«Впервые помыла голову»: Астанчанка – о жизни на карантине с депрессией

27-летняя Анель уже прошла немалый путь, пытаясь справиться с депрессией и другими расстройствами. Но карантин поставил под угрозу ее психическое состояние — теперь она толком не спит и много тревожится. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» записала монолог Анель, которая вернулась к тяжелым мыслям, но пытается поддержать тех, кому так же страшно.

«Впервые помыла голову»: Астанчанка – о жизни на карантине с депрессией
Фото: Pixabay

«Как не потолстеть, как наладить работу, как получить пособие, чем заняться — про карантин чего только не написали. А вот про то, как окончательно не свихнуться, если у тебя уже есть расстройства, мало кто говорит.

У моей мамы — шизофрения. Объяснять, что это такое, мне не хочется — не самый приятный рассказ. Я живу в столице, а она в другом, совсем маленьком городе. Чудо, что ей там смогли диагностировать эту болезнь.

В столицу я переехала еще лет восемь назад, поступив в вуз на инженера. А потом предложили хорошую работу, и я решила остаться. Исполнилось главное желание — я могла помочь родителям.

Но я пошла по маминым стопам не только выбором технической специальности, но и тем, что у меня есть нарушения психики.

Когда мне было 22, подруга-психолог заподозрила у меня депрессию. Заставила пойти на обследование, и ее коллеги подтвердили диагноз. К депрессии бонусом прилагалось еще несколько мелких расстройств и нарушений.

Стала ходить на терапию, но мысли о суициде всегда были фоновым шумом. Я не пыталась ничего сделать, просто иногда резала себя, это помогало вернуться в реальность.

Но для меня это не было вариантом исхода, просто мысли. Я любила работу, подругу, парня и маму, о которой некому больше заботиться.

Позже порезы заметила подруга и помогла попасть на прием к психиатру, так я стала принимать антидепрессанты. Сначала они тяжело пошли, а потом организм адаптировался, я стала лучше себя чувствовать.

Так я живу уже лет пять. Хожу на терапию, принимаю лекарства курсами, пытаюсь заниматься спортом, чтобы эндорфины вырабатывались. И тут карантин, который нарушил все планы, и обычная доза антидепрессантов уже не помогает.

Во-первых, сейчас я не хожу на терапию из-за карантина, только спустя две недели меня уговорили на онлайн-консультации. Все потому, что ко мне вернулись мысли о самоубийстве.

Из-за того что я не хожу на работу, нарушился режим, и теперь я забываю выпить таблетки. Я живу одна, и мне тяжело дается переносить самоизоляцию, которая многих так радует.

На работе меня отправили в оплачиваемый отпуск, но если все это затянется, то будет и отпуск без содержания. Значит, я не смогу помогать маме, а моей финансовой подушки хватит лишь на пару месяцев жизни в столице. Эти мысли подарили мне бессонницу — я сплю по два часа, и то днем.

Интересно, что я выхожу ночью на балкон и вижу, что в доме напротив горит свет во многих окнах. И думаю, что в этих квартирах живут такие же, как я, кто не может заснуть из-за досадных мыслей и полнейшего непонимания, что будет дальше.

Я написала пост об этом всем, а моя одногруппница написала в ответ: «Просто не думай ни о чем! Проходи онлайн-курсы, читай книги, накрасься, займись спортом». А я сижу и хихикаю: у меня впервые за неделю появились силы помыть голову.

Весь этот марафон с внезапным саморазвитием меня вообще напрягает сейчас. Если вам так легче проживать карантин — супер, но не надо это делать уникальным рецептом от всего и навязывать другим. Потом такие, как я, чувствуют себя бесполезными. Кто-то на карантине развивается, а я лежу и считаю палочки на обоях!

Но у меня все время уходит на переживания. Я волнуюсь о тяжелобольных, которые остались без ухода. Я волнуюсь о медиках, которые ежесекундно в опасности. Волнуюсь о детях, родители которых издеваются над ними. О женщинах, которые заперты дома с тиранами и насильниками. Как спать спокойно?

Наша страна и раньше была лидером по числу людей, которым расхотелось жить. Нынешнее положение вещей может серьезно увеличить и без того немалое число суицидов. Я умею сопереживать, несмотря на мое безразличие ко всему. Мне бы хотелось сейчас обнять каждого, кому также тяжело проживать эту историю. Просто, чтобы они знали: они не одни и кто-то их понимает. Скоро все это закончится.

Для тех, у кого есть возможности отвлечься, расскажу, какие маленькие шажочки помогают мне оставаться в трезвом уме.

Я снимаю вечером на видео себя: рассказываю в экран, как прошел день и о чем я думала. Это мне заменяет беседы с психологом и дает чувство контроля над собственной жизнью.

Не растерять навыки социализации помогает видеосвязь с подругой, у которой двое детей, собака, две кошки и муж. Когда они все орут на фоне, я будто вернулась в большой мир с людьми, и уже не так одиноко.

А еще я делаю легкие зарядки. Элементарные, как делали в школе и садике, зато чувствую связь с телом, и они продолжают быть в единстве с моими мозгами.

Если вам не хочется бежать развиваться — это не плохо, не корите себя за это. Этот марафон за «знаниями» тоже частенько оказывается побегом от самого себя. Берегите себя не только от жуткого вируса, но и того, что вгоняет вас в тоску и заставляет нервничать. Нас, переживающих, очень много, и пусть эта мысль сделает вашу нынешнюю жизнь чуть проще. Мы не одни!»

Loading...