суббота, 3 декабря, 2022
icon
468.98
icon
493.74
icon
7.59
Алматы:
icon
-7oC
Астана:
icon
-21oC
Подпишитесь на нас:
Эксклюзив Редактор
8 февраля, 2016, 09:30

Д.Сатпаев: Субрегиональные амбиции Турции

На прошедших выходных, наша республика, в очередной раз, продемонстрировала гибкость своего дипломатического позвоночника. Президент Казахстана провел встречу с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу во время которой было заявлено, что для Астаны, Турция и Россия являются «важными союзниками и партнерами». Следует отметить, что конфликт между этими двумя странами уже имел косвенные негативные последствия для Казахстана.

Во-первых, российско-турецкий конфликт наносит удар по экономическим интересам Казахстана. Учитывая то, что Россия ввела торговые санкции против Турции, это также создает дополнительные проблемы для казахстанского бизнеса, который торговал с Турцией и использовал российскую территорию для транзита турецких товаров, оборудования и т.д. в Казахстан.

В частности, уже был прецедент, когда Россия задерживала 75 казахстанских грузовиков с турецкими товарами. Но российские экономические санкции в отношении Турции могут привести к тому, что товарооборот во внешней торговле между Казахстаном и Турцией снизится, так как основная часть турецких товаров шла в Казахстан именно через Россию. Конечно, товарооборот Казахстана с Турцией не очень большой, по сравнению с другими странами, и составляет около $3,5 миллиардов долларов. Но не так давно президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган заявил о том, что Казахстан и Турция должны увеличить этот товарооборот до $10 миллиардов.

Скорее всего, в связи с началом торговой войны между Россией и Турцией, достичь такого объема товарооборота вряд ли получится. Кроме того, постоянные задержания Россией турецких товаров идущих в Казахстан или же их транспортировка обходными маршрутами через Азербайджан и Каспий может привести к удорожанию конечной стоимости турецких товаров, поставляемых на казахстанский рынок. В частности, об этом уже заявил министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов, по словам которого, на стоимости турецких товаров скажется изменение маршрута транспортировки грузов из Турции.

Но, в любом случае, в Казахстане, скорее всего, уже стали понимать, что Россия становится слишком непредсказуемым политическим и экономическим партнером. В этой связи, в республике будут продолжать политику диверсификации транспортных маршрутов. На этом фоне, довольно интересным выглядит тот факт, что Турция и Китай совместно с Казахстаном, Азербайджаном и Грузией учредили консорциум по транспортировке грузов из Китая в Европу в обход России. Соглашение было подписано 28 ноября 2015 года в Стамбуле представителями крупных транспортно-логистических операторов стран участниц этого проекта.

Речь идет о том, что контейнеры будут отправляться с запада Китая, из Синцзян-Уйгурского автономного района через Казахстан по железной дороге в порт Актау. Затем они будут переправляться на пароме через Каспийское море в Азербайджан, откуда пойдут в Грузию и Турцию. Из этих стран по железной дороге грузы должны уже идти дальше в Европу.

Во-вторых,  российско-турецкий конфликт снова расколол казахстанское общество на сторонников и противников действий России или Турции. Аналогичная ситуация была во время российско-украинского конфликта, который был индикатором серьезного влияния, в первую очередь, российских СМИ на формирование общественного мнения внутри Казахстана.

В-третьих, многовекторная политика Казахстана снова проходила испытание на прочность.  Ведь Турция для Казахстана такой же важный экономический и политический партнер, как и Россия. Наша республика, является активным участником Совета сотрудничества тюркоязычных государств, создание которого, в свое время, было инициировано Турцией.

Стоит отметить, что после распада СССР в 1991 году, Турция выступила одним из первых государств, признавших независимость бывших советских республик, и была в числе тех стран, которые официально установили дипломатические отношения со всеми странами Центральной Азии. Но Турция не учла одного важного момента. Пытаясь занять доминирующие позиции в регионе, она столкнулась с «парадом суверенитетом», при котором правящие элиты государств региона отвергали любую попытку нового идеологического доминирования.

В результате стремительный старт в регионе при Тургут Озале и Сулеймане Демиреле закончился укреплением позиций Турции только в экономической сфере. Что касается тюркоязычного пространства, то Анкара, лишь в последние годы, решила более активно реанимировать проект его интеграции и не только в культурно-гуманитарной сфере. Так, например, в конце 2010 года, генеральный секретарь Совета тюркоязычных государств Халил Акынджы заявил, что тюркоязычные страны создадут таможенный союз.

В 2012 году, в Баку, министры экономики Совета сотрудничества тюркоязычных стран обсудили вопрос создания Фонда развития для активизации инвестиционной деятельности между Азербайджаном, Турцией, Казахстаном и Кыргызстаном. А чуть позже, генеральный секретарь Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран Рамиль Гасанов также подтвердил, что вопрос создания зоны свободной торговли находится на повестке дня. Речь идет об отмене таможенных пошлин и унификации законодательства в тюркоязычных государствах. Насколько известно, с первого января 2017 года Турция собирается приступить к реализации соглашений о новых преференциях в торговле с Азербайджаном и Казахстаном. Это предусмотрено «дорожной картой», подготовленной министерством экономики Турции и является ответом на российские экономические санкции против Турции. Анкара пытается найти альтернативные рынки для поставок своих товаров, и определенный акцент будет делать на активизацию экономического сотрудничества в рамках тюркоязычного пространства.

Кстати, можно согласиться с интересным мнением тех экспертов, которые считают, что неся на себе исторический груз бывших империй, Турция и Россия, чем-то похожи, так как пытаются закрепить за собой роль субрегиональных держав, в том числе за счет расширения зоны своих стратегических интересов. Турция это пыталась сделать за счет Сирии, а Россия за счет Украины.

То есть Турция, как и Россия, страдает не меньшими комплексами бывшей Османской империи, которые реализуются в рамках проекта создания нового союза тюркоязычных государств. Р.Эрдоган, как и В.Путин, пытается мобилизовать турецкое общество на основе поиска внутренних и внешних врагов. Отличие заключается лишь в том, что турецкий лидер активно использует в качестве скрепляющего материала религиозный фактор, а президент России делает ставку на так называемый «ретроспективный патриотизм» с элементами советской идеологии.  

При этом и Россия, и Турция рассматривают Центральную Азию в качестве сферы своего геополитического влияния. Визит президента Турции Реджепа Эрдогана в 2015 году в Казахстан (в начале прошлого года) и в Туркменистан (уже после инцидента со сбитым российским самолетом), является одним из тех сигналов, которые Анкара послала Москве. Турция лоббирует ускорение объединения тюркоязычного мира и параллельно старается закрепить за собой роль одного из новых мусульманских центров модернизационного ислама.

Кстати, на фоне роста религиозного самосознания в Казахстане, не удивительно, что все чаще внутри казахстанского общества стали появляться спорные суждения о том, что модель сосуществования светского и религиозного фактора в Турции, может быть привлекательным образцом для будущего развития Казахстана. Хотя не все так просто, учитывая то, что в мусульманском мире сейчас идет активная конкуренция между тремя центрами геополитического притяжения: Ираном, Саудовской Аравией и Турцией.

Каждый из этих игроков выстроил свою модель взаимодействия религии и государства, пытаясь расширить сферу использования этих моделей и в других странах. Кстати, из всех стран Центральной Азии, пока только Таджикистан уже не теоретически, а практически оказался втянут в эту конкуренцию между Ираном и Саудовской Аравией. В свою очередь, Россия обвинила Турцию в ее попытках продвинуть идеи пантюркизма и панисламизма в зонах геополитических интересов Москвы, и даже прекратила свое участие в Международной организации тюркской культуры (ТЮРКСОЙ), членом которой, кстати, является Казахстан.

Досым Сатпаев, кандидат политических наук

В статье:
Что думаете об этом?
Подпишитесь на нас:


Эксклюзив
Интервью и мнения