«Для кого они работают?»: Онкобольная казахстанка в обиде на государство

До октября прошлого года многодетная мама Ляззат Алдаберген жила, как и другие, — трудилась и растила двух дочерей и двух сыновей. Беда, как известно, приходит оттуда, откуда ждешь меньше всего. Восемь месяцев назад ей поставили страшный диагноз — онкология IV степени. Услышав вердикт врачей, женщина испугалась, но не за себя, а за детей, которые случись что, могут остаться без крыши над головой. В надежде на помощь в решении проблемы жительница Алматы  обратилась в ИА «NewTimes.kz».

«Для кого они работают?»: Онкобольная казахстанка в обиде на государство
Фото из личного архива героини

Ляззат Алдаберген всего 43 года. Ей бы жить, да радоваться, но вот только мысли ее сейчас заняты только тем, как бы побороть болезнь, поднять детей на ноги, а самое главное — обеспечить их жильем.

«Слезы и страх одолевали и накрывали меня полностью, когда вручили вердикт консилиума врачей - рак молочной железы четвертой стадии с метастазами. Первое, что сигналило в голове, это мысль о детях. Шок, закружилась голова, дикая паника и растерянность, беспомощность перед обстоятельствами. Вся моя устроенная жизнь в один момент рассыпалась на кусочки. Я пыталась прийти в себя во дворе больницы, дрожали руки, от слез не видела экран телефона, пыталась позвонить родным. Прошло несколько дней и ночей размышлений о том, для чего-то это болезнь возникла. И я поняла, что это самый серьезный повод измениться, полностью поменять свою жизнь и сознание, восприятие к жизни и к людям! В Коране есть сура о том, что Аллах не меняет положения людей, пока они не изменят самих себя», — написала в своем Instagram-аккаунте женщина.

Корреспонденту ИА  «NewTimes.kz» Ляззат Алдаберген рассказала, что она — мать-одиночка. У нее две дочки 16 и 14 лет и сыновья, которым  8 и 6.

«До того, как в дом пришла беда, работала, старалась делать все сама: и за съем жилья платить, и детей  одевать, учить. Было много планов, но рак молочной железы перечеркнул их. Из-за состояния здоровья пришлось бросить работу. Живем на пособия в размере 46 тыс тенге и 52400 тенге. Съем жилья — 100 тыс тенге. Продуктами помогают знакомые, родные и просто добродушные люди», — говорит алматинка.

Женщина не просит материальной помощи, хотя она бы не помешала семье. Единственное, о чем молит онкобольная — о жилье.

«Когда ты попадаешь в такую критическую ситуацию, то думаешь, что наше государство поможет, надеешься на поддержку. Обстоятельства настолько критичны, что остается просто выживать. Если в такой ситуации не может помочь государство, чиновники, то для кого они трудятся?», — задает риторический вопрос женщина.

По словам алматинки, она обращалась в местный акимат. Они помогли… едой. На этом, как говорит собеседница, «акция» закончилась.

«Я ничего не имею против акимата. Да, они помогли продуктами. Спасибо им большое за это. Но мне не дает покоя мысль о том, где будут жить мои дети, если со мной что-то случится. Как любая мать, переживаю за своих кровиночек», — с дрожью в голосе произносит она.

Встать в очередь на жилье Ляззат Алдаберген не дает отсутствие постоянной прописки в Алматы сроком три года.

«Как мне быть, не знаю», — вздыхает женщина.

Смогут ли власти помочь женщине, неизвестно. Возможно, частные благотворительные фонды окажут ей поддержку.

Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 27 июля в 04:43
Что скрывают улицы Казахстана?
Редактор -  суббота, 24 июля в 10:00
Как бороться с COVID-19?
Жанар Муканова -  вторник, 20 июля в 11:03
Как нам развить внутренний туризм
Редактор -  суббота, 17 июля в 11:00
Пролетая над гнездом насилия
Жанар Муканова -  среда, 14 июля в 03:43
По ту сторону мечети
По теме:
Эксклюзив | 19.07.2021 в 15:07
Прости, Денис, мы все проиграли

29 июля, четверг