суббота, 1 апреля, 2023
icon
451.71
icon
491.64
icon
5.86
Алматы:
icon
2oC
Астана:
icon
0oC
Подпишитесь на нас:

Казахстанские политологи о приходе к власти талибов: «Нужно держать ухо востро»

Радикальное движение «Талибан»* (признано террористическим и запрещено в Казахстане — прим. NT) полностью захватило власть в Афганистане. Уже бывший президент исламской республики Ашраф Гани Ахмадзай, по данным некоторых СМИ, покинул страну, объяснив свой поступок желанием избежать кровопролитий. Из сложившейся ситуации ясно, что обстановка в стране напряженная. И самые главные вопросы, которые интересуют казахстанцев на данный момент: чего ожидать после прихода к власти радикалов, какую политику будет вести наше государство с новыми управленцами ИРА и какая угроза может исходить от беженцев? Все эти вопросы корреспондент ИА «NewTimes.kz» адресовала казахстанским политологам.

Казахстанские политологи о приходе к власти талибов: «Нужно держать ухо востро»

Фото: ©REUTERS

Талибы, как говорит Досым Сатпаев, уже свергали власть в стране. Было это в середине 90-х.

«В отличие от других стран Центральной Азии, Казахстан не имеет общих границ с Афганистаном. Если говорить о каких-либо военных вызовах, то нашей стране они пока не грозят. Естественно, что мы являемся частью общего региона, и поэтому все проблемы, которые наблюдаются в нем, хотим мы этого или нет, будут касаться и нас. Последние несколько лет видим, что активные крупные игроки, которые участвуют во внутренней афганской политике, — Россия, США, Пакистан, Узбекистан и Китай, активно вели переговоры с движением «Талибан»*, поскольку прекрасно понимали, что данное движение — реальная политическая сила и с ними нужно считаться. Вторая причина — желание самих талибов налаживать мирный диалог с другими странами. Как вы помните, в 2001 году, когда американцы вошли в Афганистан вместе с международной коалицией, движение «Талибан»* оказалось на грани уничтожения. Спустя 20 лет талибы учли этот урок  и стали налаживать отношения с международным сообществом», — рассказал Досым Сатпаев.

При этом политолог подчеркивает:  нынешняя ситуация в Афганистане отличается от той, что наблюдалась в 90-х, публичными заявлениями талибов о мирном регулировании вопроса.

«Этим самым они как бы гарантировали безопасность странам Центральной Азии. Но! Мы не должны слишком доверять талибам, поскольку их движение считается экстремистским, запрещенным не только в Казахстане, России, но и в других государствах. Кроме того, это движение состоит из разных группировок, как более, так и менее радикальных.  Самая огромная проблема заключается в том, что, в отличие от 90-х — начала 2000-х, сейчас между странами Центральной Азии и движением «Талибан»* нет буфера, который мог бы нас защитить. А 20-30 лет назад этим буфером был Северный альянс во главе с Ахмадом Шах Масудом. По сути, сейчас движение «Талибан» находится на границе Центральной Азии, что, безусловно, создает для нас проблему. В этих условиях Казахстану нужно учитывать всевозможные факторы. С одной стороны, следует поддерживать политический контакт с «Талибаном»*, а с другой — не забывать о рисках», — добавляет политолог.

Говоря о роли России, Узбекистана, США в ситуации в ИРА, Досым Сатпаев говорит, что их участие обусловлено одним важным фактором — не допустить прихода к власти международной экстремистской организации Исламское Государство Ирака и Леванта — ИГИЛ** (признано террористическим и запрещено в Казахстане — прим. NT)

«У движения «Талибан»* цель — Афганистан, а у ИГИЛ** — объединение стран Центральной Азии в единое государство. Такое ощущение, что Россия, Узбекистан, США рассчитывают на то, что талибы им помогут нейтрализовать эти более радикальные и опасные движения. Поэтому видим такую игру.  Однако талибы прекрасно понимают, что ИГИЛ** может составить им конкуренцию на территории Афганистана, поэтому-то они и соглашаются на сотрудничество с теми странами, которые готовы его оказать. Важно понимать, что  ИГИЛ** может создать свое собственное государство, не подконтрольное талибам, а это невыгодно даже нам, Казахстану», — отмечает Досым Сатпаев.

О том, что движение «Талибан»* неоднородно внутри, а ИГИЛ** представляет угрозу, считает и другой политолог, Казбек Майгельдинов.

«Разный этнический состав, неодинаковые политические взгляды наталкивают на мысль, что дальнейшие действия талибов во внешней среде спрогнозировать сложно. При этом нужно учитывать, что, помимо движения «Талибан»,  в Афганистане действуют ячейки ИГИЛа. Для Казахстана важно сотрудничество с официальной властью. Правда, как будет признаваться легитимность движения, покажет время. На сегодняшний день новая власть заручилась поддержкой российских и китайских властей. Несмотря на то что талибы пообещали не наносить вред безопасности стран Центральной Азии, есть риск, что более радикально настроенные течения внутри самого движения могут, как говорится, перетянуть одеяло на себя», — говорит он.

О таких же рисках предупреждает политолог Данияр Ашимбаев.

«Афганистан никогда не был стабильным государством. Сложившаяся ситуация, безусловно, скажется на внешнеполитической обстановке, транзитных и инвестиционных планах. Не исключено, что это вызовет конфликты в державах по линии Россия — Китай — США. Во-вторых, следует ожидать роста религиозного экстремизма. Третья проблема связана с беженцами. Основной упор придется на Таджикистан и Узбекистан. Однако, возможно, часть беженцев разместят и в Казахстане, что, скорее всего, вызовет и религиозную, и криминальную напряженность. Движение «Талибан» —  радикальная организация с агрессивной исламистской повесткой дня. Надо признать, что неконфликтные добрые талибы — из области политической фантазии. С ними нужно держать ухо востро», — советует спикер.

Отметим, что вчера в Сети распространяли сведения о том, что якобы в одной из южных областей Казахстана разместят лагерь афганских беженцев. В министерстве иностранных дел поспешили опровергнуть данную информацию. Однако, как уверен политолог Казбек Бейсебаев, рано или поздно Казахстану придется стать причалом для бегущих из Афганистана людей.

«В конце 90-х Казахстан присоединился к  конвенции о статусе беженцев и протоколу, касающемуся статуса беженцев. Это значит, что, если они придут к нам, мы обязаны их принять и обустроить. Тем более Афганистан в приоритете внешней политики Казахстана. Если вы знаете, то наша страна неоднократно оказывала гуманитарную помощь ИРА, а также в РК обучаются афганские студенты», — добавляет Казбек Бейсебаев.

Таким образом, сложившаяся ситуация в Афганистане оказывает значительное влияние на страны Центральной Азии, в том числе и на Казахстан. Учитывая это, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев провел совещание, в котором отметил, что нашей республике важно принять решение о сотрудничестве с новыми властями ИРА. Такое поручение главы государства, как считает политолог Майгельдинов, весьма мудрое.

«Сейчас Казахстану нужно определить приоритеты, налаживать контакты. Наша республика — приверженец того, чтобы безопасность в Центрально-Азиатском регионе была стабильной. Кроме того, на высоких трибунах, в том числе и на заседаниях Совета безопасности ООН, казахстанская сторона четко определила позицию: в обеспечении региональной безопасности ЦА важную роль играет стабильное развитие Афганистана. Смена правительства в ИРА и приход к власти представителей движения «Талибан»* несут риски и возможности. Какие это возможности и насколько удачно они будут реализованы и сможет ли это движение принести тот мир, который на протяжении многих лет не устанавливается в Афганистане, покажет время», — подчеркивает спикер.

Примечание: */**— признано террористическим и запрещено в Казахстане

В статье:
Что думаете об этом?
Подпишитесь на нас:


Эксклюзив
Интервью и мнения