«Факты насилия в школах нигде не отображаются»: Что не так с безопасностью детей в РК?

Президент поручил вовлечь государство в решение проблем детской безопасности. Но пока чиновники будут выбирать работающие механизмы, в школах будут продолжать травить и обижать детей, и не только в школах. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» изучила положение Казахстана в глобальном отчете о борьбе с насилием над детьми в мире и узнала мнение эксперта по детской безопасности Зарины Джумагуловой о том, что не так с обеспечением прав несовершеннолетних казахстанцев.

«Факты насилия в школах нигде не отображаются»: Что не так с безопасностью детей в РК?
Фото: Unsplash / Taylor Wilcox

Выступая недавно на первой сессии парламента, Касым-Жомарт Токаев заявил, что Казахстану необходимо усилить контроль государства и разработать механизмы по защите детей и предотвращению суицидов и буллинга. Заодно президент отметил, что «институт омбудсмена не в полной мере демонстрирует свой потенциал». Подобные меры неудивительны, учитывая непрекращающийся поток историй о нарушении прав детей, насилии над ними, школьной травле и не особо снижающемся числе самоубийств.

В 2020 году Всемирная организация здравоохранения совместно с ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, специальным представителем Генсека ООН по вопросу о насилии в отношении детей и партнерством по прекращению насилия выпустила глобальный отчет, в котором проанализировала прогресс 155 стран мира в реагировании на насилие над детьми. В частности, эксперты рассмотрели и положение детей и молодежи в Казахстане.

Для начала в отчете по стране отмечено, что в Казахстане нет национальных планов действий ни по жестокому обращению с детьми, ни по сексуальному, школьному, гендерному или подростковому насилию.

При этом авторы отчета отметили, что в Казахстане высок уровень исполнения законов в отношении сексуальных связей с несовершеннолетними и регулирования доступа гражданских лиц к огнестрельному оружию, а также законы регулируют предоставление компенсации потерпевшим и обеспечение юридического представительства потерпевших. При этом нет закона, регулирующего запрет на телесные наказания в любых условиях.

Среди прочего авторы отчета оценили и уровень работы сервисов реагирования и поддержки. Так стало ясно, что в Казахстане на национальном уровне работают службы защиты детей и клинические и психологические услуги для жертв сексуального насилия и для этого существуют как фонды, так и нужные инструменты. Однако уровень поддержки психического здоровья пострадавших оценивается как достаточно низкий, а психологическую работу с преступниками и вовсе не проводят.

Также в Казахстане нет национального плана по увеличению охвата школьным образованием, а помощь детям по защите от сексуального насилия развивается, судя по отчету, лишь на местном уровне. Зато, уверяют эксперты, в РК есть национальные планы по обучению жизненным и социальным навыкам, борьбе с буллингом в школах и снижению уровня насилия со стороны школьного персонала.

С просьбой высказаться о предложении Токаева и уровне вовлечения государства в защиту детских прав мы обратились к главе центра детской безопасности «Ангел», автору курсов «Антибуллинг» и «Личная безопасность pro» эксперту в этих вопросах Зарине Джумагуловой.

Буллинг в школах Казахстана: возраст травли молодеет - CABAR.asia

Фото: edu2025.kz

«С 2016 года я специализируюсь на обучении детей жизненно необходимым навыкам, как не стать жертвой агрессора, насильника, педофила. Детская безопасность — очень широкая тема, и буллинг — одна из форм проявления насилия, представляющего собой реальную угрозу для казахстанских школьников. Проблема буллинга в Казахстане напрямую затрагивает не только безопасность детей в школах, но и делает их менее защищенными перед другими опасными людьми — ровесниками и взрослыми, в реальном мире и онлайн.

Во всем мире с буллингом ведут целенаправленную борьбу с помощью современных методов — популяризации экологичного отношения к чужим границам, навыков неконфликтного общения, обозначения норм и правил, а также определения базовых понятий насилия, буллинга и неприемлемого поведения в школах и других учебных заведениях для всех, кто в нем работает, учится и приводит туда своих детей, — в антибуллинговом кодексе», — объясняет эксперт.

По ее словам, в нашей стране нет ни одной государственной школы, где был бы принят антибуллинговый кодекс (АК), и нет единого протокола реагирования на буллинг. При этом конкретные факты насилия нигде не отображаются и не принимаются превентивные меры по устранению проблемы.

«Например, родители пожалуются классному руководителю на то, что над ребенком в классе издеваются. Каждый учитель сам для себя решает, как поступить в данной ситуации или сделать вид, что все в порядке. Родители идут к директору школы — ситуация не меняется. Что делать дальше? Кто возьмется за решение этой проблемы?

А если мы говорим об учительском буллинге и давлении либо предвзятом отношении со стороны школьной администрации? Тогда неудобного ребенка вместе с такими же родителями стараются перевести в другую школу или на домашнее обучение, если есть особые образовательные потребности. Так быть не должно. Должны быть заданы высокие моральные стандарты поведения со стороны сотрудников школы», — считает Зарина Джумагулова.

Эксперт предлагает создать антибуллинговые комитеты при каждой школе. По ее мнению, в такие комитеты должны входить учителя, родители и сами дети — в качестве антибуллинговых амбассадоров, а с ними и независимые активисты из числа общественности. И, конечно, для такой масштабной работы крайне необходимо участие государства.

«Данная программа должна стать частью более масштабной программы по борьбе с насилием и пренебрежением в отношении детей. В международной практике стремление государства к снижению насилия в обществе реализуется через национальные планы (НП), которые включают в себя семь главных стратегий. Их принятие способствует снижению в обществе показателей насилия по отношению к детям», — говорит Зарина Джумагулова.

Семь главных стратегий 

ПРИМЕНЕНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНОВ. Поддержка и внедрение законов, запрещающих насильственное наказание детей со стороны родителей, опекунов, учителей и других взрослых, наряду с законами, устанавливающими уголовную ответственность за сексуальное насилие и эксплуатацию детей.

НОРМЫ И ЦЕННОСТИ. Признание важности влияния стигматизации общества по половому признаку, уровню способностей, возрасту и другим показателям на уровень насилия в целом и в отношении детей.

БЕЗОПАСНАЯ СРЕДА. Повышение безопасности среды, в которой растут наши дети, может остановить распространение насилия в обществе.

ПОДДЕРЖКА РОДИТЕЛЕЙ И ОПЕКУНОВ. Деятельность социальных служб и общественных организаций включает посещение на дому, групповые мероприятия в общественных местах и ​​другие научно обоснованные социальные программы, ориентированные на родителей и лиц, осуществляющих уход.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УКРЕПЛЕНИЕ СЕМЬИ. Насилие часто можно предотвратить, если улучшится финансовое положение семьи. Есть различные программы, включающие мероприятия, которые укрепляют экономическое положение семей.

РЕАГИРОВАНИЕ И ПОДДЕРЖКА. Предоставление консультационной помощи и терапии жертвам сексуального насилия и аналогичная помощь насильникам. А также меры по поддержке и сопровождению приемных семей, которые осуществляют службы социального обеспечения.

ОБРАЗОВАНИЕ И ЖИЗНЕННЫЕ НАВЫКИ. Увеличение охвата детей дошкольными, начальными и средними школами, а также акцентирование на важности безопасной и благоприятной школьной среды. Увеличивая осведомленность детей о насилии и сексуальной эксплуатации, дети с меньшей вероятностью станут жертвами таких преступлений, что делает жизненные навыки и социальное обучение неотъемлемой частью НП.

«Необходимо иметь конкретные измеримые индикаторы. Если мы в отчете для международного сообщества указываем, что финансовые средства направлены, инструменты внедрения есть, обучение проведено, но не говорим об охвате, то как мы можем оценить, насколько мы продвинулись? Институционально эту функцию необходимо закрепить за омбудсменом по защите прав детей. Команда детских омбудсменов способна создать стратегический план на ближайшие 5-10 лет по борьбе с насилием и планомерно внедрять его», — подытожила эксперт.

Loading...

7 марта, воскресенье