воскресенье, 2 октября, 2022
icon
476.71
icon
467.03
icon
8.36
Алматы:
icon
2oC
Астана:
icon
1oC
Подпишитесь на нас:
Фридом Финанс
Биржа kase признала АО «Фридом Финанс» победителем в 6 номинациях по итогам 2021 года
ffin.kz

«Отчет в стиле «все в порядке» сейчас никому не нужен»: казахстанский экономист о выступлении главы Нацбанка

На сегодняшнем заседании в правительстве прозвучала информация, что уровень инфляции достиг рекордного значения и составил 8,4%. Не предавая критике этот показатель, задаемся вопросами: какие факторы сыграли злую шутку, из-за которой произошел резкий скачок и возможно ли вернуть нынешний уровень в прежнее русло? Их корреспондент ИА «NewTimes.kz» адресовала отечественным экспертам, которые уже не в первый раз бьют в колокола, утверждая, что экономика страны в аховом состоянии.

«Отчет в стиле «все в порядке» сейчас никому не нужен»: казахстанский экономист о выступлении главы Нацбанка

Фото: pixabay.com

По словам председателя Нацбанка Ерболата Досаева, ускорение инфляции приобретает устойчивый характер на фоне участившихся дисбалансов на продовольственных рынках, сохраняющегося роста мировых цен на сырье и высокого инфляционного фона в странах — основных торговых партнерах, особенно в России.

«Больше половины вклада в годовой рост цен по-прежнему исходит от продовольственной инфляции, которая увеличилась с 10,6% до 11,0% в июле в результате не свойственного для летних месяцев роста цен на отдельные виды овощей. Дополнительное давление продолжает оказывать удорожание мяса и растительного масла», — пояснил Досаев.

Не нужно быть экспертом в области продовольственной безопасности, чтобы понимать, что возникший рост цен — это далеко не погодное явление и его куда легче спрогнозировать, чем капризы природы.

По словам известного казахстанского экономиста Марата Абдурахманова, поднимая тему инфляции, нужно исходить из того, что индекс физического объема ВВП, рассчитанного методом производства, за первый квартал этого года равен 98,6%.

«В соответствии с методикой бюро национальной статистики, базовая инфляция рассчитывается с учетом вхождения или невхождения следующих групп: фрукты и овощи, жилищно-коммунальные услуги, железнодорожный транспорт, связь, бензин, дизельное топливо и уголь. Таким образом, накопленный уровень инфляции с начала года официально составил только 4,73% без учета фруктов и овощей. В то же время индекс потребительских цен вырос к июлю 2020 года на 8,4%, что означает, что фактически цены увеличились в целом на 8,4% по методике агентства по статистике. Простыми словами, это говорит о том, что даже ограниченный перечень товаров, работ, услуг, по которым проводятся исследования, показал рост на 8,4%. Что получаем? В экономике явно наблюдается спад и рост цен, при этом дефлятор составил 107,1, то есть фактическое увеличение в первом квартале уже было 7,1% к аналогичному периоду прошлого года. Фактическая инфляция сейчас находится на уровне 8,4% как минимум к соответствующему периоду прошлого года, а экономика падает. Все официальные реляции по росту ВВП после этого кажутся некорректными. При этом цены и ставки финансового сектора не учитываются в индексе потребительских цен, несмотря на реальность, когда почти в каждой семье есть кредит», — дает свой расклад нынешней ситуации экономист.

Один из способов обуздать инфляцию — повышение базовой ставки до 9,25%. Но, как говорит Абдурахманов, такое решение — не выход из сложившейся ситуации. 

«Нацбанк предлагает для реального сектора кредитование, при котором он дает деньги банкам по ставке 9,25%, а те в свою очередь со своей маржей продают средства конечным заемщикам по ставке от 17%. Поэтому мнение о запрете кредитования производства в РК обоснованно. При средней рентабельности 4% оно никогда не сможет оплатить кредит стоимостью 17%. Появились недостоверные данные о влиянии монетарных факторов на инфляцию, за которыми, по идее, должны следить и Минфин, и Нацбанк. На самом деле никто не отслеживает эти факторы. И при базовой ставке 9,25% и средней рентабельности производства по стране 4% говорить об отсутствии влияния политики Нацбанка — это как минимум непрофессионально. Необоснованные налоги не позволяют реализовать инвестиционный потенциал страны, поскольку он строится не на расчетных и понятных данных, а на мнении чиновников о способности платить. А это как минимум волюнтаризм», — добавляет Марат Абдурахманов.

При этом эксперт подчеркивает, что минимальный прожиточный минимум при такой инфляции не изменился и «не нашлось ни одного служащего государству, то есть ни одного депутата, ни одного министра, который потребовал бы поднять и рассчитать минимальный прожиточный минимум с учетом реалий карантина, ограничений, роста цен и тарифов».

«С учетом отрицательного платежного баланса в стране наступает тот час, когда следует говорить только правду. Отчет в стиле «все в порядке» сейчас никому не нужен. Все хотят услышать проблемы и пути их решения», — акцентирует внимание Марат Абдурахманов.

По мнению спикера, сейчас в стране необходимо сделать следующее.

1. Ввести предельную ставку кредитования в размере 12%, как среднюю за 15 лет, со списанием всех процентов за 15 лет выше этой ставки.

«Тем самым спишутся все воздушные кредитные обязательства и деньги банков вернутся в страну. Станет возможным кредитование реального сектора», — анализирует первую идею экономист.

2. Ввести расчетные налоги.

«Это означает отмену НДС на производство товаров, работ услуг, всех обязательных платежей в частные структуры, что серьезно поддержит платежеспособный спрос граждан. Введение расчетных налогов и прогрессивной шкалы налогообложения позволит снизить индекс Джини (показатель, отражающий степень неравенства в распределении доходов внутри различных групп населения — прим. NT) с 93 до 43», — продолжает Марат Абдурахманов.

3. Присоединиться к международному соглашению о мерах по борьбе с уклонением от налогов, по которому международные корпорации обязаны платить не менее 15% от валовой прибыли. Это позволит решить проблемы с бюджетом.

4. Расчет реального прожиточного минимума и освобождение его от налогообложения позволит вывести из тени все, что там есть, кроме запрещенного.

«Эта мера позволит Нацбанку эмитировать электронные тенге и Минфину начать работу по разработке автоматической системы исчисления налогов», — предлагает эксперт.

«Если внедрить все пункты, мы сможем предотвратить накопленную с 2015 года девальвацию, поскольку с того периода курс изменился на 20%, а накопленная инфляция — на 46%. И это по данным бюро нацстатистики», — резюмирует эксперт.

Между тем другой экономист, Марат Каирленов, считает, что проблема инфляции в Казахстане носит как внешний характер (мировая инфляция и растущий спрос на экологические чистое продовольствие со стороны Китая), так и внутренний (плохое управление стабилизационными фондами, система субсидирования и борьба с монополистами).

«В Казахстане  расходы на продукты составляют 54% от доходов населения, это по сравнению с самыми бедными странами мира очень много. И если не решить проблему с инфляцией, то для граждан этот процесс будет очень болезненным, тем более что многие имеют кредиты. Что делать? К примеру, бороться с монополистами. Нам нужна реальная конкуренция», — говорит собеседник.

Относительно того, удастся ли правительству страны вернуть уровень инфляции к 7%, эксперты уверены, что это, конечно, возможно, но маловероятно.

В статье:
Что думаете об этом?
Написать комментарий
Эксклюзив
Интервью и мнения