понедельник, 30 января, 2023
icon
460.43
icon
501.04
icon
6.65
Алматы:
icon
-7oC
Астана:
icon
-24oC
Подпишитесь на нас:
Эксклюзив Татьяна Мозговых
21 декабря, 2022, 12:26

В суде по делу об «Астана LRT» снова назвали тех, кто вышел сухим из воды

На судебном заседании по делу об «Астана LRT» закончился допрос четвертого свидетеля обвинения — бывшего финансового директора компании Айны Иржановой. Некоторые ее показания были нестабильными: свидетель меняла точку зрения на ряд событий, забывала важные детали (но надо добавить, что речь шла о событиях 8-, 10-летней давности), часто прибегала к формулировке «возможно» и «это мое мнение», что, конечно, вызывало негативную реакцию со стороны защиты подсудимых. В том, что же все-таки хотела сказать Айна Иржанова и получилось ли у нее донести свои доводы до суда, разбиралась автор ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

В суде по делу об «Астана LRT» снова назвали тех, кто вышел сухим из воды

Фото: NUR.KZ/Петр Карандашов

Адвокат Сауле Акатова по завершении допроса попросила суд не принимать во внимание показания свидетеля о формировании бюджетной заявки на финансирование проекта, ведь слова Иржановой противоречили бюджетному кодексу. Другие адвокаты попросили суд пристальнее следить за тем, чтобы свидетели говорили только то, что им доподлинно известно, а не о своих умозаключениях. Закон гласит, что свидетель должен сообщать все известное ему по делу, а слово «возможно» подразумевает предположение.

«Я возражаю против такой постановки вопроса. Адвокат таким образом хочет оказать давление, свидетели предупреждаются об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Она выражает свое мнение и дает показания, которые знает. Здесь говорить, что ей давать, что не давать, неправильно, наверное», — стал говорить представитель обвинения, но его перебили адвокаты.

Защита напомнила сотруднику надзорного органа, призванного контролировать соблюдение законности, что допрос свидетеля Иржановой длился четыре дня из-за неточностей в ее показаниях.

Сводно-сметные затраты (ССЗ)

Одна из тем, на которую суд потратил довольно много времени на уточнения, дополнения и новые вопросы, — появление сводно-сметных затрат по проекту. По версии прокуратуры, этот «интересный» документ придумали (а потом обманным путем заставили подписать все правительство) Султанбеков и Ардан.

Якобы заместитель акима убедил сначала своего руководителя Имангали Тасмагамбетова в необходимости создания такого документа, а уже бывший аким (а теперь генсек ОДКБ) убедил в этом правительство, премьер-министра и президента. В обвинении говорится, что в этом документе цены были завышены, а некоторых вообще не должно было быть. Но Султанбеков и Ардан, видимо, обладая невероятной харизмой и силой убеждения, смогли пропихнуть документ через все инстанции — от управлений акимата до президента. И, таким образом, они получили из бюджета на счета иностранных компаний порядка 5,8 млрд тенге, которые потом украли.

На данный момент в суде уже прочитано письмо Тасмагамбетова правительству, в котором подробно описано, почему Казахстан должен платить иностранцам больше и за какую работу. Но доказывает ли это, что инициатива создания ССЗ исходила от Каната Султанбекова?

По версии защиты подсудимых, документ придумали в правительстве, чтобы на его основании оплачивать иностранцам (французская SYSTRA, испанская TIPSA, турецкий «Бюро Веритас») консультационные (и другие) услуги (а бумажка как основание для выделения денег обязательно была нужна). А нужна она была в связи с тем, что казахстанское законодательство и нормативы (не обновлялись с прошлого века) просто не предусматривает (до сих пор) ряд работ, услуг и товаров.

Более того, чтобы придать легитимность этому документу и выделению на его основании денег, депутатам пришлось даже принимать законы — различные дополнения и уточнения к бюджету. Они, к слову, не были отменены и не признаны незаконными или неконституционными.

В сводно-сметные вошли затраты на работу самого консультанта по управлению проектом, покупку подвижного состава, оборудования, специализированную технику и так далее. В итоге документ стал частью финансово-экономического обоснования проекта, на основании которого из бюджета были выделены деньги.

Кто придумал ССЗ?

По словам свидетелей, сводно-сметные затраты были составлены представителем компании SYSTRA Винсенто Руссло и Талгатом Арданом. А вот поручение принять эти расчеты в работу и добавить к финансово-экономическому обоснованию дали сначала Асет Исекешев (2013 год), а потом Бакытжан Сагинтаев (2014-й). В материалах дела есть пояснительная записка тогдашнего первого заместителя премьер-министра Казахстана.

«ССЗ основываются на аналоговых ценах зарубежных проектов, а также включают в себя полное описание товаров, работ и услуг, необходимых для успешной реализации проекта. Они рассчитаны международным консультантом, основываясь на международном и своем многолетнем опыте реализации подобных проектов. Ранее технические и финансовые расчеты ТЭО снованы на еврокодах и евростандартах, не применяемых на территории РК», — говорится в пояснительной записке Сагинтаева от 2014 года.

Текст в пояснительных записках идентичный, за исключением того, что у Исекешева нет словосочетания «сводно-сметные затраты». Но определен одинаковый алгоритм согласования сметы и расчетов. Но в 2013 году этот путь не был пройден, Азиатский банк развития, который на тот момент должен был профинансировать проект, пришел к выводу о нерентабельности строительства линии легкорельсового транспорта, а потому деньги на проект не были выделены, а правительство решило реализовать проект БРТ (автобусные линии).

«В 2014 году деньги предусмотрели, и там было и поручение Сагинтаева с отлагательным условием и заседанием республиканской бюджетной комиссией (РБК). Этот документ — начало. Отсюда все пошло, от этой служебной записки. И если вы посмотрите, на ней стоит куча виз. Это визы министров, вице-министров и всех, кто участвовал в совещании, это согласованная позиция правительства. Акимат вносил (представление на заседание правительства — прим.), потому что он занимался этим проектом. Кому еще вносить? Но все согласовали же. Вот визы стоят, мы же и просили, давайте вызовем всех, чтобы они подтвердили, что визы их, чтобы подтвердили подписи свои», — высказался по этому поводу в суде подсудимый Рашид Аманжулов, бывший руководитель управления пассажирского транспорта акимата Астаны.

Если конкретнее, на пояснительной записке стоят подписи Бакытжана Сагинтаева, Аскара Жумагалиева, Асета Исекешева, Ерболата Досаева, Болата Жамишева и Имангали Тасмагамбетова.

«На документе также написано: «О результатах доложить Ахметову» (Серик Ахметов — бывший премьер-министр — прим.), и дальше по иерархии Тасмагамбетов отписывает Султанбекову и Нагаспаеву, своим заместителям. А Султанбеков отписывает Талгату Ардану. Вот она, вся иерархия данного поручения», — добавила адвокат Дина Сарсенова.

К слову, в суде свидетель Айна Иржанова рассказала, что проблема с оплатой услуг иностранцев стояла сразу. Ведь все понимали, что платить нужно (ведь проект уникальный), но как это сделать, было непонятно. На первом этапе сотрудники акимата и ТОО «Астана LRT» обратились в РГП «Госэкспертиза», но там наотрез отказались проводить деньги для оплаты услуг консультанта.

— Получается, что поручение, для того чтобы появились ССЗ, были даны в 2014 году Сагинтаевым? И там на совещании присутствовал Канат Султанбеков? — спросила у свидетеля судья Виктория Семенова.

— До этого по проекту была линия ЛРТ (до 2014 года в работе был проект ЛРТ, с 2014-2015 гг. — БРТ, в 2015 году появился китайский ЛРТ, или столбы коррупции, которые не относятся к этому судебному процессу). То есть это обсуждалось очень долго, я говорю о рабочих совещаниях, когда эта проблема стояла при реализации проекта ЛРТ, — ответила Иржанова.

— А в 2013 году тоже было такое поручение? — уточнила судья.

— Поручение не помню, но помню, что было очень много совещаний, в том числе приглашали госэкспертизу, где они говорили, что в рамках действующего законодательства они не могут предложить никакой подтверждающий документ, что в строительстве должны быть такие затраты и что акимат должен взять ответственность на себя. Это говорил руководитель РГП «Госэкспертиза» на совещании в министерстве транспорта и коммуникаций. И тогда очень много думалось, когда и что должно быть, оттуда и пошло поручение Султанбекова к Ардан сделать такие ССЗ, — пояснила она.

Судя по предоставленным в суде документам, после того как сводно-сметные затраты были подготовлены французской компанией, их проверили и согласовали в министерствах транспорта и коммуникаций, экономики и бюджетного планирования, правительстве и на республиканской бюджетной комиссии.

Прокурор считает, что все инстанции согласились с суммами расходов, потому как их ввели в заблуждение отраслевыми заключениями управление пассажирского транспорта, управление экономики акимата и Astana innovation. Вроде как чиновники разного уровня, не разбираясь в теме, не перепроверяя своих подчиненных, подписывали документы.

Однако в материалах дела видно, что документы рассматривались на каждом уровне, суммы затрат увеличивались или уменьшались в РБК, при необходимости сотрудники министерства запрашивали дополнительные сведения или документы. То есть документы все же проверяли и согласовывали, а значит, чиновники сидят в своих креслах не просто так.

Стоит отметить, что подсудимые вообще отрицают какие-либо хищения на стадии проектирования линий ЛРТ, БРТ и ИТС. Они утверждают, что все работы по проекту были выполнены, а стоимость этих работ оговаривалась между иностранцами и правительством. Кроме того, подсудимые выражают недоумение: почему в суд не вызывают ни представителей правительства, согласовавших затраты, ни иностранцев, ни руководителей проекта и получателей денег? Зато все вопросы адресуют тем, кто оказался на скамье подсудимых.

Всего в деле сейчас находится 342 тома и восемь эпизодов подозрений. Судебные заседания продолжаются.

Все материалы о ходе судебного разбирательства по делу об «Астана LRT» читайте здесь.

В статье:
Что думаете об этом?
Подпишитесь на нас:


Эксклюзив
Интервью и мнения