Талгат Турсынбаев: «ГЧП — отличный инструмент в реализации важных проектов, но иногда его используют неправильно»

В последнее время много разговоров ведется на тему набранных государственных обязательств в проектах ГЧП. Речь идет о более 1 трлн тенге, которые необходимо возмещать инвесторам до 2037 года. Как выплачивать эти деньги? Что государство получило от проектов ГЧП? Какова их эффективность? Об этом и многом другом корреспондент ИА «NewTimes.kz» поговорила с вице-президентом офиса «Одно окно» Казахстанского центра ГЧП Талгатом Турсынбаевым.

Талгат Турсынбаев: «ГЧП — отличный инструмент в реализации важных проектов, но иногда его используют неправильно»

Нынешний год можно назвать подводящим черту в пятилетней деятельности ГЧП в Казахстане. В 2015 году, когда принимался Закон РК «О государственно-частном партнерстве», многие скептики утверждали, что институт ГЧП тяжелым грузом ляжет на госбюджет. Кроме того, не было четкого понимания того, насколько реализуемые проекты будут окупаемыми и полезными. Тогда, возможно, картина действительно не была четко выраженной, но сегодня, по истечении времени, мы видим, что ГЧП как инструмент взаимодействия власти и бизнеса в вопросах реализации значимых проектов, показывает неплохие результаты. По крайней мере, на сегодняшний день.

 

Конечно, справедливости ради стоит сказать, что здесь не все так гладко и радужно, как хотелось бы. В прошлом году Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сказал, что идея ГЧП — дискредитирована. Критика, прозвучавшая от Главы государства, стала отрезвляющим фактором, заставшим поменять приоритеты в сторону тех проектов, которые не требуют затрат из госказны. И, что мы видим в итоге? Общая доля проектов без использования бюджетных средств сегодня увеличивается. 

«По данным на 1 марта в Казахстане 772 заключенных договоров ГЧП, более 500 из них уже на стадии эксплуатации. С увеличением количества проектов мы сталкиваемся с проблемами, связанными не только с реализацией этих проектов, привлечением финансирования, но и законностью заключения некоторых договоров, соблюдением принципов и признаков государственно-частного партнерства», — говорит Талгат Турсынбаев.

 

Следует сказать, что, когда принимался Закон «О государственно-частном партнерстве» много споров велось относительно того, в каких отраслях жизнедеятельности использовать инструменты ГЧП.  В итоге решили, что никаких ограничений не будет, а в каждом регионе будут самостоятельно выбирать сферы, где применять ГЧП, а где нет. Как отмечает Талгат Турсынбаев, в областях и городах, где бюджета хватает на социально-экономическое развитие, удовлетворение потребностей населения, ГЧП развито слабо, а там, где наоборот отмечается дефицит бюджетных денег, государственно-частное сотрудничество в активной фазе.

«На первых этапах реализации проектов ГЧП, приоритеты расставлялись по иерархической модели потребностей человека (пирамида Маслоу). Сначала — сфера образования, затем медицины, спорта, сейчас — ГЧП в сфере транспорта и инфраструктуры, ЖКХ», — говорит эксперт.

 

 

Стоит ли подчеркивать, что во многих регионах Казахстана создавались такие проекты, которые решали социально-важные проблемы. Возьмем, к примеру, людей с ограниченными возможностями. Благодаря проектам ГЧП вопрос их социальной адаптации был снят. Сегодня в стране действуют различные оздоровительные центры, где дети, так и взрослые получают возможность общаться, развиваться, достигать успехов.

«Например, в Кызылординской области создан оздоровительный центр (перепрофилированный из действующей гостиницы) для пенсионеров и детей с ограниченными возможностями. Получается здесь решается вопрос об интеграции школьников в образовательный процесс. Понимаете, какую проблему мы решаем при помощи государственно-частного партнерства. Отмечу, есть настолько крутые проекты, что их тиражируют в другие регионы. Как правило, это те, в которых соблюдены баланс рисков, интересов между государством, частным партнером и населением. Поэтому нельзя говорить, что ГЧП плох, просто где-то его применяют неправильно», — отмечает собеседник.

К числу передовых эксперт также относит проект, который на первый взгляд кажется весьма затратным для гобюджета. Речь идет о проекте по подведению электролиний и железной дороги к индустриальной зоне в Шиелийском районе Кызылординской области. Все затраты инвестора в размере 2,5 млрд тенге, направленные для его реализации, будут возмещать целиком из государственного бюджета в течение трех лет.

«Согласно проекту, частник не просто подведет линии электропередач, железнодорожную ветку, но и возведет на территории индустриальной завод (на сумму 22 млрд тенге), который позволит создать новые рабочие места, также не следует забывать о налоговых поступлениях. На одной чаше весов — 2,5 млрд тенге (на подведение инфраструктуры), а на другой — частные вложения, которые будут окупаться посредством предоставления платных услуг», — поясняет Талгат Турсынбаев.

 

Как отмечает эксперт, некоторые проекты по своей структуре, форме и содержанию напоминают продукт системы государственных закупок, чем ГЧП. А ведь в отличие от госзакупа в сфере ГЧП тот, кто строил, обязательно должен эксплуатировать возведенный объект. Это и является гарантией того, насколько качественно выполнен проект.  Однако нередко этап эксплуатации для частного партнера формален. Встречаются и такие проекты, которые можно было бы окупить посредством, например, внедрения платных услуг, но вместо этого он буквально напичкан бюджетными средствами. В итоге, у частника нет желания и мотивации к дальнейшему развитию.

«В мае 2019 на заседании Правительства РК в вопросах реализации проектов ГЧП перед нами была поставлена задача по переходу от количества к качеству, поскольку в погоне за количеством многие проекты буквально подогнали под ГЧП. Например, есть детский сад и он ежегодно участвует в конкурсе подушевого финансирования и выигрывает его. Дошкольное учреждение прогоняют как объект ГЧП, закрепляют за ним госзаказ на пять лет. На самом деле это учреждение работает давно, рабочие места созданы несколько лет назад», — приводит пример Талгат Турсынбаев.

Учитывая выявленные ухищрения, к которым прибегают на местах ради положительных цифр, а также, беря во внимание итоги проверок, проведенные представителями Генеральной прокуратуры РК и Комитета внутреннего государственного аудита, а также на основе планируемого анализа 772-х проектов специалисты Центра ГЧП готовят законопроект по внесению изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК в области государственно-частного. Также планируется разработать критерии качества проектов ГЧП, поскольку на сегодняшний день нет нормативно-правового акта, который бы регулировал этот вопрос. До сих пор непонятно, какой проект считать качественным, а какой нет.

«Уголовный Кодекс пишется на основе совершенных преступлений. Закон о ГЧП также формируется на опыте.  Мы постоянно его апгрейдим, обновляем. С 2015 года было внесено несколько основных пакетов по изменениям. Например, упрощали сроки экспертизы, вводили новые решения. Если раньше, пять лет назад, перед нами стояла задача по развитию ГЧП, то сегодня, следует управлять им. Одна из часто встречающихся проблем — низкое качество структурирования договоров и отсутствие критериев управления проектом. В долголетних контрактах не прописаны все те вещи, которые могут произойти на протяжении реализации проекта. Получается, что договоры формальные, а ответственность лежит на представителях госорганов, заключивших контракт, частных партнерах и консалтерах, разработавших документацию. Есть случаи, когда некоторые контракты расторгаются, поскольку в них столько ошибок, допущенные еще на этапе планирования, что их невозможно исправить при помощи дополнительных соглашений», — отмечает эксперт.

Кстати, говоря о допсоглашениях, — нередко в них забывают прописывать основной пункт — этап эксплуатации, который очень важен для проектов государственно-частного партнерства. Именно поэтому в Центре ГЧП проводят обучающие семинары. Кроме того, здесь помогают воплотить в жизнь многие идеи. Для этого они собирают за одним столом потенциальных инвесторов, представителей госорганов и банков второго уровня. Кстати, весь список проектов (планируемых, реализуемых) регулярно публикуется на сайте kzppp.kz. Следует отметить, что сегодня реестр проектов, как и все этапы планирования и заключения договоров ГЧП, ведутся в ручном режиме, на бумажном носителе, что увеличивает коррупционные риски, поэтому следующая задача Центра — перевести часть процессов ГЧП в цифровой формат.

«Сегодня перед нами стоят несколько важных вопросов. Первый — что получает государство за 1 трлн тенге, которые стоят как выплаты. Второй — какова стратегия развития к 2025 году. Третий — цифровизация деятельности. Сегодня на сайте kzppp.kz есть актуальная вкладка по реестру проектов, где отражена информация об их количестве и суммах. Сейчас мы разрабатываем концепцию такого сайта, где можно было бы видеть ситуацию по ГЧП на конкретный момент с учетом данных о совершенных, планируемых выплатах, количестве рабочих мест и т.д.», — делится планами Талгат Турсынбаев.

До 2037 года по гособязательствам инвесторам следует вернуть более 1 трлн тенге. С 2015 года 138 млн тенге уже выплачены. Как говорит эксперт, из-за недоработок законодательства в области налогового обложения 10-15% от 1 трлн тенге уйдут на налоги, которые будут выплачены частному партнеру, которые он обратно выплатит государству. Около 10% от 1 трлн тенге — заработная плата сотрудников, более 40% от этих денег — затраты на содержание объекта (коммунальные платежи, текущие ремонты и т.д.). Получается, если бы объект был создан за счет бюджетных средств, без участия ГЧП, эти траты все равно легли на плечи государства. Особенность лишь в том, что благодаря ГЧП эти траты стали видимыми, прозрачными и заодно фиксированными.

«Нужно понимать, и это самое важное, что из 1 трлн тенге, которые необходимо вернуть государству инвесторам, некоторая часть возвратится обратно в казну посредством налоговых отчислений, некоторая уйдет на коммунальные платежи, а какая-то часть на заработные платы. Выходит, что мы просто перегоняем деньги и часть 1 трлн тенге невозможно считать гособязательствами», — резюмирует эксперт.

В преддверии Международного женского дня Талгат Турсынбаев поздравляет прекрасную половину человечества с весенним праздником и отмечает, что партнерство мужчин и женщин в любых вопросах — будь то политика, бизнес, или семейные отношения должно быть гармоничным и долгосрочным.

Loading...

6 апреля, понедельник