воскресенье, 14 июля 2024 г.
icon
475.03
icon
517.21
icon
5.44
Алматы:
icon
19oC
Астана:
icon
20oC
1xadv
×

Ученый, перевернувший взгляд на казахское устное народное творчество

Едыге Турсунов — видный ученый, филолог-фольклорист, автор книг и статей, среди которых такие, как «Генезис казахской бытовой сказки», «Древние типы носителей казахского устного творчества», ставшие классикой национальной науки об устном народном творчестве. Как отмечает писатель Кайрат Жанабаев, его труды до сих пор остаются недосягаемыми по широте охвата и научной методологии: ученый взял лучшие достижения отечественной классики — Лосева, Мелетинского, Проппа и, соотнеся их с отечественными, национальными достижениями, создал свою новую концепцию происхождения видов и жанров фольклора.

24 декабря 2016 года — день, когда не стало Едыге Турсунова. Этот материал автора ИА «NewTimes.kz» Аси Нуриевой был создан при его жизни и публикуется сейчас в память о выдающемся ученом тюркологе с мировым именем.

Фото Абликима Акмуллаева и из архива ZITABL
Фото Абликима Акмуллаева и из архива ZITABL

На вопрос, с чего началось его увлечение фольклором, этот радостный человек, сероглазый казахский интеллигент, подбирая слова, будто взвешивая их на ладони, поведал мне историю своей жизни, так похожую на сказку или легенду, в которой были по законам жанра и добро, и зло, и смерть, и воскрешение, и свет побеждающей истины.

На самом деле в этой истории, которую рассказал мне Едыге Турсунов, была заложена огромная потребность казахской интеллигенции первой волны восстановить традиции своей культуры в контексте того времени, когда на корню пресекались любые попытки национального самосознания и осмысления, время выдвинуло именно этого человека, который сделал невозможное. Он, в ком пульсировала кровь древнего и знатного рода, берущего свое начало в глубине веков, своими трудами помог вернуть народу не столько этнографический аспект истории и культуры, а прежде всего генеалогическую память, подробно проследив этногенез казахского народа за много тысячелетий до его возникновения и образования как этноса.

Едыге Турсунов родился в Актюбинске 10 августа 1941-го в семье филолога-русоведа Даригула Турсунова (Абенова) и зоолога Халиды Вагаповой.

Кандидатскую степень защитил в 1973-м книгой «Генезис казахской бытовой сказки». В 2003-м году защитил докторскую диссертацию по теме «Возникновение баксы, акынов, сэри и жырау».

Начало

Мой приход в фольклористику произошел по воле случая. Я сдавал свою первую сессию в педагогическом институте и стал невольно источником информации среди наших студентов.

После того как я сдал все экзамены на «отлично», меня заметила завкафедрой русского языка Нина Сергеевна Смирнова, принимавшая экзамены. Она предложила мне заниматься фольклором и дала тему. Поскольку я учился на русско-казахском отделении, то, изучая сказки обоих народов, обнаружил в них сходство, только именно казахские удивили меня своим богатством и разнообразием. Я написал свой первый научный труд «Казахская сатирическая сказка», в котором с пылкостью юношеского максимализма доказывал на примере фольклора преимущество казахских сказок перед другими. Доказывал, что казахи не менее развитый народ, чем другие, если не больше. Эту работу я отнес тогда Смирновой. Через месяц, встретив меня в институте, она рассмеялась.

Вскоре она дала почитать мою работу доктору филологических наук Митрофану Семеновичу Сильченко и аспиранту Жене Костюхину. При встрече они посоветовали мне почитать книги исследователей западно-европейского фольклора, русского и казахского и других народов бывшего СССР.

— Почитай, а потом мы с тобой встретимся и поговорим, хорошо?

«Золотая ветвь»

И первой книгой из этого списка была книга Джеймса Фрезера «Золотая ветвь». Я погрузился в необыкновенно интересный, совершенно изумительный мир. Эта книга так увлекла меня, что я читал ее запоем три-четыре дня подряд. Так началось мое увлечение фольклором, которое не проходит и по сей день.

Стремительный взлет

Через два года после окончания института меня приняли в институт литературы и искусства младшим научным сотрудником. И уже через год я издал свою первую книгу «Генезис казахской бытовой сказки». Эта книга была построена на основе материалов эпохи нижнего, среднего и верхнего палеолита. Это та эпоха, которая волновала меня больше остальных. А еще через три года я издал книгу «Қазақ ауыз әдебиетін жасаушылардың байырғы өкілдері» («Древние типы носителей казахского устного творчества»). Она была представлена мной к защите докторской, которая так и не состоялась в силу сложившихся роковых обстоятельств и причин...

Байский внук

Я вынужден был долгое время молчать, так как был байским внуком. В то время об этом не говорили, потому что память о времени репрессий была еще свежа.
А я был внуком знаменитого бая Абена. Он обладал сказочным богатством, о котором ходили легенды. У него было 18 тыс коней. Для сравнения: у хана Аблая было 5 тыс коней. И при этом он щедро раздаривал свое богатство направо и налево.

По рассказам моего отца Турсуна, в то время свирепствовали два джута, которые унесли огромное количество скота, а скот Абена не только не погиб, но, напротив, все возрастал! Почему, спросите вы.

Одинокий путник

В давние времена на моего прадеда навалилась напасть. Он потерял всех своих сыновей. Лишился скота. У него остались лишь пара сапог и один баран. И вдруг на старости лет его жена вновь забеременела и вскоре родила ему сына. Тогда он обратился к мулле с просьбой спасти его единственного сына и помочь сохранить его в живых. Мулла ему сказал на это: «Дождись возле своего дома первого случайного прохожего и попроси его дать имя твоему сыну, затем прочитать над ним молитву».

Почти до вечера мой прадед прождал у дороги, когда вдруг увидел очень спешившего путника. Он поведал ему свою просьбу, обещая за ее исполнение отдать взамен последнее, что у него есть. Путник не сразу согласился. Поев жертвенного мяса, забрал сапоги и нарек мальчика Абеном. После этого почитал над ним молитву, в которой и пожелал в будущем процветания, необыкновенного роста скота. Также он предсказал, что у потомка Абена скота будет поменьше, а у следующего в роду никакого скота и вовсе не будет, но все его внуки и правнуки уцелеют.

Прошло много лет, и предсказание путника исполнилось. К власти пришли «красные» и стали охотиться за знаменитым на весь Казахстан баем Абеном. Он был не только скотоводом, но также и промышленником, имел две шахты по добыче угля, цветного металла и золота. Вскоре началось время мытарств и скитаний. От верной смерти спасло только то, что они все время кочевали: из Оренбурга в Актюбинск, в Кызыл-Орду, в Пржевальск, во Фрунзе, в Душанбе, в Ташкент и т. д.

Мой отец

Мой отец Дарегул, которому тот путник предсказал, что он всего лишится, скитался из города в город. Затем он защитился в Москве. Дело в том, что ему нельзя было заниматься ничем, кроме русского языка, чтобы не навлекать на себя излишнего внимания. Но и в этой науке он оказался первым человеком, который впервые осознал значение родного языка... Тогда же он впервые создал методику русского языка для казахов. Он стал профессором, доктором педагогических наук, заведовал кафедрой русского языка сначала в ЖенПИ, а позже в КазПИ. Его труд оказал огромное влияние, и только после него в СССР вспыхнула волна исследований, подобных изысканиям Турсунова. Это был необыкновенный, удивительный человек. С детских лет приобщал он нас к истокам казахской культуры. Я заслушивался его рассказами о Магжане Жумабаеве, Ахмете Байтурсынове и всей алашординской интеллигенции, составлявшей цвет и гордость нации.

Странствия

О времени своих экспедиций Едыге Турсунов рассказывает с особой страстью и оживлением. Он вспоминает это время как одно из самых лучших мгновений в своей жизни. Вынужденное молчание о своем прошлом, душная атмосфера института и наряду с этим присутствовавшая в нем страсть к исследованиям и открытиям толкали его в далекие странствия по всей территории бывшего Союза.

Экспедиции он осуществлял за собственный счет и исключительно во время своих отпусков.

С энтузиазмом первопроходца по крупицам, по крохам, по каплям он собирал драгоценную информацию, засиявшую впоследствии изумительными россыпями в его книгах, статьях, которые он продолжал издавать, несмотря ни на что.

Академия наук

Вспоминая то время, Едыге рассказывает, что его окружали коллеги-филологи, философы: «Любой мог попросить меня написать диссертацию за вознаграждение. Я соглашался. Ведь надо было кормить семью, снаряжать свои экспедиции. За полторы недели я мог подготовить эти диссертации. И они защищались, и не только по моей филологической специальности, но и по философской».

О том, что Академии наук не стало, Едыге ничуть не сожалеет:

«Вместе с ней ушло такое количество бездарей! Потом уже я понял, что делал это напрасно! Я понял, что писал диссертации бездарям, которые потом стали «большими» учеными, глубокоуважаемыми «профессорами» и «академиками» многих вузов. И я отказался от этой деятельности…»

Беда

Она пришла средь бела дня, как гром среди ясного неба, в самом расцвете его творческих сил.

После новогодних праздников, 3 января 1984 года, он взял свою диссертацию и, оставив портфель в отделе, направился в гостиницу «Иссык» к своему знакомому киргизу-фольклористу.

«Последнее, что я почувствовал, был тяжелый удар, обрушившийся со всего размаха на мой затылок.

Я находился между жизнью и смертью, видел иной мир, какие-то мелькающие силуэты людей, слышал их непонятную речь, тогда я подумал: а ведь я ухожу в тот мир. Подумал и вернулся!

Больше месяца я лежал без сознания, и никто из врачей не гарантировал, каким может быть исход. Когда я пришел в себя, я не мог понять, что со мной случилось. У меня был пробит череп, вспорот ножом живот, не работала правая часть тела, я лишился дара речи. И, самое страшное, у меня катастрофически все исчезло из памяти. Я забыл даже имена своих родственников», — рассказал Едыге Турсунов.

Его сестра Камарья Турсунова, вспоминая то время, говорит: «Он всегда ходил в сопровождении свиты, человек 15. Все его ждали, звонили ему, искали, но когда это случилось, кроме родных, рядом не оказалось никого. Все думали, что ему пришел конец».

Зависть

Теперь известно его имя. Это человек, который всегда был со мной. Мы учились с ним в одной группе. Когда мои родители переехали в Алма-Ату, он все время у нас был. Через три года после защиты кандидатской я представил докторскую диссертацию книгой. Было пять или шесть обсуждений моей диссертации. Ни у одного претендента не было так много обсуждений. Мне неявно чинили препятствия, но на ученых советах никто не выступал против. Я этому человеку его кандидатскую продиктовал процентов на 70, в академию его провел, и мы там работали с ним бок о бок. О том, что имелась какая-то зависть с его стороны, я и понятия не имел. Он жив и стал очень «большим и важным» человеком. Живет и работает в Астане.

Возрождение

Когда я пришел в себя, первым делом отказался от всех лекарств. Таблетки прятал в карман и горстями выбрасывал их в ведро. Постоянно проводил все свое время в больницах. Так как не мог ни с кем говорить, я никому не был интересен, и каждое утро, после завтрака, отправлялся гулять по городу один. Так я доходил до самой окраины города и делал огромный круг, при этом все время упражнял свои непослушные пальцы и при каждом случае читал молитвы. Молился всегда. Однажды я почувствовал, что мой палец зашевелился. Так ко мне постепенно возвращалось мое сознание, движение, память. Но по-прежнему я не мог говорить. Побывал у трех народных лекарей, и они обнадежили меня, сказав, что в конце концов заговорю. Я научился писать левой рукой и продолжил свою работу.

За время болезни я издал более десятка книг, изъясняясь с редакцией при помощи левой руки. И, слава Аллаху, в прошлом году у меня почти полностью восстановилась речь.

Необычайная книга

В Астане вышла в свет книга Едыге Турсунова «Возникновение баксы, акынов, сэри и жырау» на русском языке. Вот что говорит о ней сам автор: «Этот труд является моим переводом казахского оригинала, который я представил к защите в 1975 году. Интерес к книге был необычайный. Ее расхватали мгновенно. Еще в 1975 году книга была распродана в течение одного дня, и теперь тот же успех. Это переиздание помог осуществить перспективный молодой ученый, мой ученик и коллега Кайрат Жанабаев.
Эта книга иллюстрирует истоки казахского этноса и возникновение слова «баксы».

Извилистая тропинка

Рассматривать историю казахского фольклора в отрыве от фольклора и истории родственных тюрко-монгольских народов нельзя, ибо, хотя казахская народность сформировалась как отдельный этнос в 15 веке, этногенез ее начался за много тысячелетий до этого времени (ОЭ.1968.316, Исмагулов, 1970). Как свидетельствуют данные антропологии, археологии и истории, прототюркские, протомонгольские и прототунгузские этнические сообщества — древнейшие предки нашего народа — сформировались еще в неолите. Они возникли не на голом месте — корни их следует искать среди общин и родов более ранней эпохи — палеолита (древнего каменного века).

От этой эпохи до казахов протянулась извилистая тропа древней традиции, и порою эта тропа извивалась сложными узорами, пересекаясь с тропами других традиций, уплотнялась и расширялась, но никогда не прерывалась. В противном случае не было бы современной культуры тюрко-монгольских народов, объединенной целым рядом специфических особенностей, отличающих ее от других народов мира.

Что означает слово «баксы»?

Этимология (происхождение) слова «баксы», которым в казахском языке называют шамана, давно вызывает интерес у исследователей. В древнетюркском языке «бак» значило «глядеть», «внимательно смотреть», «обозревать».

...Беседуя с казахскими шаманами, я обратил внимание на одну интересную особенность. Рассказывая о лечении болезней, баксы никогда не употребляют выражение «ауруды емдеу» («лечить больного»), а говорят «ауруды багу» (букв. «высматривать болезнь»). Тюркские шаманы, как мы видели, высматривают сами или с помощью духов-помощников верхний, средний и нижний миры, чтобы определить, что ожидает людей в будущем, или чтобы найти украденную душу больного, или увидеть то, что сокрыто завесой времени от всех других людей.

Из вышесказанного следует такой вывод: слово «баксы», которым в казахском языке обозначается шаман, восходит не к санскритскому «бхикшу» и не к китайскому «пак-ши» (писец, чиновник). Это исконно тюркское слово, образованное от корня бак/баг-, означающее «смотреть», «высматривать», «видеть» и отражающее основную суть деятельности шамана... Казахское слово «баксы» по смыслу родственно названиям шаманов и лекарей — якутскому «корбуоччу», татарскому «куремче», башкирскому «шайтан курэзе».

Избранники духов

Согласно представлению, общему для шаманистов на всех континентах земного шара, шаманом может стать только человек, имеющий к этому склонность, проявляющуюся в особой болезни, называемой в этнографии «шаманской болезнью». У казахов человек, имеющий склонность к шаманству, видит во сне неких существ, которые предлагают ему взять в руки кобыз. Человек этот становится угрюмым, нелюдимым, начинает бояться окружающих, хотя больной большей частью сохраняет здравость ума. Затем наступает апатия, и видения начинают преследовать его почти постоянно. Считается, что болезнь неизлечима и прекращается, только если человек соглашается шаманить. Точно так же у бурят мальчик, которого избрали предки-шаманы, отличается особыми признаками. Он часто бывает задумчив, любит уединение, видит вещие сны, подвергается временами припадкам, впадая в бесчувственное состояние. Считается, что в это время душа его находится в обучении у духов...

Космическая проверка

Со временем я пришел к выводу, что на свете нет избранных народов. И в фольклоре всех народов мира с одинаковой мудростью и глубиной рассматриваются вопросы, связанные с жизнью и кочевника, и оседлого земледельца.

Африканцы не являются предками всех людей, так же как и другие народы не являются родственными друг другу. Совершенно отдельны европейцы, монголоиды. И среди европейских народов мы видим несколько групп, отдельных друг от друга. Мне кажется, что население земли собрано с разных планет.

А один и тот же архетип, ну, к примеру, сказочный дурак, который только назван дураком, но на самом деле таковым не является, есть и у европейских народов, и у тюрков, и у американских индейцев, и у негров, и у японцев, и у многих других. Это доказывает, что Бог один и собрал нас вместе, чтобы проверить, сможем ли мы слиться воедино или нет.

Библиография Едыге Турсунова (наиболее важные издания):

  • «Генезис казахской бытовой сказки», 1973;
  • «Возникновение баксы, акынов, сал, сэри, жырау», 2003;
  • «Куйыршык», каз. и рус., 1985;
  • «Золотая бита», 1983, 2002, 2005, 2006;
  • «Бозинден», 1984;
  • «Мудрый Аяз-би», 1987;
  • «Казахские народные сказки», том 1-й, 2-й, 1994;
  • «В стране сказок, легенд, преданий, басен, апологов, притч» (в соавторстве с Б. Казиевым, 1983);
  • «Тюркские мифы»// Журнал «Литературные чтения», №4, 2006.

12 марта 2000 года

Что думаете об этом?
Нравится 5
Мне все равно 1
Забавно 0
Сочувствую 10
Возмутительно 231