Общество 14.07.2017, 12:50

«За мной охотятся чужие мужья. Очень долго и давно» — Баян Есентаева в откровенном интервью

Известный продюсер Баян Есентаева, а ныне Баян Максаткызы рассуждает о чужих мужьях, токалках и настоящей любви в откровенном интервью бизнесмену, основателю казахстанского клуба владельцев роскошных авто Бейбиту Алибекову, передает ИА «NewTimes.kz».

О книге «Баян. Обо мне и не только»

Книга - это абсолютно честное откровение. Я думаю, что после этой книги у людей вопросов о моей личной жизни больше не будет. У нас же принято выглядеть приличными не людьми, что все хорошо: и семья, и дети, и работа, настолько все предсказуемо. На самом деле не может быть такого. У всех есть проблемы. Но у нас не принято говорить об этом прямо. Поскольку моя жизнь нараспашку, так уж случилось, я решила написать эту книгу.

О вредных привычках и казахском менталитете

Я курю, но у нас и о вредных привычках не принято говорить. У нас вообще ни о чем не принято говорить. Нельзя говорить о сексе, курении… В общем, у нас идеальный народ… Все уят, уят, уят. Это просто какой-то комплекс. Нельзя ни о чем говорить. Мы не люди. Я, кстати, писала на своих страницах, когда меня ругали, что люди в моих сериалах целуются. Боже, как это? Нельзя целоваться! Видимо, казахи рождаются от ветра. Ну, хорошо, пусть они рождаются естественным путем, но нельзя об этом говорить. Поэтому мой случай стал абсолютно порицаемым.

О рекламе в Instagram

Я даю рекламу в Instagram, и она стоит достаточно дорого. Я не знаю, сколько у всех. Слышала, что люди рекламируют и за 100 тыс, и за 200 тыс тенге. У меня один пост стоит гораздо больше. Допустим, один млн тенге.

О чужих мужьях

Скорее всего, у этих женщин (которые не любят Баян - прим. NT) большой комплекс. Их мужья, наверное, любят на стороне с кем-нибудь поужинать или встретить солнышко, поэтому они меня воспринимают как потенциальную соперницу. Мне не нужны ваши мужья, упокойтесь! Я не охотница. Это за мной охотятся их мужья. Очень долго и очень давно.

О токал

Сейчас токалки стали уважаемыми, никто их не обвиняет. Я, быть может, единственная, которая не стала токалкой. Это вообще не мое. Я знаю очень много токалок. И это почему-то считается у нас нормальным. У нас токалки становятся уважаемыми. Причем все знают, что она вторая жена и, может быть, первая жена не в курсе. Это стало нормой жизни.

О работе

Сейчас мне интересно создать общество по защите прав женщин. Мне хочется, чтобы оно реально работало. Я хочу реально помогать тем женщинам, которые подвергаются не только физическому, но и психологическому насилию, потому что сейчас мне эта тема очень близка.

О любви

Если моя дочь полюбит китайца или немца, или француза, или казаха... Я за любовь. Потому что человек рожден, чтобы его любили.

О политике

После того, что со мной случилось, я вообще не хочу зарекаться (что не уйду в политику - прим. NT). Меня судьба сама выводит, просто дает знаки: ты должна заниматься вот этим. Вот почему я выжила. Я должна была умереть по всем законам физиологии, но я выжила. И выжила для чего-то.

О детях

Я жалею о том, что не родила много детей. Если бы у меня было сейчас не две дочери, а, скажем, четыре, я была бы, наверное, еще счастливее, потому что две дочери - это огромное счастье, но если бы я родила пятерых, то, представляете, как бы я сейчас купалась в любви своих детей. А у меня их всего двое: старшая уезжает постоянно, просто не добраться до нее, далеко. (…) Получается, одна там, одна здесь. (…) Мне кажется, если судьба приведет меня к усыновлению, то, скорее всего, я это сделаю.

Loading...

19 сентября, суббота