

Получив разрешение от диспетчеров, мы движемся дальше, и мальчишка во мне все больше дает о себе знать: мне очень хочется ознакомиться с экипировкой наших гидов, и они охотно знакомят меня со своим снаряжением. И что же состоит на вооружении орнитологов? Тут слово берет Ерлан и сообщает, что в паре с орнитологом всегда должен работать специалист, имеющий специальное разрешение и соответствующий опыт обращения со стрелковым оружием. Ерлан таким опытом и лицензией обладает, а поэтому он и не выпускает из крепких рук вертикальную двустволку, оставив пугач и мини-ракетницу своему напарнику. Как сообщает представитель САБ, все их вооружение имеет одну цель – отпугнуть, а не уничтожить. Патроны для двустволки набиты мелкой и мягкой дробью, с которой никто и не подумает выйти на охоту.

Я несколько разочарован, но сознательное начало во мне берет вверх, и я понимаю, что мои провожатые – не охотники и не рейнджеры, а, прежде всего, орнитологи, которые просто пытаются контролировать поведение наших пернатых друзей, а не сокращают их популяцию всеми возможными способами. Неожиданно в небе над нами начинает кружить небольшая хищная птица, по виду — сокол, и мы, согласовав свой маневр с вышкой по рации, движемся в сторону потенциальной угрозы. Ерлан производит несколько выстрелов, и в итоге ему удается привести в чувства нарушителя, возомнившего себя хозяином территории и альфа-самцом, и сокол ретируется, быстро исчезая из вида.

Как узнаем мы из дальнейшего общения, есть строгие правила использования оружия, которое можно назвать исключительно шумовым. Так, в непосредственной близости от посадочной полосы нельзя использовать ружье и мини-ракетницу – разрешен лишь пугач, напоминающий многозарядный револьвер, что позволяет исключить даже минимальный риск случайного поджога листвы на поле, примыкающего к подиуму.

Мы едем дальше и замечаем изображение хищной птицы, нарисованное на заборе. И таких изображений с десяток, а то и больше. Как говорят наши спутники – это пример нового формата воздействия на птиц, но, как по мне, эти рисунки больше напоминают крутой стрит-арт. Не верится, что птицы будут реагировать на этот образ, хотя кто его знает – может быть, птица, напоминающая сову, и отпугнет стаю каких-нибудь расшалившихся воробьев.

Кстати, о птичках – возникает вопрос о настоящей, живой сове, которая, согласно байкам, обитает на территории аэропорта и охотится на птиц, помогая орнитологической службе и внося свою лепту в процесс управления пернатыми потоками. Сотрудники улыбаются и говорят, что это, конечно же, чистый вымысел. Правда, одно время здесь в ночное время наблюдали сову, которая будучи не очень сознательной, прилетала сюда исключительно по своим делам – она охотилась и питалась. Получается, что рассказы о сове – это просто народное творчество, еще одна городская легенда, которую мы разрушаем, к чьему-то сожалению.

Чуть позже Инамжан рассказывает об опыте привлечения хищных птиц к работе орнитологической службы:  несколько лет назад пара соколов использовалась для отпугивания птиц, но хищники, как оказалось, воздействовали на пернатых лишь точечно, охотясь за одной и игнорируя скопления птиц. Таким образом, в этом процессе человек может полагаться только на себя и технику – птицы плохо поддаются дрессировке, если не брать во внимание пример голубиной почты. Или попугаев, которых отдельные граждане учат произносить не самые цензурные выражения.

Мы продолжаем наше путешествие и замечаем самолет, двигатели которого прикрыты специальными чехлами – это тоже защита от птиц, о чем нам сообщают наши гиды. Парой минут позже, мы съезжаем с бетона и оказываемся в высокой траве, становясь похожими на покорителей саванны. Как рассказывает Инамжан, процесс обеспечения орнитологической безопасности включает в себя не только работу непосредственно на территории аэропорта.

 

Дело в том, что вблизи охраняемой и особой территории могут возникать стихийные свалки или сельскохозяйственные культуры, которые привлекают птиц, и они, направляясь к ним, могут залетать на территорию аэропорта. Чтобы исключить такие сезонные или временные миграции и потоки пернатых, аэропорт взаимодействует с местными властями на уровне города и области, договариваясь и находя компромисс по каждому возникающему вопросу или потенциальной угрозе. Как говорят наши спутники, сюда также могут забегать дикие собаки, которых также приходится спроваживать подобру-поздорову.

Проезжая по второстепенным дорожкам и зелени, мы замечаем бегущего по земле фазана и юрких ласточек в небе, что побуждает взяться за «оружие» и орнитолога, который используя пугач, отгоняет птиц, не позволяя им даже приблизиться к взлетной полосе, на которую скоро вырулит солидных размеров авиалайнер зарубежных авиалиний. 

На вопрос, какие птицы чаще всего залетают в гости, орнитолог Инамжан пожимает плечами. Легче сказать, какие не залетают, говорит он, упоминая и ворон, и ласточек, и хищных птиц, и голубей, и дроздов, что напоминает рассказ бывалого наблюдателя за птицами, влюбленного в свое хобби (bird watching). Проехав чуть дальше, мы видим визуальное подтверждение того, кто здесь царь и бог – это диспетчеры, чьи голоса мы постоянно слышим в рациях (одна стационарная в салоне автомобиля, другая – мобильная, которую можно брать с собой).

Через динамик переговорного устройства до нас периодически доносятся и голоса пилотов. Что примечательно – экипажи самолетов могут сообщать о подозрительных скоплениях птиц и диспетчеру, и непосредственно орнитологам. Правда, последние не смогут ответить – связь с экипажами односторонняя.

Дождавшись своей очереди, пропустив самолет и получив разрешение диспетчеров, мы выезжаем на взлетную полосу, производя ее визуальный осмотр на предмет наличия возможных нарушителей. Мы останавливаемся, чтобы осмотреться получше, и я понимаю, что наши провожатые потрудились на славу – «над всей Испанией чистое небо» – на горизонте ни одной птицы, и лишь тучи немного омрачают общую картину. Что ж, я лично убедился в том, что орнитологическая служба не отгоняет мифических слонов, которых нет, а вносит свою весомую лепту в слаженную работу международного алматинского аэропорта. Так что, когда вы в следующий раз будете смотреть из окна самолета на взлетную полосу, идя на посадку или набирая высоту, просто подумайте о тех людях, которые делают ваш полет безопасным и комфортным.

Материал подготовил Арнур Мамытбеков. Фото автора


Редакция

Новости Казахстана

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Предвыборная реклама

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика