понедельник, 3 октября, 2022
icon
476.71
icon
467.03
icon
8.36
Алматы:
icon
7oC
Астана:
icon
1oC
Подпишитесь на нас:
Фридом Финанс
Биржа kase признала АО «Фридом Финанс» победителем в 6 номинациях по итогам 2021 года
ffin.kz

Как работает «культура отмены» в Казахстане?

Нурлан Сабуров, Ninety One, Нуртас Адамбай, Кисло-Сладкий и Bonah. Что объединило этих казахстанцев за последние несколько лет? Они, как и десятки других известных людей, попали под действие культуры отмены, или кэнселинга. Этот тренд, набравший популярность в интернете, помогает пользователям бороться с несправедливостью в публичном поле. Журналист ИА «NewTimes.kz» расскажет, как работает культурный бойкот в Казахстане.

Как работает «культура отмены» в Казахстане?

Фото: spletnik.ru

Так называемая культура отмены — явление относительно новое. Она появилась как ответ на множество видов неэтичного общения и действий популярных людей, которые не понесли за это никакой ответственности. Публичное осуждение знаменитостей за правовые, социальные и этические нарушения в основном транслируется в социальных сетях.

Благодаря культурному бойкоту человек, группа людей или компания лишается поддержки и «отменяется» в обществе. Ключевой момент в таком наказании — финансовый: если человек лишается доходов из-за своих взглядов, возможно, он решится их пересмотреть. Знаменитостей лишают их деятельности: отменяют концерты, снимают со съемок фильмов, расторгают рекламные контракты, политиков отстраняют от должностей, блогеров блокируют в соцсетях.

Подвергнуть человека «отмене» сейчас достаточно просто, во многом процесс зависит от статуса провинившегося и серьезности проступка. Достаточно написать обличительный пост в Instagram — и на виновника обрушится общественная критика. А сотрудничество с ним может грозить брендам имиджевыми потерями. Поэтому рекламодатели предпочитают прекращать рекламные коллаборации и партнерство с порицаемыми селебрити.

В качестве примера можно привести популярную российскую телеведущую и блогера Регину Тодоренко, которая имела неосторожность одобрительно высказаться о насилии над женщинами. После этих слов от Тодоренко отвернулись многие рекламодатели и часть ее собственной аудитории. Или кейс с шоу Victoria’s Secret — из-за высказывания администрации бренда об участии моделей размера plus-size шоу пришлось прикрыть.

Если же говорить о менее масштабных скандалах и не таких популярных блогерах, то инструмент давления тоже снижает свой градус. Например, оскорбительный пост в адрес ЛГБТ+ людей или феминисток могут просто заблокировать из-за жалоб людей на публикацию. А иногда соцсети сами принимают решение о блокировке аккаунта. Так было с экс-президентом США Дональдом Трампом, который лишился доступа в Twitter.

Культура отмены потихоньку приходит и в наше казахстанское общество. В то же время с ней связано много страхов и опасений. В первую очередь по поводу возможных перегибов в желании привлечь публичных людей к ответственности. Консервативные казахстанцы думают, что новые нормы кардинально изменят то, как мы общаемся в публичном поле. А любое неосторожное высказывание в настоящем или в прошлом может стоить человеку карьеры и любых перспектив.

Так было со всеобщим любимцем публики — стендап-комиком Нурланом Сабуровым. Артист давно приобрел популярность не только в Казахстане, но и в странах СНГ. Сабуров вел рейтинговое шоу «Что было дальше», регулярно мелькал на телеканалах и собирал полные залы на концертах в нашей стране. Но слава сыграла со стендапером злую шутку: после начала войны в Украине аудитория начала требовать от артиста публично заявить о своей позиции и осудить военную агрессию России.

Сабуров, как и другие участники шоу «Что было дальше», предпочел хранить молчание. Вместо этого комик поехал выступать с туром по Америке, где ему и начали задавать неудобные вопросы. Прямо во время концерта зрители начали требовать от Сабурова высказаться о войне. Стендапер по привычке отшутился, чем вызвал еще большее негодование у публики. А затем сказал девушке, устроившей перформанс в окровавленном платье, как символе насилия над украинскими женщинами, следующую фразу: «Это что, месячные?»

Шутку комика осудили все. Комментаторы в соцсетях возмутились неуместными и оскорбительными словами Сабурова о трагедии, а зрители в США начали еще сильнее штурмовать выступления стендапера. Сначала артист усилил охрану и проверки зрителей на концертах. По некоторым данным, у людей даже проверяли смартфоны, чтобы найти доказательства их поддержки украинской стороны. Запрещено было проносить и сине-желтые флаги, чтобы «не провоцировать конфликты».

Ситуация накалилась настолько, что в итоге Сабурову пришлось отменить свой тур в США и закрыть комментарии в соцсетях. Критике подверглась даже его супруга, которая владеет бизнесом в России. Конечно, большинство наших соотечественников все же поддержали артиста, но как будет развиваться его дальнейшая карьера — большой вопрос.

Чуть менее известным остался кейс с казахстанскими рэперами Кисло-Сладким и Bonah. Их имена были невдомек широкой публике до скандала с участием певицы Dequine. Девушка рассказала, что на одной из вечеринок в баре оба парня начали домогаться ее. Неуместные шутки и харассмент, о которых написала певица в соцсетях, вскрыли другие аналогичные случаи. Казахстанки писали Dequine о том, что тоже стали жертвами домогательств рэперов.

К сожалению, реакция лейбла, в котором работали артисты, разочаровала казахстанскую публику. Компания попросила не ассоциировать их работу с действиями парней и не прекратила с ними сотрудничество. А сами Кисло-Сладкий и Bonah вначале выложили пост с публичными извинениями, но позже его удалили. По сути, никакого наказания артисты не понесли, но сам кейс вызвал огромные общественные дискуссии о харассменте и его безнаказанности в нашем обществе.

Похожий случай произошел с алматинским диджеем Бэмом, который публично избил свою бывшую девушку в баре. За это парень не понес ответственности по закону, но получил серьезный удар по репутации. Спустя два года после инцидента пользователи Казнета вновь начали осуждать артиста за физическое насилие и безнаказанность. А все потому, что Бэма пригласили выступать на крупном музыкальном фестивале Oyu.

Комментаторы обрушились с критикой в адрес организатором фестиваля и добились «отмены» диджея. Парня сняли с лайнапа, об этом написал известный казахстанский режиссер Айсултан Сеитов. Но даже после этого Бэм так и не принес извинений общественности.

Увы, иногда культура отмены бьет по совсем невиновным людям. Так было с популярной казахстанской группой Ninety One. Они попали в инфополе консервативных граждан и уятменов, которые были недовольны ярким макияжем и образом парней. В результате артисты получали гомофобные высказывания, оскорбления и даже угрозы жизни.

Самые яростные противники «гейской музыки» начали приходить на концерты Ninety One и устраивать потасовки. А некоторые граждане писали обращения в акимат с требованием запретить выступления группы.

В итоге артистам приходилось отменять концерты сразу в нескольких казахстанских городах. К слову, вся ситуация происходила несколько лет тому назад и вновь повторяется сейчас. Но теперь у группы, популяризовавшей казахский язык среди слушателей, намного больше народной поддержки.

Конечно, от гомофобной риторики не готово отказаться огромное количество казахстанцев. Доказательством этому служит недавний скандал с участием известного продюсера и актера Нуртаса Адамабаева, который призывал запретить прокат мультфильма «Базз Лайтер» из-за поцелуя двух персонажей женского пола. Петиция с требованием отмены картины вызвала множество дискуссий в обществе и, в конце концов, сделала свое дело.

Мультфильм «Базз Лайтер» не стали показывать в отечественных кинотеатрах, чему очень обрадовался Адамбай. Но триумф артиста был преждевременным, так как часть казахстанцев начала задаваться вопросами о творчестве самого Нуртаса. Многие припомнили его фильм «Келинка Сабина», в котором романтизируется похищение невесты. А сам актер спокойно снимался в женском образе и макияже.

Прогрессивная аудитория осудила действия Адамбая и начала писать ответные жалобы на YouTube, где опубликована «Келинка Сабина». Правда, должного эффекта они пока не добились.

В целом кэнселинг в Казахстане пока используют в контексте критики и публичного обсуждения недопустимого поведения. До полноценной «отмены» и наступления репутационной ответственности мы пока еще не дошли. Но, возможно, когда-нибудь культурный бойкот приведет казахстанское общество к благому эффекту.

В статье:
Что думаете об этом?
Написать комментарий
Эксклюзив
Интервью и мнения