Пандемия бытового насилия: Беды казахстанок остались за бортом из-за карантина

Говорят, что карантин поставил всех в равное положение. Это так, да не совсем. Мы почти все сидим дома, но декорации у всех разные. Кто-то переживает, как не потолстеть, кто-то спешно ищет подработку, чтобы заработать на жизнь после внезапного увольнения. А кто-то со страхом встречает каждый новый день, потому что живет с тираном. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» поговорила с главой фонда «НеМолчи» Диной Смаиловой и узнала, с чем они столкнулись и как сейчас живется тем, кто изо дня в день страдает от домашнего насилия.

Пандемия бытового насилия: Беды казахстанок остались за бортом из-за карантина
Фото: Pixabay

Фонд «НеМолчи» уже четыре года работает с жертвами насилия — и сексуального, и бытового. Редакция NT не раз рассказывала о тех, кто попадал в фонд Дины Смаиловой. И сейчас, в условиях карантина, работать стало гораздо сложнее. Правда, дел у фонда не уменьшилось, скорее, наоборот.

«Очень сильно повлиял на нашу работу карантин. Усложняет процесс то, что нельзя передвигаться по городу, нельзя выезжать за пределы города. К тому же на такси надо передвигаться. Даже если мы подпишем рабочее сопровождение, не факт, что полиция его примет. Поэтому мы сейчас на вызовы не выезжаем», — объясняет Дина.

С финансовым вопросом тоже туго: общественница переживает, что скоро фонд останется практически без пожертвований.

«С финансовой стороны уже испытываем серьезные проблемы. Так как мы волонтерская организация, у нас нет офиса, мы живем за счет того, что нас обеспечивают подписчики Facebook, вносят пожертвования, и мы как-то выживаем за счет них. И сейчас помогает Facebook, но я не питаю больших надежд на то, что это финансирование продлится долго, потому что люди сейчас все в тяжелом финансовом положении. Поэтому мы побаиваемся за свое будущее», — признается Дина.

Однако пока средства к существованию убывают, количество обращений лишь увеличивается.

«По статистике, очень много звонков по бытовому насилию, в среднем 10-15 в сутки. Кроме этого, приходят сообщения в наши Instagram и Facebook, мы консультируем и там. Обращается очень широкий круг людей. Я удивляюсь тому, что сейчас чаще случаются звонки, когда звонят дети родителей-абьюзеров. Говорят, «вот знаете, отец всю жизнь мать бьет, а братишке 10 лет, он писается от страха, мы всю жизнь терпели, мама терпит, но мы хотим, чтобы они разошлись».

Страдают и родители, и жены, и сестры, и дети. Ужасно, что полиция не воспринимает всерьез домашнее насилие, настолько безразлично реагирует, что женщины от безысходности перестают обращаться и не питают надежд на изменения. Я советую всем женщинам перестать стыдиться и не скрывать, что живут с человеком, который совершает насилие над всей семьей. Я всем говорю: выходите в открытый бой, вытаскивайте на всеобщее обозрение его фотографии, свои фотографии синяков, отмечайте полицейские службы. Когда так выходит человек, реакция быстрее гораздо наступает», — призывает Дина Смаилова.

Подтверждение тому — недавний кейс фонда «НеМолчи». За помощью обратилась мать двоих детей из Алматы, на которую напали в ее съемной комнате общежития. Напавший был уже судим за умышленное причинение легкого вреда здоровью этой женщины.

Тогда же суд для него установил так называемые особые требования, которые регулируют поведение агрессора. Вот что ему могут запретить на срок от трех месяцев до года:

— вопреки воле потерпевшего разыскивать, преследовать, посещать потерпевшего, вести устные, телефонные переговоры и вступать с ним в контакты иными способами, включая несовершеннолетних и (или) недееспособных членов семьи;

— приобретать, хранить, носить и использовать огнестрельное и другие виды оружия; 

употреблять алкогольные напитки, наркотические средства, психотропные вещества.

Но напавшего на алматинку эти особые требования не остановили.

«Нарушая не только особое требование, но и режим карантина, он приходит к ней в общежитие в 21.00 14 апреля, нарушает покой и тишину жильцов. Огромным булыжником выбивает окно потерпевшей, затем идет к ней в комнату, выбивает дверь. Дозвонилась в полицию не сразу, страх она пережила просто дикий. Потому что в это время дома была дочь, которая сидела на кровати, и прям над ней пронесся этот булыжник. Он легко мог убить дочку потерпевшей!

Ребенок напуган, полиция приехала через час. Приехал участковый, не обратил внимания на постановление суда,  пообещал утром позвонить, но не позвонил! Она хотела переехать, боится преследования, но ее не отпускал комендант, нужно было возместить убыток — восстановить дверь и окно.

А полиция ничего не сделала, ей неизвестно, задержан он или нет. Потерпевшая пошла сама в УП Ауэзовского района, но там полицейский стал запугивать карантином, сказал, что задержит ее за нарушение. Как вам такое отношение? Она была вытолкнута полицейскими из УП грубо, вдогонку ей неслась ненормативная лексика.

Сколько уходит нервов и сил у женщин, чтобы получить защиту у государства! Нападавший ранее привлекался за побои другой потерпевшей, он не исправляется, находит новую жертву. Высылает угрозы, пугает потерпевшую убийством, находит ее новые адреса, и по этому сценарию действуют многие преследователи. А законом не предусмотрено наказание за преследование!» — написала в тот день Дина Смаилова.

После огласки этого случая участковый сразу вышел на связь с потерпевшей женщиной и сообщил, что как только ее обидчика задержат, сразу же проведут суд. А после стало известно, что его задержали. Об этом написала Дина Смаилова. Суд, по ее словам, должен пройти сегодня, 17 апреля.

И таких обращений в «НеМолчи» поступает немало. Сейчас фонд работает дистанционно, но продолжает участвовать и в законодательных вопросах, проходящих в онлайн-совещаниях и собраниях рабочей группы.

«Я не знаю, что сейчас планировать. Просто работаем: объем увеличился, колоссальные нагрузки, эмоциональное выгорание очень серьезное. У меня на этой неделе поднималась температура пять дней подряд, но работу не бросить. Когда я совсем уже устаю и падаю, то просто выключаю телефон и высыпаюсь. Полностью нарушился режим дня, потому что работа идет круглосуточно. Я могу уснуть в 10 вечера и в 2 ночи проснуться. И мне проще ночью писать посты, потому что днем постоянно звонят и ты отвлекаешься. Нас сейчас куда-то приглашают постоянно — на онлайн-совещания, писать рекомендации, оно все не заканчивается. Сейчас еще пригласили в рабочую группу по правам детей, работы будет много, думаю», — подытожила Дина.

К слову, в «НеМолчи» разработали и свои рекомендации по защите от бытового насилия во время карантина. Ниже публикуем их полностью.

«1. Просим президента Казахстана издать особый указ об ужесточении мер контроля за теми, кто состоит на учете по бытовому насилию!

2. Ввести обязательный подомовой, поквартирный обход этих семей два раза в неделю с целью, чтобы женщины знали, что они защищены. Не забывать про дачные массивы, сейчас многие переехали жить на дачи.

3. Важно инструктировать население сел, городов, делать обход по домам, оставлять контакты полиции и инструкцию, как действовать в случае насилия над женщинами. Какие шаги должны и обязана предпринять полиция для защиты потерпевшей, куда обратиться и т.д.

4. Ужесточить меры наказания в дни карантина. Многие женщины не могут себе позволить размещение в кризисном центре, особенно если это отдаленные аулы, поэтому меры защиты должны быть ответственностью властей. В аулах люди живут большими семьями, обычно в одном доме с родственниками мужа, а у них, как правило, жертва агрессии не находит поддержки.

5. По вызову потерпевшей или свидетелей обеспечить оперативное реагирование, выезд на место происшествия оперативной группы. Это должны быть немедленные аресты по первому заявлению потерпевшей на 10-15 дней.

6. При повторном заявлении изолировать агрессора на весь срок карантина.

7. Немедленно выписывать защитное предписание и делать освидетельствование побоев на месте, то есть снять на видео и фото и зафиксировать протоколом в присутствии понятых.

8. Женщины, находясь в изоляции, терпят экономическую зависимость от мужей, не имеют возможности уехать к родственникам, не имеют возможности оплатить квартиру, поэтому здесь должен очень сурово стоять вопрос о привлечении к наказанию, а именно немедленное отселение агрессора.

9. Сейчас мы получаем в среднем от 10 до 15 звонков в день, и в условиях карантина женщины отказываются проходить освидетельствование в больнице из страха заразиться, отказываются подавать заявление, потому что знают, что меры защиты полиция не предпримет и ей придется снова остаться наедине с агрессором на неопределенный срок. Поэтому они выбирают терпеть и молчать, не заявлять в полицию.

10. Остановлены следственные действия и суды, это усугубляет положение жертв насилия, мы не можем обеспечить срочную правовую поддержку и видим, что на жертв насилия идет давление со стороны подозреваемых. Поэтому предлагаем возобновить работу судов, вплоть до ночных, с целью быстрого реагирования на семейно-бытовой конфликт.

11. В качестве профилактических мер ежедневно выставлять фото задержанных домашних абьюзеров на сайтах пресс-служб полиции. Это отрезвит многих агрессоров, которые привыкли оставаться безнаказанными.

12. Требуем привлекать к уголовной ответственности сотрудников МПС за бездействие и оставление в опасности жертв бытового насилия и детей!

Loading...

27 мая, среда