«К чему здесь адаптируют?»: Что не так с кризисным центром акимата Павлодара

Анонимной историей казахстанки поделилась с нами глава фонда «НеМолчи.kz» Дина Смаилова. Общественнице написала женщина, которая живет в кризисном центре Павлодарской области. По ее словам, проживание в таком центре — это набор жестоких условий и правил, сравнимых с дедовщиной, передает ИА «NewTimes.kz».

«К чему здесь адаптируют?»: Что не так с кризисным центром акимата Павлодара
Фото: pixabay.com

Вот что пишет женщина, которая столкнулась с системой приютов, дающих жилье, но отнимающих свободу выбора.

«Здесь живу уже год и до этого периодически сюда попадала по причине того, что у меня нет собственного жилья. У меня трое детей, воспитываю их одна.
Обратилась в центр за помощью. Они мне помогли — приняли меня.

Но потом началось: выйти я никуда не могу, шаг влево, шаг вправо — объяснительные. Живя здесь, я познакомилась с мужчиной, вроде начались отношения. Но я не могу элементарно выйти и встретиться с ним, потому что потом будут разговоры, что я бросаю своих детей, что ими не занимаюсь и тому подобное. При этом я обязана посещать психолога, который говорит мне о том, что я должна наладить свою личную жизнь и отношения с мужчиной. 

Бывает такое, что в связи с производственной необходимостью меня оставляют на работе или вызывают на подработку. Здесь с меня за каждый выход требуют брать на работе справки. Я не хочу, чтобы на работе знали, где я живу. Это психологически давит на меня. Я не могу нормально работать, постоянно такое чувство, что я в чем-то виновата. На работе мне уже говорят, что мне надо выбрать — или я работаю, или нет.

Сейчас здесь карантин, мы все подписывали бумагу о том, что мы не имеем права выходить куда-то из центра на ночь. А если выходим назад нас не принимают. И, тем не менее, есть женщины, которые спокойно уходят и возвращаются без каких-либо ограничений.

В конечном итоге мне сейчас приходится увольняться с работы, и мои отношения разрушены. И не могу понять, к чему нас здесь адаптируют. Я больше вряд ли когда-нибудь решусь на какие-либо отношения», — поделилась женщина.

По словам Дины Смаиловой, из павлодарского городского центра социально-психологической реабилитации и адаптации женщин с детьми уже поступали жалобы от подопечных. И это не единственный центр с такими проблемами. 

«Мы туда выезжали в этом году, как раз закончился карантин. Потому что были жалобы от женщин. Мы встречались с акимом, прокурором города, были в самом центре. Там действительно кошмар. Можно сказать, что это и не вина центра, им установили такие правила жесткие. Все КГУ, государственные центры — у них такая дисциплина», — возмущенно рассказывает Дина. 

По словам общественницы, центр рассчитан всего на 18 мест, а бюджет его составляет 48 млн тенге. При этом сотрудников больше, чем самих потерпевших, проживающих в центре, — более 20 человек.

«Какая убогая система! …Если только 18 человек принимают, зачем такие центры? Лучше адресную помощь оказывать потерпевшим. Снять квартиру на три месяца, взять за руку, трудоустроить, контролировать психологическое состояние… или сделать общежитие, хостел для таких женщин. Вы должны помогать, трудоустраивать, а не мешать работать, менять психику, выводить из состояния жертвы. А женщин, наоборот, «пихают» еще сильнее в это состояние», — подытожила Дина Смаилова.

Loading...