+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
23.10.2016 в 23:52

Политика в отношении женщин и мужчин в современном Казахстане

Реализация гендерной политики в современном казахстанском обществе является важным направлением государственной политики, когда данное направление становится важным ресурсом для укрепления казахстанской государственности и модернизации общества. Цель гендерной политики - достижение фактического гендерного равенства. Оно означает, что все граждане обладают свободой выбора и свободой для развития своих личных способностей без ограничений, которые накладываются на них стереотипами и традиционной гендерной системой. Осуществление гендерной политики является одним из главных факторов достижения демократии.

В рамках социологического исследования, проведенного совместно с Общественным Фондом «Институт равных прав и равных возможностей Казахстана» (г. Алматы) и представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Казахстане было изучено отношения казахстанцев к основным направлениям реализации гендерной политики. Исследовательскими вопросами выступали: что думают казахстанцы относительно положения мужчин и женщин в современном казахстанском обществе? Какие существуют маркеры неравенства для мужчин и женщин в Казахстане? Какие гендерные проблемы наиболее остро стоят перед гражданами республики? Какие меры они считают необходимыми для реализации своих гендерных прав и свобод?

Результаты социологического опроса, посвященного проблеме анализа политики в отношении мужчин и женщин в современном Казахстане, позволяют сделать нам несколько общих выводов и дать ряд рекомендаций.

По результатам ответа на вопрос о том, существует ли в Казахстане гендерное неравенство, большинство информантов указало на его отсутствие. Это позволяет предположить, что опрошенные не имеют четкого представления о том, что такое гендерное неравенство, каковы его индикаторы, в чем именно оно проявляется. При этом, большинство мужчин считают, что это проблема надумана женщинами. Анализ ответов женщин свидетельствует, что они больше замечают проявление латентного, завуалированного неравенства. Критерий возраста, образования и места жительства оказал влияние на выбор варианта ответа «да, существует, но не явно». Из тех, кто считает, что гендерное неравенство все - таки существует в казахстанском обществе, большинство указало такую сферу как домашний труд, уход за детьми и заботу о пожилых родственниках. Это подтверждает бытующее мнение о слабом участии казахстанских мужчин в домашнем труде и выполнении функции заботы.

Выясняя причины, по которым опрашиваемые считают, что гендерное неравенства не существует, выяснилось, что большинство участников опроса выбрало вариант ответа «это мое личное мнение». Можно предположить, что это означает, что лично сам информант не переживал ситуацию гендерной дискриминации или не рефлексировал относительно данной проблематики. Не меньшее количество информантов считают, что такое положение вещей является нашими традициями и обычаями и что так исторически сложилось в нашем обществе. Это может означать, что таков устоявшийся порядок вещей и с этим ничего нельзя сделать.

Распределение мнений опрошенных относительно их знаний о гендерной политике позволяют нам сделать вывод, что практически равные доли (37,2% знакомы и 35,3% нет, не знают) как владеют, так и не владеют знаниями относительно гендерной политики. На распределение мнений оказал влияние регион проживания, когда жители столиц являются более информированными, чем жители южного и восточного регионов Казахстана; пол, когда женщины более информированы о гендерной политике, чем мужчины, возраст, когда лица в возрасте 31-45 лет более информированы, чем все остальные. Интересен факт, что информанты, проживающие в сельской местности, оказались более информированными, чем горожане.

Основным источником информации о гендерной политике традиционно выступают СМИ (47,2%) и только потом Интернет (20,2%). Печально осознавать, что только 9,1% опрошенных указал, что получал (-ет) знания о гендерной политике благодаря системе образования.

Большинство опрошенных – 60,6% не знают о нормативных документах, регулирующих гендерные права граждан республики Казахстан. Подавляющее большинство мужчин (72,8%) ничего не знают о нормативных документах регулирующих гендерные права. Это свидетельствует о том, что знания гендерных вопросов считаются необходимыми исключительно для женщин. Однако и среди женщин (52,7%) опрошенных ничего не знают о нормативно правовых документах регулирующих их права и способных облегчить их жизнь по ряду вопросов. Представители высшего образования в большей степени осведомлены по перечисленным вопросам, нежели чем, люди со средним образованием. Вне зависимости от этнической принадлежности граждане Казахстана не стремятся получать знания и информацию о нормативных документах, регулирующих гендерные права граждан. Жители сельской местности меньше владеют информацией о правовом регулировании в сфере гендерных отношений. При этом, наиболее информированными опрошенные считают себя в сфере Трудового и Уголовного Кодексов. Большая часть опрошенных (60,6%) не ответили на поставленный вопрос. Только 6,8% информантов указали, что знают содержание «Стратегии гендерного равенства  РК на 2006-2016 гг.». При этом 73% мужчин и больше половины женщин (53,6%).ничего не знают о «Стратегии гендерного равенства РК на 2006-2016 гг.».

Общими для мужчин и для женщин были названы такие проблемы как безработица – 24,9%, высокая конкуренция на рыке труда – 15,3%. Самыми распространенными мужскими проблемами респонденты назвали «высокую смертность»- 58,9%, «высокую заболеваемость сердечно-сосудистыми заболеваниями» - 53,9%, а так же «безработица» - 39,4%. Представители среднего образования уделяют всем проблемам большее значение. Опрошенные с высшим образованием выше оценили проблему безработицы. Представители всех этнических групп на первое место поставили проблему высокой смертности мужчин. Жизнь в городе требует от современного мужчины наличия многих элементов успешности. Расплачиваться за успех или неудачи приходится здоровьем и повышением количества проблем. Об этом свидетельствует распределение ответов на вопрос о мужских проблемах в разрезе места проживания (город или село). Сельские жители находят у мужчин меньше проблем, чем городские. Среди основных проблем женщин были определены следующие: ранняя беременность -75,8%, неоплачиваемый домашний труд – 71,4%, двойная нагрузка на работе и дома – 68,6%. На четвертом месте оказалась проблема домашнего насилия. Высокую смертность представители обоих полов, посчитали не значительной проблемой для женщин.

Рассматривая категории наиболее социально-уязвимых женщин, на первое место опрашиваемые поставили женщин с инвалидностью – 54,3%, на второе безработных женщин – 53,3%, на третьем месте оказались женщины с детьми - инвалидами – 49,9%. Мужчины к наиболее социально-уязвимым отнесли безработных женщин – 53,6%, а женщины на первое место поставили женщин с инвалидностью – 56,4%. Распределение по другим критериям выборки продемонстрировало нам такое же мнение опрошенных. Интересен тот факт, что другие категории социально-уязвимых женщин, которые были предложены в качестве вариантов ответа, не были указаны информантами в качестве таковых. Это заставляет предполагать, что опыт, биографии и стратегии адаптации данных социальных категорий является абсолютно закрытым, не доступным и мало изученным в Казахстане.

Большинство опрошенных казахстанцев считают, что женщинам нужно участвовать в политике. Но на распределение мнений относительно необходимости участия женщин в политике влияет регион проживания, когда жители столиц достаточно толерантны, а жители провинциальных городов настроены более категорично и негативно. Наличие и отсутствие высшего образования, пол человека и возраст не повлияли на распределение мнений по данному вопросу. Так, мужчины по-прежнему сохраняют стереотипное мнение, что политика не для женщин, т.к. мешает им быть матерью и женой и сама по себе политическая деятельность слишком сложна для женщин. Но и сами женщины являются носителями стереотипного мнения о том, что женщины в политике нужны, потому, что они хитрее и изворотливее, чем мужчины.

Большинство опрошенных казахстанцев считает необходимым для активного вовлечения женщин в политику предоставлять женщинам льготы, связанные с возможностью совмещения политики и семьи, а также обучать женщин политическому лидерству. Не меньшее количество респондентов считает, что необходимо создавать женскую политическую партию, Но вот вариант квотирования мест для женщин в Маслихатах и Мажилисе как вариант ответа указало меньшинство респондентов.

Примечателен тот факт, что очень часто в процессе исследования анкетеры сталкивались с ситуацией отсутствия мнения по указанному вопросу, затруднений в интерпретации, отсутствии элементарных социологических знаний, что вызывает подозрения об отсутствии сформированного общественного мнения относительно гендерной проблематики.

По результатам опроса выяснилось, что большинство казахстанцев не имеют представления о том, что такое гендерное бюджетирование. Только лишь 10,1 % из общего числа опрошенных знают, что такое гендерно-ориентированный бюджет. Данное распределение ответов подтвердило гипотезу нашего исследования о том, что проблема гендерного бюджетирования не актуальна для казахстанцев. Мало кто имеет представления о том, что такое гендерное бюджетирование, как оно процессуально производится, какую пользу приносит и, кто этим занимается. На распределение ответов по данному вопросу не оказал влияния ни один из социально-демографических факторов.

Как показало распределение мнений большинство опрошенных (45,8%) не делят профессии по гендерному признаку. Только 39,6% опрошенных признали существование гендерного разделения труда. 9,0% казахстанцев вообще не имеют представлений о том, что профессии бывают «мужскими» и «женскими». При этом, как большинство мужчин, так и женщин отрицают гендерное маркирование рынка труда. Более молодое поколение (18-30 лет) замечает наличие мужских и женских профессий, а старшее поколение отрицает данный факт. Критерии образования и этничности не оказали влияния на распределение мнений опрошенных. Отметим тот факт, что жители сельской местности более уверены в существовании гендерного разделения профессий, чем горожане.

Однозначно мужскими профессиями большинство опрашиваемых считают шахтер - 45,1%; охранник - 38,2%; спасатель - 37,7%. Можно отметить, что достаточно стереотипным является мнение, что мужчинам подходят профессии, в которых можно использовать их физическую силу. Женщины посчитали, что профессия шахтер являются исключительно мужской, мужчины в большей степени «мужской» посчитали профессию «спасатель». Минимальный выбор 0,6% был сделан женщинами в пользу профессии учитель, как мужской, а мужчины наименее подходящей для себя посчитали профессию библиотекарь. Сугубо женскими профессиями были указаны: секретарь, библиотекарь, визажист. Самыми не женскими профессиями считаются: спасатель, шахтер, водитель.

Гендерно нейтральными профессиями были указаны: врач - 42,1%, руководитель – 39,3%, учитель - 36,5%. Мужчины самой подходящей для обоих полов профессией назвали руководителя – 33,9%. Женщины на первом месте указали врача (46%).

Большинство опрошенных считают, что за один и тот же вид профессиональной деятельности мужчины и женщины в Казахстане получают одинаковые доходы (51,5%). Только 14,7% указали, что доходы мужчин и женщин разнятся. Процент не знающих и никогда не думавших об этом достаточно велик - 34,8%. Это дает основания предполагать, что опрашиваемые не анализировали среднедушевой уровень доходов в Казахстане, не осознают существование гендерной асимметрии на рынке труда, существование списка запрещенных для женщин профессий, специфику приема на работу мужчин и женщин и оплату их труда и т.д.

49,4% опрошенных считают добрачные половые связи не допустимыми. Большинство ответивших как мужчин, так и женщин отрицательно относятся к добрачным половым связям. При этом, большинство этих респондентов - женщины. Но и сами мужчины считают не допустимым добрачные половые связи. Отметим, что тех, кто считает, что добрачные связи возможны больше не у 18-30 летних, а у 31-45 летних. Ханжеское отношение к сексуальности – это та проблема, которая с трудом разрешается в обществах с традиционной моралью. Запрет на демонстрацию сексуальности, отсутствие дискурса, связанного с осмыслением и описанием сексуальности человека приводит к ситуации крайнего неблагополучия в сфере сексуального здоровья населения.

Большинство респондентов считают самым оптимальным возрастом для вступления в брак для мужчин 26-30 лет, а для женщин - 20-24 года, считая мужчин и женщин данного возраста готовыми к возложению на себя семейных обязанностей. Отметим, что опять же мы видим стереотипное представление казахстанцев относительно брачного возраста, когда мужчина должен быть старше по возрасту и социально состоявшимся, а женщине нужно быть, самое главное, молодой.

Рассматривая мнения казахстанцев о традиции «кражи невест», мы увидели, что большинство респондентов (43,1%) обратились бы за помощью в полицию. Но достаточно большое количество (20,8%) смирились бы с ситуацией. 5% опрашиваемых выбрали вариант ответа – «буду рассчитывать на возмещение материального и морального ущерба со стороны жениха», по-видимому, считая такую ситуацию возможной и допустимой. Отметим региональную специфику распределения мнений, когда жители г. Алматы (53,6%) в большей степени надеются на помощь правоохранительных органов. Жители г. Астаны (41,8%) полагаются на помощь влиятельных родственников. Больше всего смириться с «воровством невесты» готовы в г. Караганде (35,5%). Более традиционный южный регион предпочитает соблюдать обряды бракосочетания, играя пышные свадьбы, легитимируя тем самым брак перед многочисленными родственниками. Центральный Казахстан в меньшей степени подвержен традиционализму и в большей степени допускает возможность «кражи невесты», для избегания больших материальных затрат на свадьбу. При этом, среди жителей сельской местности больше тех, кто смирится с данной ситуацией. Именно такое распределение мнений связано с ответами на вопрос «Какое наказание предусмотрено за использование традиции «кража невесты» в Уголовном кодексе Республики Казахстан?», на который подавляющее большинство опрошенных ответило, что не знают о наказании за данное преступление и только 8,5% знают соответствующую статью УК РК, а 3,9% информантов уверены, что такого наказания не существует. При этом, 48,2% женщин и 48,1% мужчин ничего не знают о наказании за кражу невесты. Среди возрастной группы 60 лет и старше 6,7% считают, что такого наказания не существует и это вообще не преступление. 58,1% жителей сельской местности оказались не осведомлены о существовании ст. 125 УК РК.

Отвечая на вопрос о том, возможно ли девушке выйти замуж, если ее родители против большая часть респондентов отметила вариант ответа «не знаю/ зависит от обстоятельств», но и 35,1% считают, что «нет, скорее нет»; только 19,9% думают, что девушка может пойти против воли родителей. Это демонстрирует факт иерархии отношений между поколениями, ситуацию подчиненности женщин старшим родственникам обоих полов. Сравнивая распределения ответов на такой же вопрос, но в отношении мужчины, мы видим, что мнения разделились практически поровну: 27,4% посчитали не возможным такой брак и 27,4% - возможным в зависимости от обстоятельств.

Ответы на вопрос «Как Вы считаете, должна ли женщина-мать уйти в декрет и оставаться дома, чтобы заботиться о маленьком ребенке?» распределились таким образом, что мы видим, что подавляющее большинство считают необходимым уход женщины-матери в декрет – 85,1%. Только лишь 7,6% считают это не обязательным. При этом, среди считающих, что женщине не обязательно уходить в декретный отпуск мужчин больше, чем женщин. Т.е. они считают, что женщины могли бы совмещать работу и заботу о младенце. 86% женщин убеждены, что нужно уходить в декрет.

При оценке ситуации, когда у незамужней женщины с ограниченными финансовыми возможностями будет незапланированная беременность, то что ей следует делать - родить ребенка или сделать аборт, большинство опрошенных (85,1%) посчитали необходимым родить ребенка вне зависимости от брачного статуса женщины. Только 7,2% считают, что в таких обстоятельствах женщине нужно сделать аборт. Такое распределение мнений демонстрирует нам однозначно традиционалистские установки относительно роли женщины, которая должна быть, прежде всего, и вопреки всему матерью. При этом, среди мужчин больше тех, кто считает необходимым родить незапланированного ребенка, чем среди женщин.

Рассматривая ситуацию если у замужней женщины с ограниченными финансовыми возможностями будет незапланированная беременность, то ей следует родить ребенка или сделать аборт, большинство опрошенных (67%) опять же посчитали необходимым родить ребенка вне зависимости от сложившихся обстоятельств.

Достаточно гендерно ориентированными были мнения информантов при ответе на вопрос, кто должен заниматься воспитанием ребенка в семье. Так, 90,5% считают, что ребенку необходимо воспитание со стороны обоих родителей. И только 0,8% опрошенных считают, что воспитанием должна заниматься именно мать.

Ответы на вопрос «Как Вы считаете, кто выполняет большую часть домашней работы в казахстанской семье?» показали нам, что в казахстанских семьях существует традиционное распределение гендерных ролей. Так, 71,1% опрошенных считают, что мать и жена должна выполнять большую часть домашней работы. Только лишь 3,2% считают, что домашняя работа должна быть распределена на основе эгалитарных принципов. Только 3,4% респондентов считают, что это должен делать отец, муж. При этом, только 22,4% женщин и 24,6% мужчин считают, что домашняя работа – это обязанности обеих супругов.

Отвечая на вопрос о влиянии казахстанских СМИ на формирование образов мужчин и женщин, большинство выбрало вариант ответа, что такого влияния нет. Не малая доля была и тех, кто не думал над данной проблемой. 32,8% считает, что казахстанские СМИ лишь иногда оказывают влияние на формирование образов мужчин и женщин. Данное распределение мнений говорит нам об отсутствии знаний у казахстанцев о наличии данного влияния, об отсутствии рефлексии у опрошенных казахстанцев о несомненном влиянии СМИ на процесс формирования гендерных образов, стереотипов и стандартов.

Основная часть опрошенных в рамках данного исследования казахстанцев не владеет гендерными знаниями, т.к. не изучала гендерно-ориентированные курсы, предметы и дисциплины ни в школе, ни в колледже, ни в вузе. Даже те, кто на данный момент времени учится в колледжах и вузах республики имеют слабое представление о гендерной проблематике. На информированность о гендерной политике не влияет ни фактор образования, ни пол, ни регион.

Из тех респондентов, кто указал, что изучал гендерные дисциплины, большинство указало дисциплину социологию как наиболее гендерно-ориентированную, а наименее гендерно включенной является дисциплина политология.

Опрошенные казахстанцы считают, что в одинаковой степени часто болеют как мужчины, так и женщины. Но при этом не могут предложить каких-то инновационных методов разрешения данной проблемы, предлагая стереотипные варианты «вести здоровый образ жизни», «отказаться от табака и алкоголя», «ввести бесплатный медицинский осмотр». Особое внимание стоит обратить на ситуацию, что большинство мужчин как и прежде, не считают собственное здоровье капиталом и не задумываются о том, насколько часто и почему мужчины болеют.

По мнению большинства опрошенных чаще всего жертвами насилия становятся женщины и их дети. То, что насилие осуществляется чаще всего по отношению только к детям отметили 13,3% респондентов. По прежнему отрицается факт насилия над мужчинами, только 2,8% указали, что данный факт имеет место быть. Респонденты г.Семей (10,8%) более часто указывали, что насилию подвергаются и мужчины. Большинство опрошенных женщин отмечают, что чаще всего подвергаются насилию женщины (45,6%), при этом мужчины, считают, что женщины и их дети подвергаются насилию в равной степени (49,5%). Проблему насилия над мужчинами озвучило всего 5,2% опрошенных людей в возрасте 18-30 лет. По мнению большинства опрошенных, наиболее распространенными формами насилия являются физическое насилие (66,5%), психологическое (57,7%), сексуальное насилие (45,9%), только 19,8% респондентов указали экономическое насилие. Как мужчины, так и женщины, считают, что физическое, психологическое, сексуальное насилие являются довольно распространенными формами насилия. Данные опроса, с учетом уровня образования, показывают, что большинство респондентов с высшим образованием выделяют распространенность физического и психологического насилия. Опрошенные со средним и средне-специальным образованием отмечают распространенность физического насилия в большей степени, нежели психологического и сексуального. Сельчане в большей степени отмечают распространенность физического и сексуального насилия, в отличии от горожан, которые выделяют помимо физического, распространеннось психологического насилия.

Судя по полученным ответам в ходе исследования, 80,1% участников опроса определяют педофилию как форму насилия. 12,6% респондентов никогда не задумывались над данным вопросом. 4,4% опрошенных не уверены, что педофилию нужно рассматривать как форму насилия, подразумевая под ней болезнь. 2,7% информантов не считают педофилию одной из форм насилия. Большинство опрошенных жителей гг. Павлодар, Уральск, Алматы, Астана, Караганда, Шымкент, Семей согласны, что педофилия является формой насилия. Большинство опрошенных женщин (81,1%) и мужчин (77,4%), рассматривают педофилию как форму насилия, при этом мужчины чаще всего не задумываются над данной проблематикой, в отличие от женщин.

Данные исследования показывают, что 35,2% респондентов считают, что всплеск педофилии в стране обусловлен увеличением количества людей с расстроенной психикой, с низкими моральными качествами. Вместе с тем, остальные 43,8% опрошенных отмечают, что неэффективность законодательства в вопросах защиты прав детей и низкая ответственность родителей в вопросах воспитания детей также влияет на увеличение факта распространнести педофилии. 9,7% опрошенных отмечают излишнее муссирование в СМИ фактов педофилии и 8,8% респондентов, связывают с влиянием западных ценностей.

Отвечая на вопрос о том, почему Казахстан занимает лидирующее место среди стран СНГ по подростковым суицидам и суицидам среди девочек/девушек 15-19 лет и можно ли считать причиной этого распространенность насилия, 35% опрошенных респондентов согласились с данным утверждением, но 34% респондентов указали, что не знают ответа на данный вопрос

43,6% мужчин, участвовавших в опросе, никак не связывают подростковые суициды с распространенностью насилия. Вместе с тем, 38,4% опрошенных женщин, согласны, что распространенность насилия является причиной роста подросткового суицида.

29% респондентов указало, что чаще всего насилие наносит психологические травмы, 22% одним из последствий считают рост числа самоубийств, 18% опрошенных указало моральные травмы, 13% отмечают распад семьи, небольшой процент (5%) указывают в последствиях – экономические убытки.

Распределение ответов с учетом региона проживания показало, что большинство жителей гг. Астаны, Алматы, Павлодар, Уральск, Шымкент, Караганда считают основными последствиями насилия психологические травмы и рост числа самоубийств среди жертв насилия.

Респонденты с высшим образование, как и со средним и средне-специальным образованием также считают, что самыми отрицательными последствиями насилия являются психологические травмы, рост числа самоубийств среди жертв насилия и моральные травмы.

39% опрошенных считают, что с насилием должно бороться государство, 28% считают, что это должна делать полиция, 22% думают, что этой проблемой должно заниматься гражданское общество, 11% указали, что человек сам должен решать эту проблему.

Большинство мужчин (79%) и женщин (76,6%) считают, что с насилием должно бороться государство, 57,7% женщин и 52,1% мужчин, что это должна делать полиция. Все возрастные группы в борьбе с насилием полагаются на государство и на полицию.

И горожане, и сельчане (78,1%, 75,3%) считают ответсвенным за борьбу с насилием государство; 57,2% сельчан и 55,1% горожан – полицию.

36% опрошенных не уверенны в эффективности работы полиции по защите жертв насилия, 26% не думали над этой проблемой, 22% считают, что эта работа ведется полицией не эффективно, только 16% респондентов убеждены, что эта работа полицейских эффективна.

Распределение ответов по региону показало нам, что 50,5% карагандинцев, 42,6% а уральцев, 40,8% шымкентцев, 38,8% павлодарцев и 32,5% семейцев, не уверенны в эффективности работы полиции по защите жертв насилия; 47,6% астанчан, не знают, как оценить эту работу полиции; 31,6% алматинцев, считают, что эта работа ведется полицией не эффективно.

Большинство мужчин (31,8%), как и женщин (39,1%) не уверенны в эффективности работы полиции по защите жертв насилия. При этом 36,9% мужчин не думали над этой проблемой. 41,6% сельчан и 34,8% горожан не уверенны в эффективности работы полиции по защите жертв насилия. При этом, 26,1% горожан и 21,7% сельчан не думали над этим вопросом.

К сожалению, распределение мнений на вопрос «Как Вы считаете, какие меры нужно предпринять, чтобы мужчины и женщины в Казахстане стали более равноправными?» 76,1% участников данного опроса не смогли предложить собственных вариантов по улучшению положения мужчин и женщин в Казахстане. Этот факт дает нам понять, что вопросы, связанные с осознанием, выражением мнений относительно гендерной политики является для опрошенных казахстанцев крайне проблематичным.

Рекомендации:

- Существует однозначная необходимость в глубинной рефлексии казахстанского общества относительно существования проблемы гендерного неравенства. Для артикулирования гендерной проблематики необходимо привлекать экспертное и академическое сообщество, СМИ, НПО, систему образования которые бы давали критическую оценку существующей гендерной политике в Казахстане.

- По-прежнему активно использовать телевидение как основной, популярный и доступный источник информирования населения о гендерной политике, но при этом, осознавать, что разные целевые группы апеллируют к разным информационным носителям. Так, возрастная когорта в возрасте от 18 до 230 лет ориентирована на Интернет, тогда как все остальные возрастные группы чаще обращаются к телевидению. При этом активнее использовать систему образования для актуализации гендерных знаний. Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте Республики Казахстан необходимо активнее вести разъяснительную работу со всеми слоями населения по информированию о целях и задачах, способах и методах реализации гендерной политики в Казахстане. Для этого необходимо разработать собственный сайт, выпускать информационные материалы (буклеты, брошюры, листовки), проводить массовые информационно-разъяснительные акции.

- СМИ, академическому сообществу, НПО необходимо демонстрировать опыт «других» женщин и мужчин (мигрантов, сельских мужчин и женщин, многодетных родителей, работников секс-индустрии и т.д.) для демонстрации разнообразия стилей, образов жизни казахстанцев и особенностей их способов адаптации.

- Актуализировать гендерную проблематику в региональных СМИ, особое внимание обращая на восточный и южный регионы Казахстана. Активно демонстрировать политический опыт и политическую активность казахстанских женщин, политические успехи казахстанских женщин.

- Проводить обучающие семинары с государственными служащими, студентами колледжей и вузов Казахстана по основам гендерного бюджетирования. Разработать социальную рекламу для казахстанских СМИ с информацией о пользе гендерного бюджетирования.

- Посредством гендерно-ориентированных обучающих курсов в школах, колледжах и вузах необходимо донести до казахстанцев, что рынок труда также является гендерно маркированным и зачастую процедуры приема на работу, увольнения, назначения заработной платы, собеседования, назначения на должность или увольнения являются гендерно обусловленными.

- Сегодня остро стоит необходимость сексуального просвещения казахстанцев, начиная со школы и заканчивая вузом.

- Презентовать в казахстанских СМИ информацию, ток-шоу о не- стереотипных карьерах, жизненных стратегиях, образах и стилях жизни мужчин и женщин.

- Ввести в школы, колледжи и вузы обязательный курс «Основы гендерных знаний». В рамках государственного образовательного стандарта предусмотреть в содержании каждой социогуманитарной дисциплины тему «Гендерная политика в Республике Казахстан».

- Актуализировать проблему поддержания и сохранения мужского здоровья особенно среди возрастных групп от 30 до 60 лет.

 

Заключение

Гендерная политика государства должна закладывать во всех сферах такие нормы и стандарты, рамки и направления развития, ограничения и свободы, которые позволят сформировать новые общественные отношения, в максимальной степени обеспечивающие гендерное равенство. Ему препятствуют стереотипы и система конкретно-исторических отношений, представлений, правил, принятых в данном обществе в условиях определенного способа производства. Фактическое гендерное равенство может быть связано и с некоторым юридическим, социальным или психологическим неравенством. Гендерное равенство неизбежно приводит к гендерной иерархии, что должно изменить общественную значимость, степень вознаграждения, уровень престижа некоторых профессий и занятий. Так, воспитание и обучение чужих детей в детском саду, школе пока оценивается государством как оплачиваемая и общественно полезная работа, а домашнее воспитание своих детей как частное дело, финансируемое семейным бюджетом. В конечном итоге гендерная политика должна привести к балансу гендерных отношений в обществе. При этом женская политика государства будет являться составной частью гендерной политики.

В круг вопросов гендерной политики входят основные субъекты гендерной политики, их позиции, политическое участие женщин и мужчин через политическое представительство и через участие в рамках гражданского общества.

Один из итогов проведенного анализа состоит в том, что большинство опрошенных ассоциируют гендерную политику с государственной деятельностью, объектом которой в основном выступают женщины. Чаще всего ссылаются на женский опыт и соответствующие примеры, что в конечном итоге приводит к обнаружению дискриминации только по отношению к женщинам.

Объяснением также может стать выявление разного понимания категорий «женская» и «гендерная» политика. На наш взгляд, стратегия первой призвана не заменять, а дополнять традиционную гендерную политику государства, затрагивая интересы женщин как специфической социально-демографической группы населения. Оба подхода могут существовать параллельно, пока в обществе не начнет складываться благоприятное общественное мнение в отношении равенства полов.

Таким образом, государственная гендерная политика - это последовательная система мер, направленных на создание, развитие, поддержание и защиту равноправия мужчин и женщин, призванная выражаться в конкретных результатах.


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика