Откажется ли Казахстан от народных традиций, нарушающих права человека?

В Казахстане могут ввести ответственность за навязывание и использование архаичных традиций, которые нарушают права человека. Эксперты рабочей группы при парламенте считают, что новая статья в казахстанском законодательстве поможет в борьбе с ранними браками, традицией «алып кашу» и  выдачей невест за калым. Журналист ИА «NewTimes.kz» побеседовала с главой общественного фонда «Не Молчи.kz» Диной Смаиловой  и узнала, как меняется отношение государства к проблеме семейно-бытового насилия. 

Откажется ли Казахстан от народных традиций, нарушающих права человека?
Фото: jasqazaq.kz

Сейчас в парламенте идет обсуждение закона о противодействии семейно-бытовому насилию. Эксперты рабочей группы затронули весьма чувствительную тему  народные традиции и обряды, которые нарушают права человека, и насилие на религиозной почве.

«Мы предложили ввести такую статью, по которой можно привлекать к ответственности за использование народных традиций, нарушающих права человека. К примеру, когда девочек принуждают к раннему браку, выдают замуж за калым, популязируют понятия «токалка» или «алып кашу»

Это все идет вразрез желанию женщин и детей и с применением насилия. На них оказывается огромное психологическое давление. И эти вещи культивируются в нашем обществе.

Есть некоторые блогеры в Facebook, которые ежедневно выставляют посты и пишут, что токал это лучше, чем любовница, тем самым унижают женщин», — рассказывает глава ОФ «Не Молчи.kz» Дина Смаилова

Общественники считают, что такой закон просто необходим, так как деструктивные ценности продвигаются через СМИ или навязываются молодым девушкам на различных тренингах и лекциях:

«Есть медийные личности вроде Куралай Ханым или Каракат Абден, которые выпускают подобный контент. Ее книга под названием «Ты — казашка. Гордись» транслирует устаревшие и сексистские ценности. Все это идет в массы, вбивается в головы казахстанской молодежи». 

Смаилова подчеркнула, что зачастую посыл о «правильном» воспитании и  поведении молодых девушек формируется в рамках государственного заказа и на бюджетные деньги:

«Проводятся десятки конкурсов, тендеров. Кто-то их выигрывает и потом публикует контент вроде шымкентского ролика про короткие юбки. И все это финансируется государством, выдают гранты на деньги из бюджета. Идет колоссальное давление на женщин. Да, по Конституции у всех нас равные права, но за все плохое привыкли спрашивать именно с женщин».

По словам общественницы, рабочей группе все-таки удалось закрепить их инициативу:

«Мы определили понятие «архаичные традиции», но в законе оно немного изменено. С большими спорами и обсуждениями в рабочей группе депутаты все-таки приняли эту поправку.

Намного сложнее было зайти с поправкой о том, что существует и религиозное или духовное насилие. Ее вообще не приняли. Не признают, что на девушек насильственно надевают хиджаб, заставляют читать намаз или. наоборот, требуют отказаться от религии».

Эксперты рабочей группы подчеркивают, что вероисповедание должно оставаться личным выбором каждого человека. И приходить к нему нужно осознанно, а не через силу и насилие.

«К нам (фонд «Не Молчи.kz» — прим. ред.) обратилась девушка, у которой родители и муж глубоко верующие люди. А она не придерживается религии, у нее собственные взгляды и ценности. Поэтому ее считают душевнобольной женщиной. 

Родственники решили отвезти девушку к какому-то знахарю, который якобы еще и имам. Они хотели «вылечить» ее. Все это происходило насильственным путем: заклеили глаза и рот, связали руки, запихнули в машину. 

Жертву привезли в какой-то поселок, а там молодой парень, лет тридцати. Он пять дней изгонял из нее джинов — прыгал на ней, ходил по животу. Это продолжалось до тех пор, пока она не сказала, что готова принять религию и молиться»,  рассказывает Смаилова. 

Вернувшись обратно, девушка сбежала из дома. В один момент она потеряла семью и получила огромную психологическую травму. 

«Сейчас рабочая группа только формирует закон, он еще не принят. Мы еще не знаем, что будет в сенате и мажилисе. Может быть, вообще повычеркивают наши предложения, а может, примут с первого раза. Потому что закон достаточно прогрессивный».

По словам Смаиловой, отношение к проблеме меняется кардинально: 

«В состав рабочей группы вошли опытные эксперты, практики. Я впервые вижу такую работу в парламенте, где настолько внимательно слушают рекомендации общественников. Раз в неделю собирается рабочая группа и почти каждый день — экспертные группы. Людей немного, но они настроены патриотично. 

Мы обсуждаем и пишем закон, а затем направляем его депутатам на рассмотрение. Не могу сказать, что работа выполнена плохо — практически все наши предложения принимаются.

А что касается религиозного насаждения, мы просто расширили статью о психологическом насилии и перенесли его туда. Сама статья сейчас намного шире, чем была раньше».

По словам правозащитницы, рабочая группа приступила к обсуждению законов в период участившихся случаев насилия из-за карантина

«Дело в том, что взгляды многих наших депутатов, членов правительства очень традиционны. Мы все жертвы каких-то стереотипов, устоявшихся норм. И это все ломается только благодаря тому, что есть живые кейсы. 

Нужно показывать масштабы насилия на примерах живых людей, пострадавших от него. Когда мы начали рассматривать этот закон, как раз начался небывалый всплеск насилия в условиях карантина».

Смаилова считает, что государство должно перестать навязывать мысль о том, что брак должен сохраняться любым возможным способом: 

«Знаете, у нашего государства есть установка — надо любыми способами сохранить семью. Мы объясняем, что семья, где насилие — норма, не может считаться здоровой. 

В таких ситуациях травмируются женщины и дети. Государству нужно потом восстанавливать здоровье этих жертв. Сколько мы видим инвалидов и сирот? Пособия им выплачивают не агрессоры, а государство. 

Раньше считалось, что сажать насильников в тюрьмы и содержать их там затратно для бюджета. Но давайте посчитаем по-честному. Намного дешевле посадить преступника в тюрьму, а не вести травмированных женщин с пятерьмя детьми в кризисные центры, выплачивать пособия по инвалидности, содержать сирот в детских домах», — резюмирует Дина Смаилова.

Loading...
По теме: