Слезть с нефтяной иглы. Сможет ли Казахстан стать индустриальной державой

ИА «NewTimes.kz» рассказывает, что сделано за 10 лет индустриализации и почему структура казахстанской экономики остается по-прежнему ресурсозависимой.

Слезть с нефтяной иглы. Сможет ли Казахстан стать индустриальной державой
Фото взято с сайта inform.kz

Основным драйвером казахстанской экономики считается нефтегазовая отрасль. По данным рейтингового агентства S&P, нефтегазовый сектор составляет около 15% ВВП страны и дает около 40% всех поступлений в бюджет. Чтобы не зависеть от цен на природные ресурсы, государство занимается индустриализацией и пытается построить несырьевую экономику. Однако новые точки роста пока не помогают стране слезть с «нефтяной иглы». 

Ранее Нурсултан Назарбаев говорил, что Казахстан должен перейти на альтернативную экономику: «У нас есть нефть, газ, у нас есть железо, свинец, цинк, золото, серебро – все есть, слава богу. Но видите, как меняется конъюнктура цен на рынке – это все биржевые товары. Сегодня так, завтра так. В прошлом году нефть стоила 140 долларов за баррель, потом опустилась до 30, теперь вот 50, радуемся 60-ти. А что завтра будет, мы не знаем. Поэтому нам нужна другая экономика».

В послании первого президента народу Казахстана в 2010 году заявлялось, что особое внимание в годы индустриализации будет уделено поддержке несырьевых экспортеров. К 2020 году доля несырьевого экспорта в общем объеме экспорта должна была увеличиться с 27 до 45%, а доля обрабатывающей промышленности в ВВП составлять не менее 13%. Однако на протяжении более чем 10 лет доля обрабатывающей промышленности в ВВП колеблется в пределах 11%.

При этом объем производства в обрабатывающей промышленности вырос с 3 до 10 триллиона тенге (в 3,5 раз). Наибольший рост был зафиксирован в металлургической промышленности (с 1,1 до 4,6 триллиона тенге), производстве продуктов питания (с 630 миллиардов до 1,5 триллиона тенге) и машиностроении (с 281 миллиарда до 1,1 триллиона тенге).

В 2019 году основная доля несырьевого экспорта приходилась на металлургию, продукцию химической промышлености и минеральные продукты от таких крупных компаний, как «Арселор Миттал», «Казцинк», «Актюбинский завод хромовых соединений» и «КазАзот».

Фото: primeminister.kz

В этом году в Казахстане начался третий этап программы индустриально-инновационного развития, запланированный до 2025 года.

«Индустриализация позволяет развивать компетенции, выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью, придает устойчивость экономике страны. Мы смогли планомерно преодолеть все внешнеэкономические потрясения и наметить новую траекторию развития страны. Два этапа индустриализации позади. Учитывая ошибки и накопленный опыт, мы продолжим выбранный курс, ориентированный на повышение производительности труда и выход на внешние рынки», — говорил ранее министр индустрии и инфраструктурного развития Бейбут Атамкулов.

Цель индустриализации – создать условия для стимулирования конкурентоспособности обрабатывающей промышленности на внутреннем и внешнем рынках с учетом обязательств в рамках членства в международных экономических организациях.

Для достижения этой цели будут решать три задачи:

1. Углубление индустриализации.

2. Расширение объемов производства и номенклатуры обработанных товаров, пользующихся спросом на внешних рынках, с учетом обязательств Казахстана в рамках членства в международных экономических организациях.

3. Увеличение промышленных мощностей.

Фокус направлен на обрабатывающую промышленность. Реализация программы позволит достичь следующих результатов в этом секторе: рост производительности труда до 56 тысяч долларов на человека; рост объема экспорта до 30 миллиарда долларов в 2025 году; рост инвестиций в основной капитал до 9,3 триллиона тенге.

Фото: primeminister.kz

В официальных отчетах говорится, что за прошлые годы индустриализации было открыто 1 250 новых промышленных предприятий с объемом инвестиций более восьми триллиона тенге. Создано 120 тысяч новых рабочих мест. Налажен выпуск более 500 новых видов продукции, ранее не производимой в Казахстане. При этом коммунист Айкын Конуров считает, что проводимые программы не показали реальных результатов для общества.  

«Общее число промышленных и инфраструктурных объектов кажется внушительным. Но качественных изменений в экономике не наблюдается, а это значит, что главная цель не достигнута», — заявил Конуров, озвучивая депутатский запрос от фракции на имя премьер-министра Аскара Мамина.

По данным коммунистов, вначале второй пятилетки в обрабатывающей промышленности Казахстана трудились 552 тысяч человек, сейчас 598 тысяч, то есть создано всего 46 тысяч дополнительных мест. Средняя заработная плата в обрабатывающей промышленности за эти годы выросла с 137 тысячи до 209 тысячи тенге.

«Однако этот рост близок к нулевому, учитывая реальный уровень инфляции и покупательную способность тенге. В долларовом эквиваленте зарплата сократилась с 730 до 540 долларов. Таким образом, осталась нерешенной задача создания качественных, высокооплачиваемых рабочих мест. По итогам двух пятилеток несырьевая индустрия так и не стала сектором, реально интересным для бизнеса. Основные инвестиции идут от государства», — заключил депутат.

Казахстан на мировом рынке по-прежнему представлен в основном сырьевыми товарами.

Основные экспортные товары по итогам 2019 года

 Источник: КС МНЭ РК

Ключевым покупателем казахстанской нефти остается Италия: в страну было экспортировано нефти на сумму 8,2 миллиарда долларов. Далее следуют Нидерланды и Франция.

Экономист Арман Байганов отмечал в беседе с корреспондентом ИА «NewTimes.kz», что на фоне пандемии коронавируса в Италии может снизиться потребление нефти и это отрицательно скажется на казахстанской экономике:

«Уже неделю Италия находится на карантине, соответственно? потребление нефти будет на минимуме. Если у них в два раза сократится потребление, то наша нефть им не нужна будет, могут сократить импорт Казахстана, что тоже ударит по нашей экономике».

Фото: primeminister.kz

Группа специалистов Московского центра Карнеги провела исследование в Казахстане и выяснила, что главными препятствиями на пути борьбы с ресурсной зависимостью являются бюрократию и коррупцию в госсекторе.

«История современного Казахстана перенасыщена примерами того, как чиновники с помпой открывали прорывные (и не очень) индустриально-инновационные проекты, которые заканчивались тихим банкротством: предприятия не выходили на проектную мощность и неслышно закрывались. Причина проста: заложенные в планах параметры оказывались необоснованными, выделенные деньги разворовывались», — писал «Ритм Евразии» в материале «Буксующая индустриализация Казахстана: планы и реалии». 

В качестве примера можно назвать завод по выпуску планшетов в Актау, который запустили в декабре 2011 года во время общенационального телемоста с участием Назарбаева. Предприятие должно были производить современную электронику по приемлемой цене, но так и не выпустило ни одного образца продукции. Финансовая полиция выявила, что здесь вовсе не собирали планшеты, а только перепродавали готовые товары. Государству был причинен ущерб в 200 миллионов тенге.   

Сегодня Казахстан по-прежнему нуждается в индустриализации. Она приносит пользу в плане диверсификации экономики, хотя и не всегда успешно, но и главное, помогает несколько усилить защиту экономики от шоков на внешних рынках. Также индустриализация позволяет создать высококвалифицированные рабочие места, которые нужны казахстанцам в условиях мировой трансформации экономики, которая не проходит мимо нашей страны.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Loading...

25 мая, понедельник