Право на труд: Казахстанка притворялась парнем, чтобы работать автомехаником

В Казахстане существует официальный список из 213 видов работ, запрещенных для женщин. Он был принят еще в 2015 году приказом министра здравоохранения и социального развития. Правозащитники считают документ дискриминационным. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» рассказывает почему.

Право на труд: Казахстанка притворялась парнем, чтобы работать автомехаником

Уроженка Павлодарской области 36-летняя Алмагуль с детства увлекалась большегрузными машинами, но при попытке трудоустроиться на любимую работу столкнулась с проблемами: профессия входила список работ и должностей, запрещенных для женщин в Казахстане. К тому же родители не разделяли ее увлечений.

«Будучи подростком, когда многому не придаешь значения, твои увлечения кажутся обычным делом. Мне нравились большегрузные машины, неосознанно занималась ремонтом велосипедов, радио, телевизора, конструированием, читала схемы. Моим любимым занятием было ходить в гараж, я обожала запах бензина, всяких жидкостей, звук двигателя, особенно дизельного, он был таким насыщенным, таким совершенным для слуха, — с восхищением рассказывает Алмагуль. —  Любила сидеть в кабине «КамАЗа», представляла, как в скором будущем буду управлять этим гигантом, и в своих фантазиях была счастлива. В 14 лет научилась водить грузовые автомобили. Однако, когда ты подросток, никто на твои увлечения не обращает внимания, всем кажется это забавным. Но рано или поздно счастливой жизни приходит конец».

Алмагуль столкнулась с реальностью, в которой мечты и желания должны согласовываться с чиновниками и родственниками. Она подверглась психологическому давлению со стороны общества, которое диктовало свои правила: девушка должна варить борщи и рожать детей. Поэтому после окончания средней школы по настоянию родителей Алмагуль поступила в музыкальный колледж.

«Когда разговор заходил, что после окончания школы я пойду в ПТУ на автомеханика, мою маму сразу охватывал ужас, она начинала кричать, что я совершенно выжила из ума. Мне надоело с ней спорить и пришлось поступить в этот ненавистный колледж. После окончания я пошла работать в специальную школу-интернат для умственно отсталых детей, параллельно поступила в институт на педагога-психолога. Но долго песня не играла», — продолжила Алмагуль.

Она бросила институт и уволилась с работы. Начались поиски себя. Алмагуль признается, что испытала депрессию из-за отсутствия возможности заниматься любимым делом и даже хотела покончить жизнь самоубийством. Три месяца она пролежала дома, размышляя, как быть дальше, пока не поняла, что ее жизнь не принадлежит никому другому, кроме нее самой.

«Мне исполнилось 28 лет, когда я объявила всем, что иду в ПТУ поступать на автомеханика, там как раз дают еще права категории ВС, помогают с местом для прохождения практики, потому что, когда я одна ходила по СТО, меня только высмеивали и крутили пальцем у виска. В это время проходил конкурс автомехаников среди технических учебных заведений, где я получила номинацию «лучший механик». Друзья, знакомые все были против моего выбора», — поделилась женщина.

Одно время Алмагуль работала в темиртауском СТО, затем вместе с напарником перебралась на четыре года в Астану. В послужном списке женщины — работа автомехаником и водителем большегрузных автомобилей. По документам ее оформляли на другую должность, к примеру, водителем легкового авто.

«Мы снимали подъемники. Мне приходилось притворяться парнем, чтобы люди меня воспринимали как мастера. Когда я говорила, что меня зовут Алмагуль, многие отказывались производить ремонт у нас, — вспоминает женщина. — Вернувшись в Темиртау, я стала работать водителем большегрузных машин. Работала в карьере по добыче угля на «КамАЗе», откуда меня попросили уволиться из-за списка запрещенных профессий, после работала в Костанайской области, тоже на карьере по добыче руды на SHACMAN».

Крупные компании не берут женщин на работу, запрещенную законом. Поэтому Алмагуль приходилось работать в небольших организациях, где уровень зарплаты значительно ниже.  Долгое время ее коллегами были бывшие заключенные и люди, которые страдают от алкоголизма.

«Я понимаю, что в Казахстане достаточно важных стратегических вопросов, но все-таки это касается моих гражданских прав, и никто не имеет право решать за меня», — заключила она.

Некоторые считают, что список запрещенных профессий никак не дискриминирует женщин, которые и сами бы не захотели работать машинистом бульдозера или битумщиком. Подумаешь, сколько таких, как Алмагуль, желающих работать автомехаником?! Однако многие запрещенные профессии обещают неплохой заработок, и женщины, не имея к ним доступа, теряют немалую часть возможностей прокормить семью и стать независимыми.

Действующий список работ, на которых запрещается применение труда женщин, утвержден приказом министра здравоохранения и социального развития Республики Казахстан 8 декабря 2015 года № 944. Спустя три года в документ внесли изменения.

На сегодня перечень состоит из 213 профессий. Документ запрещает женщинам работать землекопами, каменщиками, машинистами бульдозера, матросами всех наименований пассажирских и грузопассажирских судов (за исключением судов на подводных крыльях и глиссирующих, а также судов, работающих на внутригородских и пригородных линиях), водителями аэросаней. С полным списком можете ознакомиться здесь

Фото: Анатолий Струнин/ТАСС

По информации Казахстанской феминистской инициативы «Феминита» и эксперта по международному праву в области прав человека Татьяны Чернобиль, кроме Казахстана, ограничительные списки также есть в Азербайджане, Беларуси, Кыргызстане, Российской Федерации, Таджикистане, Турции (по одному типу запрещенных работ) и Черногории.

В 2019 году от списков отказались такие страны, как Молдова, Узбекистан, Украина. При этом список запрещенных для женщин профессий в Узбекистане насчитывал 450 единиц. В Молдове такой список оставили лишь для беременных, кормящих и недавно родивших женщин. В России министерство труда намеревается сократить список, насчитывающий в настоящее время 456 профессий, до 100 единиц в 2021 году. 

«Мы занимаемся правами человека, и само существование списка запрещенных профессий для женщин является нарушением прав. Это нарушение прав женщин на одинаковые возможности при найме, на свободный выбор профессий и рода работы. Например, если жительница небольшого города или сельской местности, я не говорю сейчас про Астану или Алматы, решила для себя работать, к примеру, газосварщиком, то она имеет на это полное право. Потому что, возможно, в этой сельской местности больше нет других хорошо оплачиваемых работ, где она бы хотела работать. Может, она не хочет трудиться параллельно на двух работах. Так почему мы не можем разрешить человеку зарабатывать больше, чем если бы она зарабатывала на низкооплачиваемых профессиях, таких как мойщица посуды и технический персонал, например?! Тут вопрос не только низкой заработной платы, но и низкого социального статуса», — считает активистка «Феминиты» исследовательница Жанар Секербаева.

Многие граждане Казахстана не знают о существовании списка. Секербаева считает, что это во многом связано с тем, что казахстанцы не интересуются правами человека, пока проблема не затронет напрямую их. 

Государственная делегация Казахстана каждые четыре года отчитывается о проделанной работе в рамках принятой конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Правозащитники тоже присутствуют на этих встречах международного уровня и пытаются добиться отмены дискриминационного списка через подготовку альтернативных докладов, встречи с людьми, принимающими решения, информирование.

«Чиновники, в основном мужчины, докладывают, что у нас все хорошо, что в Казахстане соблюдаются все права, что у нас буквально правовой рай, права женщин не нарушены, созданы все возможности и доступны все профессии. На деле это не так. Пока существует такой приказ, условия и возможности неравные. Нужно говорить правду, а не представлять данные, которые оторваны от реальности», — заявила Секербаева.

Приказ издал министр здравоохранения, соответственно, документ предполагает защиту репродуктивного здоровья женщин. Однако не все девушки планируют рожать, некоторым не позволяет здоровье. Правозащитники считают, что хотя бы по этой причине у женщин должно быть право на выбор профессии. Помимо этого, в силу автоматизации, технологизации и информатизации промышленных и индустриальных работ трудиться на них вовсе не представляет угрозы для здоровья женщин. И почему принято думать, что тяжелая работа вредна только женщинам? Она может нанести вред и здоровью мужчин, которые имеют те же самые репродуктивные права, как и женщины. Запрещаем одним, разрешаем другим? Почему мы решаем за женщин, что им выбирать? Именно такие вопросы они ставят сейчас перед чиновниками.

«Многие из этих работ уже автоматизированы. Девушка не будет поднимать камни, это делает машина, которая управляется через систему. Вы нажимаете кнопку, то есть управляете механизмом. Машина для того и создана, чтобы не использовать физический труд человека. Почему мы запрещаем женщинам наравне с мужчинами работать на больших автоматизированных предприятиях?» — отметила соосновательница феминистской инициативы.

На сегодня Алмагуль не единственная женщина в Казахстане, кто связан с запрещенной профессией. Ее знакомые также трудятся вне закона, но молчат об этом, боясь остаться безработными. Такие работницы не могут требовать от начальства увеличения зарплаты либо улучшения условий труда и часто слышат в свой адрес упреки в том, что они родились женщинами.

Loading...

7 апреля, вторник