Сельский блогер из СКО: «Миллионные субсидии в АПК напоминают историю с Остапом Бендером»

Из разных источников накопилось много информации, что большая ниша личного подсобного хозяйства брошена на произвол судьбы. В отличие от крупных и крестьянских хозяйств, которые получают внушительные бюджетные вливания, ЛПХ не получают ни тыина, а по производству сельхозпродукции занимают довольно внушительную нишу, пишет в материале для ИА NewTimes.kz блогер из села Возвышенка Северо-Казахстанской области Анатолий Яхимович.

Сельский блогер из СКО: «Миллионные субсидии в АПК напоминают историю с Остапом Бендером»
Фото взято с сайта mpmarket.ru

В стране готовят новый закон — «О личных подсобных хозяйствах».

Сейчас много рассуждений на эту тему. Просматривая информационные порталы страны, все чаще попадаются статьи на тему грядущего закона. Эта тема обсуждалась руководством страны несколько раз, начиная с начала 2000-х годов. Только все откладывалась до лучших времен или принимались поправки, которые вносили еще больший раздрай в личных подсобных хозяйствах.

Надо сказать, что ЛПХ продавали свою продукцию заметно ниже рыночных цен. В городе на мясных прилавках цены были почти в два раза больше. Логистика такова, что пункты по приему мясной продукции выигрывали на объемах закупаемой продукции и ее переработке.

Несколько раз меня аким сельского округа приглашал выехать в город на ярмарку. Продавать свою продукцию напрямую. За нами был закреплен один из рынков Петропавловска, и несколько сельских округов по определенным дням выезжали на ярмарку со своей продукцией. Я вывозил мед, мясо, птицу. Плотность продавцов на таких ярмарках была довольно внушительной. В итоге покупатели повыбирают что повкуснее, а остальное приходилось везти домой. Благо в усадьбе две коптильни и приспособления для домашней колбасы.

Мы, привыкшие к любым форс-мажорам, нашли применение и этой проблеме. В дальнейшем я от ярмарки стал отказываться. Куда надежнее сдать местным заготовителям, те приедут, заберут и сразу деньги отдадут.

Ситуация, сложившаяся в ЛПХ, такова, что все предыдущие решения затянули ее в трудно разрешимый клубок.

С одной стороны, ставшие крепко на ноги крупные сельхозформирования и КХ могут и хотят увеличить площади пахотных земель. Но при всем увеличивающемся поголовье животных они даже в эйфорийных прожектах далеко не дотягивают до поголовья скота в СССР.

При этом ЛПХ у некоторых селян разрослись до больших размеров. Многие уже на лето выезжают, точнее, выгоняют скот в заброшенные и опустевшие села. Те, кто не выехал, требуют выделить им пастбища вблизи места проживания. Только земли эти заняты крупными крестьянскими хозяйствами, имеющими документы на землю и не нарушающие земельного законодательства. Ситуация патовая!

Я тут упоминал СССР. Там тоже было немало непонятного, так сказать, теневая сторона сельского хозяйства. 

Летом 1977 года меня из проектного института ВИСХАГИ в городе Алма-Ате отправили на прорыв в Киргизию. Наша изыскательская партия стояла в городе Пржевальске (Каракол), и мы там делали камеральные работы, которые проводили в долине и горах на дешифровке ледников. Мы сдавали материал, и нам давали новое задание. Меня направили в предгорье, Теплоключенку. На руке у меня были аэрофотосъемка, и я наносил на них коммуникации. Я в этих местах никогда не был, но снимки 15 на 15 см на резинке на левой руке мне подсказывали, где можно было найти фрукты, а где напиться воды. Остановился я в поселке, там и спальный мешок оставлял, чтобы вечером можно было вернуться.

Вскоре работа завела меня в предгорье. Там я и познакомился с чабаном, который пас овец на альпийских лугах. Пастух жил в юрте, а в помощниках у него была молодая девушка. Пастух встретил меня очень дружелюбно. Пригласил в юрту, налил напиток, который по вкусу напоминал квас, но он был со взвесью. Не знаю почему, но он называл этот напиток «жарма». Напиток мне понравился, он был резким и кислым. На улице в казане что-то жарилось. Тут верхом на лошади прискакала его помощница.

Из того диалога, что у них произошел, я понял только три слова: арак, куырдак и быстро. Девушка очень шустрая. Под глазом у нее был синяк. Она быстро стала накрывать на столик. За столом она с удивлением посматривала на меня как на диковину с белыми выгоревшими патлами. После выпитых нескольких пиал завязался разговор. Точнее, рассказывал старый чабан. Хотя старым он казался для меня тогда. Верить или не верить рассказам чабана, но рассказанное меня сильно удивило.

Помимо мяса и водки, у чабана были и магазинные деликатесы. Немного выпив, он рассказал про теневую экономику. К нему в большой дом на речке приезжает «Волга» с магазинными деликатесами, а оттуда забирают мясо. В те времена уже была местная мафия.

Они вместе с совхозными овцами содержали неучтенных овец и снабжали мясом столичных чиновников. Тогда была вообще тенденция занижать поголовье для сохранения продукции на дефицитный барьер. Видно, это был теневой бизнес. Только это со слов чабана. Хотя «Волгу» я видел сам у дома в долине у реки. Мясо они загружали в машину и увозили во Фрунзе, а чабану привозили разные дефицитные товары.

Ограничат разведение большого количества скота в черте населенных пунктов.

Глядя, как развиваются события вокруг темы личных подсобных хозяйств, Соломоново решение найти удастся вряд ли. Клубок приусадебных проблем увеличится еще на один виток и будет отложен в корзину. С большой долей вероятности ограничат разведение большого количества скота в черте населенных пунктов. Ужесточат правила для тех, кто ввиду высоких цен на выпас в табунах и отарах с пастухом. Эта проблема действительно существует. Пасут не только овец и коров, но появились и свиньи, которые лазят по деревне в поисках съестного, а на ночь идут домой на приготовленный для них корм.

Другое предложение — о создании приусадебных кооперативов за счет самих селян тоже наверняка не найдет понимания. Есть предложение выделить на нужды селян 10% от 380 млрд тенге, выделенных из бюджета на большие колхозные хозяйства. Только кто же отдаст такой лакомый кусок?!

Ситуация такова, что многие, кто живет на селе, не имеет земельных паев. Другая категория — это те, кто получил паи в ТОО и АО, и получают на них дивиденды, а живут давно в городе. Также и руководители многих КХ и АО живут в городе. Третья категория — чиновники, оформившие на родственников огромные площади и на больших должностях, лоббируют льготы для аффилированной категории. Перевес явно не в пользу селян, и заметных улучшений не будет, а вот налог на содержание скота в подворьях вполне могут ввести.

Пока его для ЛПХ нет. Тогда добьют большую нишу самозанятых, а наша статистика, в которой все очень хорошо, собьет руководство страны с толку. Голодных бунтов, конечно, не будет, но напряжение в обществе вырастет до критических величин.

Суммы, фигурирующие в СМИ, поражают: за пять лет в АПК вложили около 2 трлн тенге.

Я не вижу, чтобы простому люду, живущему на селе, от этого пирога достались хоть крохи! Почему-то вспомнился сюжет из фильма «В Багдаде все спокойно». В нашей интерпретации будет примерно так: «В Акорде все спокойно».

Видно, там считают, что огромные дотации в АПК доходят до трудового народа. В другом фильме Остап Бендер пришел в приют для обездоленных, а там за обеденным, богато накрытым столом сидят «мордовороты» и поедают деликатесы. На вопрос к содержателю приюта, что это за люди, тот ответил: «Так это сироты!» Вот их и поддерживают наши триллионные проекты!

Как мне видится конструкция сельского хозяйства. У нас огромные просторы и много разных угодий. По сути, наряду с природными ископаемыми это наш главный козырь. Уже довольно скоро высококачественная сельхозпродукция станет одним из основных востребованных ресурсов. У нас уже освоены огромные пахотные земли.

В нашем районе в 80-е годы прошлого века обводнение пастбищ достигало 85%. Помимо многочисленных водохранилищ, было много скважин с водой, пригодной для водопоя скота. Кормовой клин в структуре посевных площадей в некоторых хозяйствах достигал 25%. До 15% были многолетние травы в пашне. В основном это были костры, но также донник, клевер, люцерна, эспарцет и фацелия.

Читайте также: В поисках утраченного животноводства: Наблюдения сельского блогера из СКО

Кукуруза на силос стояла такая, что силосоуборочные комбайны скрывала. В совхозах были специальные бригады кукурузоводов. Были зернотравяные севообороты. После 5-7 лет старые травы распахивались, а клубеньковые бактерии в бобовых культурах заметно улучшали плодородие почв. Может быть, сейчас у нас более продвинутые технологии в АПК, я просто в это не вникал.

Главная задача — остановить отток населения из сел. Жилья на селе предостаточно. Даже в селах, попавших под программу развития сельских территорий, продают немало домов. Земельный вопрос решается очень просто. Земля у нас почти вся в пользовании. Во владении в приусадебных, дачных участках и немного на орошении. То есть земля государственная!

Только государство состоит из индивидуумов, которые во властных структурах. Очень многие не хотят ничего менять, у них доля в этом бизнесе и делиться с трудовым народом ну очень не хочется.

Какой-то извращенный капитализм!

Оставить за олигархами и латифундистами юридически только те земли, на которые они наберут доли. Но доли они не наберут, села опустели. Остальные земли у них будут на правах краткосрочной аренды, а вот часть из арендной платы надо направить на село. Наделить новыми долями тех, кто остался на селе и держит скот. Закупить высокопродуктивный скот и птицу для населения. Обеспечить кормами, только не так, «сколько латифундист даст, то и будет», а согласно нормам, с арендной платы.

Вернувшимся на село горожанам в безвозмездном порядке такие же льготы. На акиматы ляжет работа по учету этих льгот и скота. Разработать нормативы для разной категории скота. Закупочные пункты, минуя посредников. В совет общественности ограничить выбор руководителей предприятий, они будут лоббировать интересы бизнеса. Вот тогда можно будет уже разумным налогом и обложить ЛПХ.

Только есть одна проблема. Не в силах руководство страны что-то серьезно изменить! Создадут видимость реформ, и на этом все затихнет.

Насчет ограничения скота в приусадебных подворьях тоже хорошая идея. Держать в селе 40 голов скота — это уже много. Хотя на окраинах села в зимний стойловый период вполне реально. На лето скот надо ограничивать нормами содержания и нагрузкой на пастбища. Конечно, обеспечить пастбищами согласно нормативам поголовья.

В 80-е годы практиковалась форма откорма скота в ЛПХ. Совхоз выдавал весной телят частнику. Выписывал ему в зиму корма, потом население сдавало хозяйствам этот скот. Я сам брал телят в совхозе. На лето выгонял в табун, а зимой держал дома. Довольно прибыльно было.

Вот если бы сейчас так давали породистый скот, а потом его закупали по нормальным ценам без посредников, можно было тоже держать 3-4 головы. Это весомый довесок к сельскому бизнесу, да и занятие для селян.

Хотя организационных вопросов, конечно, тут немало, но оно того стоит. Сохранили бы село. К частнику люди особо не пойдут. Те, кто привык надеяться на себя, скорее, уедут в город, чем будут выслушивать необоснованные обвинения по любому поводу. Это в совхозе был и партком, и профком, и женсовет. Сейчас, если нарвался на самодура, тяжело.

Loading...
Жанар Муканова -  среда, 26 января в 10:42
Газ не для нас
Жанар Муканова -  вторник, 25 января в 02:00
Быть или не быть банкротом – вот в чем вопрос

27 января, четверг