+7 (7172) 79 78 20

Написать нам в WhatsApp: +7 (700) 402 32 92
21.06.2018 в 18:42

«Мы имеем четкий вектор развития в правовом поле»: Эксперт о Концепции правовой политики до 2020 года

В эпоху глобализации Казахстан переживает динамичный переход к цифровизации всех сфер. Отечественное правосудие также старается принимать те инновационные креативные технологии, которые уже используют развитые страны мира. В этой связи принятую в 2010 году Концепцию правовой политики Казахстана можно назвать дорожной картой по модернизации процессуальных основ правоохранительной, судейской и адвокатской деятельности.

По мнению доктора юридических наук и заведующего кафедрой теории истории государства и права Евразийского национального университета имени Л.Гумилева Жамаладина Ибрагимова, Концепция правовой политики является стратегическим документом, определяющим четкий вектор развития страны в правовом поле.

Жамаладин Ибрагимовича, на Ваш взгляд, какие предложения и положения Концепции правовой политики можно считать новаторскими?

― Хочу еще раз подчеркнуть, что это стратегический документ до 2020 года, потому что государство развивается в динамичном плане, и мы имеем четкий ориентир, четкий вектор развития в правовом поле. И соответственно, такие термины, как медиация, пробация, омбудсмен  были для современного Казахстана незнакомыми. К примеру, уже сейчас в Казахстане активно ведут работу по совершенствованию медиации. В целом, об институте медиации, если выражаться по- простому –  это институт примирения. Когда был принят закон о медиации 28 января в 2011 году, тоже было бурное обсуждение, были приглашены эксперты из европейских стран, которые заявляли, что такого института в Казахстане не было, поэтому придется вам научиться у них европейцев. На самом деле, они глубоко ошибаются. Как раз институт примирения был основным ядром и звеном судебных решений наших предков. Многие европейские и российские ученые были удивлены такому правовому феномену. Допустим, один из них Левшин, в своем труде «Описание киргиз-кайсацких орд и степей, написал: «В этом обществе интересно. Нет вроде бы таких конкретно писанных законов». Мы знаем, что до начала 18 века, уже во многих странах были писаны законы: в России – Русская правда, в Германии – буллы, во Франции -  разные книги. В нашем обществе не было писанных законов, но было такое динамичное, стабильное, гармоничное развитие общества. И к этому удивлению, эти ученые приезжали и как раз своими глазами хотели убедиться, приезжали и проживали в наших аулах. Они своими глазами увидели суть. Суть в том, что самое главное звено отношений были родственные отношения, почитание старших, уважение обычаев и традиций. Отсюда выходит рефлексия, что не надо было иметь обязательного писанного закона. Левшин, исходя из своих соображений, сравнил законы Тауке хана «Жеті Жарғы» с законами Солона «Реформы Рима». Тауке хана он назвал – ликургом казахского общества. Основная цель казахских биев, суда биев ― это примирение сторон. Это в нынешнее время наши граждане рассуждают, раз он пришел в суд, то у кого-то интерес свой, у кого-то «выгода», всем хочется побеждать, получить моральный ущерб и так далее. В те времена тоже были аспекты каких-то споров, но, в конечном счете, казахский суд биев всегда брал за основу примирение сторон. Бий всегда мог решить дело в пользу одного лица, одной из сторон. Они имели в виду моральный аспект этого явления. Потому что после споров остается моральное недовольство, враждебное отношение. Вот представьте, два родных человека судятся. Спор решился в пользу одной из сторон, тот человек уходит. Даже были такие споры, что когда решать было очень сложно в моральном, физическом плане. И они споры оставляли на такие события, как Ораза- айт, Курбан айт, Наурыз. Например, правонарушение было совершено в конце февраля, они сказали: «Ну, следующее судебное слушание будет 21 марта». Этот момент эмоционального порыва, когда у людей позитивный настрой, о каком суде речь может идти? В таких случаях, когда начали поднимать, скажем, в кульминационном моменте о фабуле этого дела, бий сказал: «Ну-ка давайте две стороны, подойдите ко мне, возможно, мы решим ваш спор». Тогда эти две стороны сказали: «Нет, время прошло, никаких у нас обид нет». Поэтому в этом отношении института примирения, почему я акцентирую? Потому что, в деятельности Верховного суда на этот институт делается очень большой акцент. Как отмечал ранее  председатель Верховного суда: «Почему все должны бежать с каким-то спором в суд? Они могут решить свои споры до суда с применением института медиации».

Насколько предлагаемые в рамках Концепции меры, облегчат доступ казахстанцев к правосудию?

― Мы сейчас живем в эпоху глобализации, сейчас идет такой динамичный переход к цифровизации нашей страны. И в этом плане правосудие старается принимать инновационные креативные технологии самых развитых стран мира. Почему? Потому что человек приходит в суд восстанавливать свои нарушенные права. Сейчас ведется много работы, вводятся автоматизированные информационно-аналитические системы , такие как  судебный кабинет, «Төрелік», база судебных решений. Сейчас СМС-сообщением отправляют информацию о конкретном заседании суда. Наши граждане должны понять, что судебный процесс – это очень серьезная вещь. Туда люди идут не за развлечениями, не послушать какой-то свежей информации, резонанса, жареных фактов. Там решаются судьбы людей, конкретные споры. И в этом плане суды уже делятся на два направления: первые – административные, где четко оговаривается использование гаджетов, смартфонов и так далее, а есть публичные слушания, где человек может спокойно прийти послушать, со своим компьютером, гаджетом и использовать эти технологии. Мы должны понять, что в любом случае суд должен оговаривать, где можно использовать цифровую технологию, где нельзя. Потому что понятие чести и достоинства, репутации, совести никто не отменял. Там же есть этические стороны, поэтому мы, простые граждане, должны понять, что это все-таки серьезная вещь. Конечно это доступ, транспарентность. Допустим, сейчас некоторые суды транслируются в онлайн режиме. Это уже дает понять, что наши граждане имеют доступ к правосудию, уже имеют некоторые шаги к транспарентности функций наших судей.

Ваше мнение относительно актуальности Концепции?

― Однозначно, концепция правовой политики, аспекты и приоритеты актуальны. Мы говорили, что специальный стратегический план – это план развития правового государства до 2020 года. Исходя из этого, сейчас разрабатывается, к примеру, проект процессуального кодекса, которого у нас нет, а во многих зарубежный странах он функционирует. В обществе бытует мнение о создании административных судов, где можно обсудить, обжаловать решение государственных органов. Мы сейчас не можем обжаловать решение министра или акима. Мы все идем в суд общей юрисдикции. Если бы у нас были административные суды, то многие решения наших акимов и министров были бы отменены в судебном порядке, в цивилизованном порядке. А мы привыкли, если обжаловали, то идем в суд, сразу пишем в администрацию президента, на имя Главы государства. На самом деле, все споры, обжалования в цивилизованном мире должны решаться только в суде. В этом плане, конечно, проделана определенная работа, созданы суды экономические, ювениальные, специализированные суды по уголовным делам, но, тем не менее, продолжается работа в иных направлениях. Допустим, по пяти инициативам президента, снижение налоговой нагрузки, тем людям, которые получают ниже 60 тысяч тенге, вот в этом плане неплохо было бы нам в дальнейшем совершенствовать свое налоговое, бюджетное законодательство. Сколько споров, сколько недовольств сейчас в банковской сфере? В этом плане работа продолжается и соответственно, те ориентиры и задачи, которые поставлены в Концепции правовой политики, они однозначно актуальны.

Какие основные направления совершенствования уголовно-процессуального законодательства Казахстана определены Концепцией правовой политики?

― В целом, такая Концепция у нас была. Во-первых, эта правовая программа 1992 года, которая была разработана под руководством советника президента по правовым вопросам Н.А. Айкенова. Потом была принята 1992 году программа правовой политики. Затем первая Концепция по правовой политике была принята в 2002 году. Ну, соответственно ныне используем Концепцию правовой политики с 2010 по 2020 года. В целом, цель и миссия этих документов заключалась в определении векторов правового развития нашего Казахстана, реализация основных норм Конституции. В Концепции указано очень много аспектов и направлений. Один из них – это совершенствование национального законодательства. Я хочу сказать здесь свое видение, как обычного гражданина нашего государства. Здесь были сделаны акценты, во-первых, это гуманизация и декриминализация уголовного законодательства. Суть заключается в том, что изначально с построения независимого Казахстана, у нас было много репрессивных норм. Эксперты говорят, что допустим, в конце 90-х годах, наше тюремное население можно было сопоставить с теми странами, которые имеют вообще миллионы населения: США, Франция, Россия и т.д. В связи с этим, основной акцент – это гуманизация. Она заключается в том, чтобы не назначать репрессивные меры наказания, тем людям, которые совершают преступления небольшой части. Допустим, против собственности. Соответственно не назначать, скажем, такие тяжелые наказания в отношении несовершеннолетних, беременных женщин, людей престарелого возраста. Основная суть заключается в этом. Декриминализация – это, конечно, снижение репрессивных норм, снижение репрессивных наказаний. Исходя из этого, результатом уже этого мероприятия, снизилось на 30 процентов тюремного населения, закрылись около 8 тюрем в Казахстане. В общем, было проведено реформирование пенитенциарной системы. Второй момент – это кратные штрафы. В принципе, когда мы рассуждаем о некоторых правовых нормах, о терминах, многие зарубежные эксперты думают, что в правовой системе нашего государства не существовали нормы, такие как: штрафы, термин медиации, волонтерства. На самом деле, они были, но назывались по-другому. Иначе. В этом случае, хочу сказать, что есть у нас в казахском обычном праве слова – кун и айып. Такой интересный и сложный пример можно привести, не будем называть фамилий. Допустим, это был случай в Алматы, когда по результатам дорожно-транспортного происшествия погиб человек, но тот совершивший этот вид правонарушения, был освобожден от меры ответственности. Исходя из правосознания обычного гражданина, люди рассуждают: «Вот убил человека! Освободили!». На самом деле не так, потому что в тех нормах уголовного кодекса была норма примирения сторон. Если человек примиряется с потерпевшей стороной, возобновляет, восстанавливает материальные ущербы, то соответственно судья на законном основании освобождает от уголовной ответственности. Вот эти нюансы мы должны понять. Соответственно, исходя из приоритетов Концепции правовой политики, в 2014 году у нас были приняты 4 новых кодекса. Это новый уголовный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, уголовно-исполнительный кодекс и кодекс об административных правонарушениях. В связи с чем, были учтены, те упущения, те ошибки, те противоречия, которые действительно взбудоражили наше общество. Скажем, стали причиной резонанса событий и т.д. Поэтому уже с января, а некоторые кодексы вступили в силу попозже. Государство развивается динамично. Соответственно, встречаются противоречия, пробелы и параллельно идет полноценная правотворческая деятельность. Вот два основных момента я хотел акцентировать на совершенствовании уголовного законодательства.


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 797820
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика