+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
15.09.2017 в 17:45
Юлия Серегина

Юлия Серегина

Астанинский педагог в пух и прах разнесла трехъязычие, новые учебники и громкие заявления об увеличении зарплат

Вот уже полмесяца как все юные умы страны заняли свои места за партами, чтобы прилежно впитывать премудрости школьного образования. Но так ли все прекрасно и радужно на самом деле? О внутренней кухне профессионалов, обучавших великих артистов, нынешних министров и простых рядовых трудяг, рассказала корреспонденту ИА «NewTimes.kz» педагог одной из государственных общеобразовательных школ Астаны Татьяна Леонова (имя изменено).

Конечно же, первое, о чем я спросила свою собеседницу, была всеми обсуждаемая пятидневка. Согласитесь, интересно, может ли педагог за пять дней объяснить то, что нужно объяснять за шесть. В субботу как-никак можно поставить еще один урок химии или физики.

«Пятидневка не означает, что суббота станет выходным. На субботу у нас остаются вариативные компоненты: элективные занятия, спортивные соревнования, дни здоровья, факультативы. Учителя наконец-то получат возможность заняться подготовкой документации и самообразованием. С пятидневкой высвобождается свободное время у учителей, чтобы побыть с семьей. Обычно все отчеты заполняются в воскресенье. Проблема в том, что большое количество уроков сложно вместить в расписание, когда суббота не задействована. Например, проводя урок физкультуры. Спортзал один, а классов много. Но это технические вопросы. Проблема решится с появлением пристроек или новых школ», — рассказывает педагог.

По ее словам, родители тоже вносят свою лепту в сложившуюся вокруг пятидневки сумятицу.

«У некоторых родителей пятидневка и, как правило, на выходные они хотят уехать отдыхать семьей, отпрашивают ребенка на субботу. Некоторые, наоборот, возмущены нововведением, так как они боятся, что дети будут без присмотра по субботам», — уточняет женщина.

После того, как некоторое время назад в министерстве образования обещали «минимизировать бумажную работу преподавателей, а также перестать загружать педагогов лишней работой вроде переписи населения», я просто не могла не полюбопытствовать, как же это воплощается в жизнь.

«Не могу сказать, что бумажной работы стало меньше. Ведение электронной отчетности просто дублирует бумажную форму. Например, школьные журналы должны храниться семьдесят лет в школе. Но вдруг слетит база? Вдруг к нам через 50 лет обратится человек, чтобы восстановить аттестат. Восстановить мы его сможем только по бумажной базе. Электронными дневниками мы не пользуемся, так как сначала была одна форма заполнения, потом ее упростили. Проблема в том, что электронный дневник можно просматривать с помощью электронной почты, а не у всех родителей она есть. Некоторые родители даже не дают свои телефоны для поддержания связи, а требовать как? К тому же у некоторых учителей по семь-восемь уроков в первой смене, а есть те, кто и во второй работает. Нереально выставить такое количество оценок. Да и Интернет есть не в каждом классе. Как это сделать своевременно учителям физкультуры или трудовикам? К тому же, где гарантия, что не появится такой гений, который взломает этот дневник и проставит себе оценки? Или просто полетит какой-нибудь сервис, и вся работа пропадет», — высказалась преподавательница.

По мнению опытного педагога, ведение электронной документации на данный момент просто добавляет учителям работы, совершенно ничего не упрощая.

«А перепись населения так и осталась за педагогами. Конечно, нам сказали, что мы можем не обходить микроучастки, но… если на этой территории выявится необучаемый ребенок, то отвечать будет школа. Мы вынуждены обходить все эти дома и общежития, где к педагогам пристают пьяные люди. Также нас часто засылают на культурные мероприятия. И это, в общем-то, не проблема. Мы люди с активной гражданской и социальной позицией, но все это происходит в вечернее время, после работы, либо в выходные дни, когда у человека должно быть личное время. Никто за это не доплачивает. Школа, конечно, пытается как-то сгладить эти моменты, дать лишний отгул. Но акимат личное время учителей не волнует»,— негодует учительница.

Возмущение у нее вызывают и громкие заявления о поднятии зарплаты на целых 200%.

«В новостях говорили, что поднимут зарплаты некоторым учителям на 200% от БДО (базового должностного оклада – прим. NT), а это, на самом-то деле, 30-35 тыс тенге. Обещанного и очень нужного поднятия зарплаты на горизонте не наблюдается. Я вот принципиально ни разу не ходила на ЭКСПО. Потому что мне обидно! Потратить более 400 млрд тенге, показать всему миру, как мы хорошо живем. Так лучше бы учителям квартиры дали. Я со своим многолетним стажем который год в очереди стою, и не знаю, когда дождусь. Обидно», - грустно замечает собеседница.

Обсудили мы и яростные придирки родителей школьников и обычных диванных аналитиков к неиспользуемому в учебных заведениях новому оборудованию, которое «просто так стоит в кабинетах, а дети по книжкам занимаются», мол, педагоги с прогрессом в ногу не шагают, предпочитая «старые советские методы».

«А вот про разговоры о «советских методах», могу сказать, что они от необразованности возникают. Некоторые родители возмущаются, мол, планшет мог бы заменить кучу учебников. Но они не знают, что ребенок у интерактивной доски по санитарным нормам может работать всего 20 мин. То есть мы просто будем портить ребенку зрение, пытаясь весь урок использовать проекторы и компьютеры», — качает головой преподавательница.

Но самый интригующий вопрос, который, наверное, является и самым страшным кошмаров многих педагогов, я припасла на последок. Речь о трехъязычии.

«Сейчас у нас не ведутся предметы на английском. На повестке дня стоит подготовка кадров, которые смогут преподавать на иностранном языке. Практически каждый второй учитель сейчас проходит курсы английского, пытаясь научиться преподавать на новом языке. Процесс обучения идет туго. Сейчас людей, которые никогда не знали английский, в течение трех месяцев пытаются этому научить, и к тому же, по законодательству, родители вправе выбирать язык обучения. Тогда как быть? Если родители будут против, тогда я не буду вести предмет на английском, или как?» — вопрошает моя собеседница.

По ее словам, недавно им показывали новые учебники по профильным предметам на английском языке издательства «Астанакітап», в которых сначала 20% материала на английском, а к концу книги – 80%.

«Я бы смогла вести предмет на иностранном, но зачем? Если я дам качественные знания ученику на одном языке, то он сам сможет перевести эти знания на любой нужный язык. Я не до конца понимаю, зачем это нужно», — рассуждает Татьяна.

Заканчивая беседу, я услышала фразу, о которой размышляла в течение всего пути до дома: «Все будущие учителя у нас в стране учатся на русском и казахском. Мы выпускаем специалистов, которых потом начинаем переучивать».

Да, это чертовски верно. Мы не можем с самого начала делать качественно, мы любим переделывать.


Редакция

Новости Казахстана

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Предвыборная реклама

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика