+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
10.10.2017 в 17:23
Юлия Серегина

Юлия Серегина

Казахстанец дважды эксгумировал тело дяди, чтобы оставить родственницу без наследства

В редакцию ИА «NewTimes.kz» обратился молодой человек по имени Надир, который уже больше полутора лет пытается вывести на чистую воду недобросовестных следователей, представителей прокуратуры и патологоанатомов, замешанных в сокрытии туманного дела об убийстве его дяди.

Смерть в квартире на углу Аль-Фараби - Розыбакиева

Эта история началась 26 декабря 2013 года, когда дядя Надира – Марал Адилов – скончался в собственной квартире. В это время дома находились его жена и дочь.

«В скорую позвонила жена дяди со словами: «Моему мужу плохо». Врачи приехали через семь минут, но тот был уже мертв. Как позднее сказал фельдшер скорой, жена дяди Жанна (имя изменено – прим. NT) просила врачей реанимировать мужа. Они делали попытки, но всё было тщетно. Пытались вколоть адреналин, но игла входила тяжело. На теле к этому времени стали появляться первые признаки окоченения», — начал свой рассказ Надир.

Он рассказал, что на место происшествия вскоре приехали полицейские, поиском улик занимался сотрудник Маржанов (имя изменено).

«В это время на место приехали моя мать, ее подруга и еще один знакомый. При этом моя мать не видела тела дяди. Жена дяди Жанна начала рассказывать полицейским, что произошло. Она сказала, что они с мужем поругались, она его толкнула, он упал, а она ушла курить. Когда она вернулась, дядя лежал, а изо рта у него шла кровавая пена. Тут полицейский ее остановил, спросив: «Ты что, сесть хочешь?». Это мне рассказали свидетели», — вспоминает мужчина.

По его словам, накануне, 24 декабря, бабушка, которая проживала вместе с дядей и его семьей, спешно уехала в Актобе. Это было связано с накалившейся в доме обстановкой и ежедневными ссорами между Маралом Адиловыми его женой Жанной: мужчина подозревал, что не является отцом их общей дочери.

Тут полицейский ее остановил, спросив: «Ты что, сесть хочешь?». Это мне рассказали свидетели

«Мой дядя Марал был нефтяником. В 2013 году его пригласили работать в достаточно известную компанию в Саудовскую Аравию на пять лет. Он прошел все экзамены, оставался только последний, который был назначен на январь 2014 года в Абу-Даби. Это я говорю к тому, что, по версии Жанны, ее муж был алкашом, который не особо работал. И по логике, если он действительно был алкашом, то куда смотрела эта компания? Все документы были готовы, оформлены визы, собраны документы для дочери из школы», — поделился Надир.

По мнению родственников Надира, мотивом для убийства Марала Адилова мог стать страх его жены перед раскрытием правды касательно ДНК их дочери. Так как, если бы дядя узнал, что это не его дочь, то, скорее всего, был бы развод. Положение усугубляла и поездка в Саудовскую Аравию. Жанна отчаянно не хотела туда ехать.

«Дядя познакомился с Жанной в 1999 году, а в 2001 родилась их дочка, вне брака. Надо сказать, что дядя с самого начала сомневался в том, что это его дочь. Скорее всего, тогда сыграл свою роль фактор менталитета, мысль: «А что же завтра скажут люди». В 2008 году мой дядя узнал, что не может иметь детей, при этом он решил не выяснять, мог ли он их иметь раньше», — отметил племянник.

По версии родственников, дознаватель Маржанов, который сразу приехал на место преступления,  замял версию об убийстве, а вместе с ней и дело благодаря крупной сумме денег.

«Посредником между Жанной и дознавателем выступил как раз тот самый знакомый, который приехал на место происшествия вместе с моей матерью и ее подругой. Как выяснилось позже, этот человек был замешан в сомнительных делишках. Также известно, что в день смерти дяди, этот мужчина некоторое время разговаривал с дознавателем наедине. Я думаю, что дознаватель пошел навстречу Жанне потому, что, во-первых, это был конец года, а все мы знаем, что такое статистика для полиции. Во-вторых, он, видимо, увидел, что тут убийство не явное и можно на этом заработать денежек. Также нам известно, что незадолго до своей смерти, дядя снял со счета $20 тыс, чтобы закончить ремонт. После похорон бабушка подняла вопрос об этих деньгах, и Жанна испугалась, ответив, что $10 тыс потратила на похороны, а остальные положила на счет дочери. Но мы думаем, что она отдала их дознавателю Маржанову в качестве взятки», — с уверенностью заявляет Надир.

Я думаю, что дознаватель пошел навстречу Жанне потому, что, во-первых, это был конец года, а все мы знаем, что такое статистика для полиции. Во-вторых, он, видимо, увидел, что тут убийство не явное и можно на этом заработать денежек.

Похороны и начало расследования

27 декабря в морге эксперты провели вскрытие, однако, так и не смогли договориться о точном времени проведения процедуры. Как выявила экспертиза, Марал Адилов умер от острой сердечной недостаточности на фоне цирроза печени и ишемической болезни сердца. На груди у него были найдены две странные ссадины, но эксперты заверили родственников, что эти ссадины никак не связаны со смертью и были получены умершим ранее. Еще у мужчины на теле были обнаружены пролежни, которые означают, что тело уже после смерти долгое время где-то лежало.

«28 декабря его похоронили на кладбище в Алматы. Подозрения об убийстве начали появляться у моей матери в январе. Зайдя в квартиру тем страшным днем, она воскликнула: «Вы его убили!», а дочь дяди ответила: «Я здесь не причём». Но это была не единственная странность. В начале января Жанна попросила разрешение у бабушки и братьев дяди оформить наследство раньше, чем пройдет полгода. В феврале она обратилась к нотариусу, чтобы получить квартиру, счета и пенсионный фонд. Но мои родные просекли этот момент, и не разрешили ей получить наследство, так как моя бабушка тоже являлась наследницей», — вспоминает Надир.

С этого момента его родственники стали собирать сведения. Они решили навестить эксперта, проводившего процедуру вскрытия, который при некотором натиске сообщил: «Что сказали дознаватели, то и написал».

«Весной мои родные нашли адвоката, чтобы он помог оформить документацию для обращения в прокуратуру. В итоге мы подали ходатайство о том, что проведенная экспертиза вскрытия была неверной. Мы считаем, что описание было шаблонным, так как в итоге складывается портрет старика, а дяде был всего 41 год!» — возмущается Надир.

Летом 2014 года было возбуждено дело по факту «причинения смерти по неосторожности». Начальник следственного отдела ДВД Жомартов (имя изменено) вызвал к себе Жанну, с которой сначала долго о чем-то разговаривал, а потом быстро предоставил ей адвоката.

Мы считаем, что описание было шаблонным, так как в итоге складывается портрет старика, а дяде был всего 41 год!

«Мы полагаем, что здесь опять в ход пошли деньги. В общем, была назначена вторая экспертиза, которая обнаружила гематому на затылке. Начиная с этого времени и вплоть до 2016 года тело лежало в морге. Кстати, поначалу жена дяди признавалась, что связала мужа скотчем, якобы он был пьян и буянил, но потом отказалась от этих слов. Вторая экспертиза не смогла этого доказать, так как тело полгода лежало в земле. Так или иначе, а однозначного ответа об убийстве второй эксперт не дал, склонялся больше к ишемической болезни», — вспоминает Надир.

Родственники запросили третью экспертизу в августе 2014 года, однако, она была проведена только в мае 2015-го.

«Целый год следствие тянуло время. Был назначен молодой следователь, только что окончивший университет. Я думаю, что это было сделано намерено. Когда приехали эксперты, они развели руками, сказали, что тело хранили при комнатной температуре, и оно испортилось. Также появились подозрения, что место гематомы было вырезано. Эксперты предложили просто переписать первую экспертизу», — заявил племянник.

После третьей экспертизы родные начали настаивать на независимой экспертизе, больше не доверяя государственным специалистам.

«В это время мы пытались провести ДНК-тест и проверить отцовство дяди. Но его так и не сделали, потому что Жанна написала заявление о том, что девочка действительно не является дочерью Марала Адилова. В сентябре 2015 года жена дяди сильно заболела и позвала к себе мою мать и бабушку, попросив у них прощения за свое поведение. Хотя мы сразу подумали, что она извиняется именно за убийство. Спустя два месяца Жанна умерла. Я думаю, что с ее стороны было нелогично признаваться в убийстве, потому что она бы подставила людей, которые ей помогали, а, во-вторых, она бы лишила свою дочь всего. Так что она унесла эту тайну с собой в могилу. После смерти Жанны девочку забрала к себе ее старшая сестра», — уточнил Надир.

 Когда приехали эксперты, они развели руками, сказали, что тело хранили при комнатной температуре, и оно испортилось

В феврале 2016 года Надир подал заявление в КНБ, сообщив о признаках ОПГ в правоохранительных органах. Но каким-то чудесным образом, это самое заявление оказалось у обвиненных им людей.

«Ничуть не смущаясь, они в ДВД рассмотрели мое заявление, сказали, что всё в порядке и на этом закрыли дело. Абсурд!» — раздосадовано сообщил Надир.

Он рассказал, что родственники решили обратиться к частным экспертам, которые проанализировали три предыдущие экспертизы вскрытия, и заключили, что причина смерти установлена неверно.

«Однако частная экспертиза не имеет права работать с телом, и основывается лишь на предыдущих заключениях. Никто не принял всерьез это заключение частных экспертов, а вскоре прокуратура вообще закрыла дело. Нам сказали срочно забирать тело из морга, в противном случае заставляли оплатить хранение. И только потом мы выяснили, что заместитель директора морга связан брачными узами с адвокатшей Жанны, которую ей когда-то назначили в полиции. Совпадение?» — вопрошает с горькой усмешкой Надир.

В это время родные Надира впервые обратились в Генпрокуратуру, предоставив заместителю главы ведомства все заключения экспертиз. Как отмечает мужчина, чиновник весьма холодно их принял и дал отказ.

«Тогда я решил всё-таки добиться встречи с самим генпрокурором. В сентябре 2016 мне пришел ответ: они разбили мое заявление на обращение и заявку. Соответственно, быстренько ответили на это моё якобы обращение, опровергли его, сказав, что всё чисто и никакой коррупции нет. А так как они мне всё якобы объяснили, то дали отказ на встречу с генпрокурором», — поражается Надир.

Тесты ДНК и пропавший труп

Решив действовать иначе, Надир написал двадцатистраничное обращение, подробно изложив всю сложившуюся ситуацию.

«Я обратился в медицинский исследовательский институт, который делал экспертизы и мог ответить за свои слова. Они установили, что причина смерти дяди не болезнь сердца, а шок. И он не возникает просто так! С результатом этой экспертизы я иду в УВД, и выясняется, что тело дяди захоронили за невостребованностью на средства государства! Я думаю, это было сделано для сокрытия улик!» — горячится мужчина.

По его словам, параллельно с проведением экспертизы, в августе 2016-го, родственники умершего Марала Адилова начали гражданский процесс по поводу «отстранения от наследства недостойных наследников». В рамках этого процесса суд вынес разрешение на проведение ДНК – теста для проверки отцовства.

С результатом этой экспертизы я иду в УВД, и выясняется, что тело дяди захоронили за невостребованностью на средства государства! Я думаю, это было сделано для сокрытия улик!

«В итоге им пришлось снова эксгумировать тело в октябре, чтобы изъять ДНК! Однако при эксгумации мы не узнали дядю и считаем, что его тело подменили, захоронив в другой могиле. Но тест ДНК всё же был проведен, он показал отсутствие родства между дядей и девочкой», — отметил Надир.

Надир обратился в антикоррупционное бюро, заявив о незаконном захоронении тела и превышении служебных полномочий, добившись возбуждения уголовного дела в ноябре 2016 года.

«В рамках этого дела я просил идентифицировать выкопанные останки. Но мне отказали. В итоге они закрыли дело за неимением состава преступления! Я безуспешно добивался возобновления дела. Потом обратился к частным экспертам, которые сообщили, что это тело НЕ моего дяди. Я вернулся с результатом в Нацбюро, и только тогда они решили возобновить дело, передав его в прокуратуру. На этом всё зависло. Прокурор мусолил постановление с февраля по март, и дело не возобновил», — гневно утверждает мужчина.

Он рассказывает, что, не оставляя попытки докопаться до истины, весной 2017 года оказался на приеме у генпрокурора, который дал команду расследовать дело о незаконном захоронении и превышении полномочий.

«Мне предложили отправить дело на доследование и провести установление личности трупа. На что я, конечно, согласился. И очень зря. Экспертиза показала, что эксгумированное тело всё-таки принадлежит моему дяде. Но я не верю, так как в обеих экспертизах были использованы разные генотипы. В связи с тем, что данное тело всё-таки оказалось телом якобы моего дяди, дело о незаконном захоронении закрыли в августе 2017-го. И я снова пошел к генпрокурору. Правда, к нему меня так и не пустили. Помощник господина Асанова заявил, что не хочет его беспокоить… Я полагаю, что меня намеренно не пускают», — рассказывает Надир.

На этом самом моменте безутешный племянник внезапно замирает на полуслове, собирается с мыслями и начинает говорить о том, почему до сих пор не сдался, не опустил руки, и после стольких отказов и попыток закрыть дело, всё еще пытается докопаться до истины.

И я снова пошел к генпрокурору. Правда, к нему меня так и не пустили. Помощник господина Асанова заявил, что не хочет его беспокоить… 

«Меня всё время спрашивают: «Зачем ты продолжаешь копать? Даже если это было убийство, то убийца получил по заслугам». Некоторые думают, что я всё это время гоняюсь за наследством. Но это не так! На самом деле сейчас у меня несколько целей. Я хочу достучаться до господина Асанова, и попросить его, чтобы этим делом, в конце концов, начал заниматься спецпрокурор. Во-вторых, я не хочу, чтобы дочка Жанны получила наследство моего дяди. Я понимаю, что девочка не виновата, но ведь она присутствовала там в момент убийства… И до сих пор молчит об этом! Я хочу, чтобы моей бабушке был выплачен моральный ущерб. Пусть все они заплатят за то, что натворили! А еще я хочу восстановить доброе имя моего дяди. И самое главное, я хочу, чтобы продажные полицейские были отстранены от службы, чтобы другие обычные люди никогда не столкнулись с моей проблемой…», — лирично закончил беседу Надир. 

 


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика