В тисках государственных проволочек? Как швейная фабрика в Абае бьется за место под солнцем

Шесть лет назад в городе Абае Карагандинской области возродилась, словно птица Феникс, местная швейная фабрика. Для  восстановления предприятия новому владельцу пришлось вложить немало денежных средств и ресурсов. До сих пор на ремонт здания уходит практически вся прибыль.  Именно этот момент, по словам главы ТОО «Стежок» Нурхана Жумабекова, стал основанием для того, чтобы включить объект в список фирм, отличающихся высокой степенью риска. А это значит, что со временем предприятию может грозить ликвидация. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» разбиралась в ситуации.

В тисках государственных проволочек? Как швейная фабрика в Абае бьется за место под солнцем
Фото: elements.envato.com

В далекие 90-е швейная фабрика в Абае считалась одним из градообразующих предприятий.  Его развал привел к оттоку населения. Спустя 24 года компания обрела второе дыхание. Для этого Нурхану Жумабекову пришлось взять кредит в коммерческом банке.

«Государство никоим образом не участвовало в восстановлении фабрики, мне никто не давал займы под государственные гарантии. Все сам. Сейчас наша фабрика – консорциум из трех компаний, две из которых действуют как аутсорсинговые, а одна как головной филиал. 21 июля представители комитета государственных доходов присвоили фабрике высокую степень риска на основании того, что мы не платим корпоративный подоходный налог  и якобы несем убытки. Но убытков у нас нет. Наоборот, есть прибыль, которую тратим на ремонт. Согласно законодательству, могу  данный доход использовать на вычет. На деле же это выглядит так, будто мы в минусе»», – рассказал во время специально организованной онлайн-конференции Нурхан Жумабеков.

Со стороны сложившаяся ситуация напоминает рейдерский захват бизнеса, но, как сообщили в министерстве финансов Казахстана, да и сам владелец предприятия, это отнюдь не так.

«Здесь не рейдерство.  Понимаете, у нас, в Казахстане, много теоретиков, которые прошли обучение за рубежом, а вернувшись на родину, стараются внедрить западные принципы. При этом они забывают самое главное: там, за океаном, все налажено от и до. Низкий уровень образования наших налоговиков плюс нежелание разбираться в каждом случае отдельно и способность мести всех под одну гребенку – все это приводит к таким последствиям. В моем случае говорят, что высокий риск рассчитала специальная программа. Неужели мы, бизнесмены, зависим от некоего робота? Нет индивидуального подхода к каждому случаю», – говорит спикер.

Между тем в Минфине сообщили, что присвоение категорий предпринимателей действует в Казахстане с 2018 года. Отмечается, что результаты категорирования системы управления рисками (СУР – прим. NT) публикуются на сайте комитета государственных доходов МФ РК и обновляются один раз в полгода – 1 января и 1 июля. Любое предприятие имеет доступ к статданным для оценки рисков потенциальных партнеров.

«Данная система нацелена на то, чтобы стимулировать бизнесменов к соблюдению налоговой дисциплины и выстраиванию отношений с потенциальными партнерами. Программа работает в автоматическом режиме с учетом сданных ИП или ТОО форм налоговой отчетности, уплаченных налогов и использования цифровых технологий в своей деятельности. Основными критериями при определении степени риска являются налоговая нагрузка, корректное отражение работников, наличие сделок с неблагонадежными (бездействующие, отсутствующие по месту регистрации и др.) предприятиями. Также учитываются участие ИП или ТОО в выписке электронных счет-фактур, использование онлайн контрольно-кассовых машин и другие показатели. После присвоения степени риска информация об этом направляется в кабинет налогоплательщика для своевременного информирования», – говорится в официальной рассылке ведомства.

Согласно последней опубликованной информации СУР, на сегодняшний день из 1,7 млн зарегистрированных в Казахстане ИП и ТОО низкую и среднюю степени риска имеют 98%, а высокую – всего 2%. В последние два процента как раз-таки входит Абайская швейная фабрика – ТОО «Стежок».

«Еще в первом полугодии текущего года фабрика имела среднюю степень риска, однако по результатам автоматического мониторинга сданной декларации перешла в разряд предприятий с высокой степенью. К высокой степени риска данное предприятие отнесено по следующим критериям:

– в налоговой отчетности не указывается количество работников, тогда как во всех социальных сетях и видеопорталах демонстрируются кадры пошивочных цехов, а сам предприниматель указывает производственные площади 18 000 кв. метров;

– во всей налоговой отчетности за последние три года отмечается убыточность предприятия, что соответствует критерию СУР «Отражение в налоговой отчетности убытков на протяжении нескольких налоговых периодов»;

— имели место случаи, когда предоставлялась очередная финансовая налоговая отчетность с нулевыми значениями, а после дополнительная отчетность с корректировками;

– на имя руководителя и учредителя зарегистрировано еще одно ТОО, которое признано бездействующим с 20 апреля 2018 года.

Исходя из этих критериев, автоматизированная система управления рисками отнесла данное ТОО к высокой степени риска», — прокомментировали в Минфине.

Однако владелец предприятия «Стежок» не согласен с доводами налоговиков и намерен судиться с представителями министерства. По его словам, сложившаяся ситуация –наглядный пример дискредитации отечественных предпринимателей, которые, так же как и он, оказались в тисках государственных проволочек.

Удастся ли Нурхану Жумабекову отстоять свое дело? Редакция ИА «NewTimes.kz» будет следить за развитием событий.

Loading...
По теме:

19 января, среда