Займы, иностранные арендаторы, уран. От кого зависит независимый Казахстан?

Существуют ли страны с абсолютной независимостью? Так или иначе, любое, тем более крупное или привлекательное по различным критериям государство зависит от общей геополитической обстановки, инвестиций и внешнего долга. А от кого и от чего зависит независимый последние 29 лет Казахстан — в материале ИА «NewTimes.kz».

Займы, иностранные арендаторы, уран. От кого зависит независимый Казахстан?
Фото: kerek-info.kz

В сентябре Миннацэкономики рассказало, что внешний долг Казахстана составляет $152,7 млрд, или 83% к ВВП, из которых более 80% — обязательства частного сектора. Внешний долг квазигосударственного сектора составляет $17 млрд, или 9,3%, к ВВП. 

К слову, в августе 2020 года Минфин опубликовало цифры внешнего долга по странам по состоянию на 1 апреля. Выяснилось, что самый большой долг у Казахстана перед Нидерландами — 44 млрд 111 млн долларов. Но почти вся сумма — это межфирменная задолженность, то есть произошедшая от прямых инвестиций.

На втором месте — Великобритания, которой наша страна задолжала 20 млрд 014 млн долларов. Однако здесь долг в разбивке выглядит сложнее: 5 млрд 436 млн долларов лежит на секторе госуправления, 2 млрд 445 млн долларов — на межфирменной задолженности, 42 млн долларов — на Нацбанке, 2 млрд 050 млн долларов — на обычных банках и еще 10 млрд 042 млн долларов — на загадочных «других секторах». 

Конкретно со стороны госсектора самый большой долг у Казахстана, судя по всему, перед международными организациями. Из общего долга 9 млрд 782 млн долларов перед ними на секторе госуправления лежит 5 млрд 295 млн долларов.

Кстати, в министерстве нацэкономики сообщали, что «внешний долг частного сектора, или межфирменная задолженность, составляет $97 млрд, а большая ее часть — три крупных проекта с иностранным участием — Кашаган, ТШО и Карачаганак».

Но в Казахстане с каждым годом лишь увеличивается количество крупных проектов с иностранным участием, а порой зарубежные инвесторы полностью выкупают производство.

Например, сообщалось, что Cathay Industrial Biotech инвестирует в строительство завода в Костанае 2,5 млрд долларов. Китайская компания планировала построить завод по производству нейлона путем переработки пшеницы и кукурузы. Сама компания Cathay Industrial Biotech Ltd основана в 1997 году и работает в области исследования молекулярной биологии. 

Другие инвесторы выкупают уже существующее производство. Так случилось с птицефабрикой «Қарағанды құс», специализирующейся на производстве куриных яиц. Фабрику выкупил фонд компании ОАЭ «Al Falah capital partners».

Это всего два примера из тысячи подобных проектов. Но другие страны приходят в Казахстан не только как инвесторы. Например, Россия арендует у страны военные объекты: как сообщали СМИ в 2017 году, Казахстан получает за это 140 млн долларов ежегодно. Самый известный арендуемый объект — космодром «Байконур», а вместе с ним и одноименный город.

«Город Байконур является административно-территориальной единицей Республики Казахстан, функционирующей в условиях аренды. На период аренды комплекса «Байконур» город Байконур в отношениях с Российской Федерацией наделяется статусом, соответствующим городу федерального значения Российской Федерации, с особым режимом безопасного функционирования объектов, предприятий и организаций, а также проживания граждан», — говорится в международном соглашении.

Арендует Россия в нашей стране также и полигон «Сары-Шаган» на озере Балхаш, который с советских времен используется для испытания противоракетного оружия. 

«Объекты 929-го Государственного летно-испытательного центра — еще один арендуемый Россией комплекс полигонов, на которых проводятся летные испытания новых образцов вооружений и проходят боевую подготовку летчики ВВС и авиации ВМФ России. 171-я авиационная комендатура в Караганде — также арендуемый Москвой объект, который проводит тыловые и поисково-эвакуационные работы во время запусков и посадок космических аппаратов с космодрома «Байконур», — писал «Коммерсант».

Привлекателен Казахстан для других стран и своими полезными ископаемыми. Например, «Росатом», как сообщалось в СМИ, добывает на территории Казахстана урана в два раза больше, чем по месту прописки. Россия, в принципе, в этом вопросе главный «друг» Казахстана, несмотря на то, что претендовали на казахстанский уран и другие.

Связывают руки Казахстану не только финансовые обязательства, но и существование в рамках геополитической обстановки и международных организаций. С каждым годом государству все сложнее маневрировать между отношениями и решениями других стран и поддерживать позицию нейтрального наблюдателя, который лишь стремится быть миротворцем, не занимая ничьих позиций. Но если оценивать влияние политических решений на Казахстан труднее, то к участию в организациях претензий давно уже немало. Например, эксперты регулярно задаются вопросами о том, не вредит ли ЕАЭС стране больше, чем помогает. 

В 2019 году экономист Саян Комбаров высказывался о союзе с точки зрения авторынка.

«Считаю режим торговли в рамках ЕАЭС невыгодным для потребителей РК. Мы платим высокие импортные пошлины на автомобили якобы для защиты отечественных производителей. При этом они не создают почти никакой добавочной стоимости, а только собирают иногда просто разобранные за рубежом готовые авто и крупные части», — прокомментировал Комбаров КазТАГу.

Кстати, меньше месяца назад вице-министр торговли и интеграции Казахстана Жанель Кушукова заявила, что барьеры и неисполнение обязательств стран — участниц ЕАЭС мешают полноценному развитию общего рынка. Она сообщила, что выявленные барьеры в ЕАЭС обходятся казахстанскому экспорту в 660 млн долларов ежегодно.

«Освоение рынков стран — партнеров по ЕАЭС выявляет действующие, а в отдельных случаях вызывает введение ограничительных мер в отношении казахстанского экспорта», — сообщила она.

Loading...

9 марта, вторник