Зависимых людей в Казахстане принято почти не замечать – психолог

Зависимые люди в Казахстане подвергаются дискриминации. Не потому, что общество так уважает их личное пространство, просто немногие верят, что зависимые вообще способны вернуться «из той жизни» обратно. О том, почему так важно протягивать им руку помощи, автор ИА «NewTimes.kz» Анар Бекбасова поговорила с психологом, специалистом в области консультирования, психотерапии и реабилитации зависимых Ириной Юсуповой.

Зависимых людей в Казахстане принято почти не замечать – психолог
Фото: pixabay.com

Ирина, насколько люди с зависимостями дискриминируемы в Казахстане?

— У нас система здравоохранения построена так, что есть обязательная постановка зависимых на учет. Конечно, есть и возможность пройти анонимное лечение, но это платно и не каждый может себе это позволить. А что влечет постановка на учет, все знают. После курса лечения человека уже на работу не берут. У меня есть много клиентов, которым напрямую никто не отказывает, конечно, но везде они слышат одну и ту же фразу: «Спасибо. Мы вам позвоним». Как правило, никто не перезванивает. Отдельная история — это когда дискриминируют родственников зависимых. Наверное, слышали такие высказывания: «Ой, да у нее сын — наркоман» или «С ним надо быть осторожней, у него отец — алкоголик»? То есть человек ничего страшного для общества не совершил, но люди стремятся держаться подальше: как бы чего не вышло.

Что чувствуют зависимые люди, когда сталкиваются с неприятием общества?

— Как правило, на пути к выздоровлению зависимый сталкивается с социальными проблемами плюс дома нет никакой поддержки, потому что родственники устали от его постоянных срывов; пока человек лечился, его с работы уволили. На новую работу его уже не берут. Критика и закрытые двери могут спровоцировать срыв, так же как и недоверие близких. Есть, конечно, люди психологически очень сильные, и они продолжают бороться с искушением вернуться к друзьям, которые употребляют наркотики или алкоголь. Это очень тяжело. Но, тем не менее,  качественная ремиссия существует. Главное — пройти полный курс лечения. Не каждый пациент на него соглашается, потому что у нас хромает система реабилитации. Поэтому активно функционируют частные наркоцентры.

Шансы выбраться есть у всех?

Зависимые люди выздоравливают. Есть такая фраза: «Соленый огурец никогда не станет спелым». Да, человек после этой истории никогда не станет прежним, он как диабетчик, который понимает, что ему нельзя есть сладкое, иначе смерть. Зависимый человек должен понимать, что всю оставшуюся жизнь  он должен быть на «диете». Если зависимый человек, выходя из реабилитационного центра, придерживается рекомендаций врачей, то результат, как правило, очень хороший. Я знаю ребят, которые употребляли по 12 лет и потом всю оставшуюся жизнь находились в ремиссии. Есть несколько этапов лечения зависимых. Первый — детокс, когда пациент проходит медикаментозную коррекцию. Второй этап — реабилитация. Потом идет социальная адаптация. Если он соблюдает все этапы, тогда можно  говорить об устойчивой ремиссии и быть более или менее уверенным, что человек не вернется к употреблению.

Какие люди наиболее склонны к зависимостям?

— За 13 лет работы в наркологии я встречала абсолютно разных людей. Нельзя сказать, что люди из малообеспеченных семей или же те, кто вырос в атмосфере вседозволенности, наиболее склонны. Причины употребления наркотиков и алкоголя разные: кто-то попал не в ту среду, кто-то воспитывался в такой среде, кого-то случайно подсадили. Мой опыт говорит о том, что очень часто корень зависимости — в насилии. Человек пытается сбежать от насилия туда, где ему хорошо. К тому же у всех зависимых — низкая самооценка. Такие люди не могут отказать, они падкие на похвалу и легко поддаются манипуляциям. Они хотят почувствовать себя значимыми. У меня был клиент, который рассказывал, как ему было приятно, когда его друзья звонили ему, чтобы он помог достать дозу. Поэтому, когда зависимые выходят из наркодиспансера и родственники, близкие начинают относиться к ним как к наркоманам, алкоголикам, это для них тоже провокация на срыв.

У нас есть общества анонимных зависимых?

— Есть группы анонимных алкоголиков и группы поддержки, но это все организовывается на общественных началах. На государственном уровне ничего подобного нет. В наркологиях проводят так называемые группы для созависимых, но  работают они только на бумажке.

А как обстоят дела с частными центрами реабилитации, стоит ли им доверять?

— Нужно смотреть, соответствуют ли они критериям, которые важны для родственников зависимого человека и для него самого. Важно узнать, кто в центре работает — консультанты, бывшие зависимые ребята или специалисты — люди со специальным образованием. Хорошо, если работают и те, и другие. Также следует узнать, разрешены ли встречи с родственниками, по какому направлению в центре работают.

Люди, которые работают с зависимыми, ощущают стигмы на себе?

— Я когда начала в наркологии работать, меня друзья спрашивали: «Как ты с ними находишься, ты не боишься?» Я не боюсь. Они такие же люди, как и мы с вами. Скажу больше: те, кто сознательно лечится, придерживаются принципов, которыми многие люди пренебрегают. Например, правило, которое им помогает не сорваться, — это быть честным с самим собой и с окружающими. Так ли честны с собой и с другими многие из нас, кто не страдает зависимостью? Зависимые люди имеют право на шанс вернуться в нормальную жизнь, и мы все должны помочь им этим шансом воспользоваться. Только тогда у нас будет возможность построить здоровое общество.

Loading...

5 апреля, воскресенье