Эксперт – о курсе тенге до конца года, слабых местах экономики и шоках из-за COVID-19

Нельзя с уверенностью сказать, что из-за пандемии Казахстан прямо-таки вступил в некую новую реальность. Однако жизнь наша явно изменится, к тому же глобальные изменения в мировой политике, экономике и всех остальных сферах влияют также и на нашу страну. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» задумалась: а что, собственно, ждет Казахстан в ближайшие годы? Как видоизменятся и усовершенствуются ли экономика, местное управление, внешняя политика, методы образования и особенности здравоохранения? Первым делом мы решили подумать о «движущем локомотиве» и задали пару вопросов управляющему директору Центра исследования прикладной экономики, аналитику и автору Telegram-канала Tengenomika Олжасу Тулеуову.

Эксперт – о курсе тенге до конца года, слабых местах экономики и шоках из-за COVID-19
Фото: ИА «NewTimes.kz».

О влиянии COVID-19 на экономические процессы в Казахстане

Пандемия COVID-19 породила два шока в экономике Казахстана — внешний и внутренний. Внешний шок был выражен в падении цен и спроса на основные экспортные товары нашей страны. Это в первую очередь энергоносители (нефть и газ) и металлы. Внутренний шок был определен введением режима ЧП и карантина, что ограничило возможность расширения совокупного спроса и предложения Казахстана. Как итог — рост экономики ушел в минус, наблюдается падение занятости и инвестиций в основной капитал, ускорение инфляции и обесценивание курса тенге.

Об уязвимых местах экономики, обнажившихся в период режима ЧП

В первую очередь, власти и экономические агенты вновь удостоверились, что текущая модель экономического роста Казахстана, основанная на распределении ренты от экспорта нефти, довольно нестабильна, неэффективна и уязвима в условиях глобальных шоков. Это означает, что имеющиеся сейчас накопленные финансовые ресурсы страны следует применить для большей диверсификации экономической активности, развития несырьевых секторов производства и увеличения сложности выпускаемых в стране товаров и услуг.

О перспективах безусловного базового дохода в казахстанских реалиях

Есть одна интересная трактовка безусловного базового дохода, и я склоняюсь к такому определению. Речь идет о том, что базовый доход — это вид помощи и поддержка государством людей, которые стали условно ненужными экономике в условиях естественного уровня занятости, когда экономическая система максимально насыщена трудовыми ресурсами. То есть базовый доход — это выплаты трудоспособным гражданам, которые представляют сверхпредложение на рынке труда в некризисную фазу экономического цикла в странах, где преобладает капиталоемкое производство.

В свою очередь, в экономике Казахстана, которая по большей части является трудоемкой, в периоды восстановления и роста практически не наблюдается избытка качественных трудовых ресурсов. Следовательно, причин вводить в стране безусловный базовый доход на данном этапе развития нашей экономики я не нахожу.

О будущем национальной валюты

Здесь все так же, как было на протяжении последних двух десятилетий: все зависит от того, какую динамику будут демонстрировать биржевые котировки нефти и курсы валют стран — основных торговых партнеров. При этом если говорить о горизонте анализа до конца текущего года, то пока все представляется относительно позитивным: цены на нефть восстанавливаются выше отметки 35 USD за баррель на фоне сокращения мировой добычи сырья, валюты стран — торговых партнеров умеренно укрепляются к доллару США.

Вместе с тем в самом Казахстане наблюдается снижение девальвационных ожиданий со стороны населения и бизнеса. В результате при прочих равных условиях и при отсутствии новых шоков со стороны глобальной экономики значения пары USD/KZT имеют высокую вероятность сохраниться около текущих уровней вплоть до завершения 2020 года.

В целом по базовому сценарию прогноза нашего центра AERC (Applied Economics Research Centre) в текущем году средний курс USD/KZT составит 424 тенге за доллар США.

О будущем введении прогрессивной шкалы налогообложения и ее эффекте

На самом деле прогрессивная шкала предназначена для того, чтобы сократить неравенство в доходах разных слоев и страт населения. И с этой точки зрения это является довольно позитивным действием. Однако для успешной реализации подобной реформы следует иметь многолетнюю и отлаженную практику сдачи гражданами страны налоговых деклараций, чего сейчас в Казахстане нет и, скорее всего, в ближайшее время не будет.

Вместе с тем для успешного введения прогрессивного налогообложения требуется институциональная составляющая в виде системы безукоризненного администрирования прогрессивных налоговых поступлений, чего, к сожалению, на мой взгляд, тоже нет в стране.

Следовательно, введение прогрессивного налогообложения в Казахстане сейчас, когда отсутствуют перечисленные необходимые элементы, может, наоборот, оказать деструктивное влияние на экономику и неравенство в доходах. Об этом свидетельствует множество исследований, результаты которых указывают на то, что прогрессивное налогообложение при слабых налоговых институтах может стать негативным фактором в развитии экономики».

О перспективах экономики Казахстана в ближайшие годы и позиции в ЕАЭС

Однозначно могу утверждать, что в ближайшие несколько лет необходимо максимально сфокусировать и делать упор на развитие человеческого капитала, образования, науки и технологий. Лишь в этом случае экономика Казахстана будет способна в долгосрочном периоде проявлять сильные конкурентные преимущества.

Относительно ЕАЭС — президент, выступая на Высшем Евразийском совете, дал четко понять, что дальнейшая политика Казахстана в рамках ЕАЭС будет строиться по принципу максимальной защиты своих интересов и позиций. Думаю, в дальнейшем мы это и будем наблюдать.

Loading...

7 июля, вторник